Проект Мы помним-2016/Женское лицо Победы. Сёстры

Материал из Letopisi.ru
Перейти к: навигация, поиск

Иванова, Зинаида Дмитриевна и Фесенко, Тамара Дмитриевна Тамара Дмитриевна и родились в многодетной крестьянской семье Давыдовых в поселке Камышлово Свердловской области. Зинаида была младшей, родилась 5 октября 1926 года, а Тамара на четыре года старше(11 марта 1921 года). В семье было 5 детей, четыре девочки и один мальчик, инвалид с детства. Девочки любили своего брата, и все время нянчились с ним. Отец работал на железнодорожной станции котельщиком, но рано умер, и семья жила бедно, но была скотина, за которой семья с любовью ухаживала. Времени на игры оставалось мало, но Тамара в детстве все время играла с ребятами в школу, и это сказалось в будущем на выборе ее профессии. Она закончила Камышловское педучилище, стала преподавать немецкий язык в школе деревни Калиновка и учиться заочно в Московском институте иностранных языков. Все складывалось отлично в ее жизни: любимый муж, учеба в Москве, любимая работа.

Но все разрушила война. Муж еще за месяц до войны в мае 1941 года был направлен на западную границу. Прощаясь, он ей сказал: «Война - не женское дело. Твой фронт-школа. Учи детишек, им дальше жить». Но Тамара с самого начала войны рвалась на фронт. Каждый день приходила она с рапортом в райвоенкомат. Но прямо при ней выбрасывали ее заявление и юную учительницу отправляли обратно в школу.

ФесенкоТД.jpg
И Тамара решила действовать. Она села в отправляющийся из Еланских лагерей военный эшелон, в продуваемый всеми ветрами вагон - теплушку, с которым прибыла во фронтовую полосу в Подмосковье, где была зачислена в штат медико - санитарной роты, но проработала она недолго. Оценив ее знание немецкого языка, Тамару перевели в штаб переводчиком; обучили и шифровальной работе. Она ничего не боялась: ни артобстрелов, ни бомбардировок. Но в сентябре 1943 года Тамара получила серьезное ранение и контузию после немецкой бомбежки. В московском госпитале после лечения ей предложили комиссование, но она наотрез отказалась.

В этот раз она получила направление в особый отдел военной контрразведки «Смерш» 162 –й отдельной танковой бригады 25-го танкового корпуса резерва Ставки Главного командования. И сразу бой! Тяжелые бои на Сандомирском плацдарме, и снова тяжелая контузия, госпитали, лечение.

В мае 1944 года ее поставили на ноги московские врачи, но в этом госпитали медленно умирал ее любимый муж, которого доставили сюда со страшными ранениями, давшими тяжелые осложнения. Врачи делали все, что могли, но положительных результатов не было. И тогда она, скромная и нерешительная, пишет письмо министру здравоохранения, которое она закончила словами «Если Вы когда-нибудь любили, Вы должны меня понять». И чудо свершилось. Ее принял министр, выслушал, ободрил и дал команду по оказанию максимальной помощи. Она еще на целых два года вырвала мужа у смерти. И это были их самые счастливые годы. И подарком тех лет стала единственная дочь Юля от любимого человека. Но война не кончилась, и она вновь вернулась в свой гвардейский 25-ый танковый корпус. И опять бои. Позади были болота Северо - Западного фронта, Польша, а впереди Германия, Чехословакия, Австрия, Венгрия. Восьмого мая наши передовые части были уже на окраине Праги, и мы остановились в пригороде. Ночью кругом поднялась пальба, крики. Мы выскочили из штаба, и нам сообщили, что Германия капитулировала. Наутро мы проезжали через столицу Чехословакии. Это был самый настоящий праздник. Казалось, что здесь к нему давно готовились: столько было флагов и цветов.

Не только в столице, в любом населенном пункте советских танкистов советских танкистов чуть не на руках носили, угощали от души. Такого массового радушия я в своей жизни больше не припомню. Но нашему корпусу до 12 мая пришлось участвовать в стычках с отдельными немецкими частями, которые прорывались на запад. Несколько дней после капитуляции фашисты продолжали убивать наших парней, гибли и мирные люди. Когда мои внуки спрашивают о войне, то я отвечаю так: «Я подвигов В День Победы ей, хрупкой невысокой девушке, было 23 года, а на груди ее были орден Красной Звезды, медаль «За боевые заслуги ». Тамаре Дмитриевне вручили Благодарность Верховного Главнокомандующего, благодарственную грамоту маршала Конева. Да, ей редко приходилось брать в руки автомат и вести бой, но Тамара Дмитриевна четко делала свое непростое дело. Ее отдел боролся со шпионажем и диверсиями, обеспечивал необходимую боеготовность наших войск и их защиту, осуществлял дезинформацию врага для обеспечения минимальности наших потерь в ходе боевых операций. Она присутствовала на первых допросах генерала А.А. Власова, занималась документацией по этому делу. Ей до сих пор тяжело вспоминать этот судебный процесс Власова и его соучастников, которые ради своих шкурных интересов предали Родину.

По 90-ые годы Тамара Дмитриевна ездила в Москву на встречу с однополчанами.

После войны она прибыла на завод имени М.И. Калинина, где возглавила отдел 65 и женсовет завода. Высокая самодисциплина и ответственность, незаурядный талант организатора снискали уважение заводчан. Пока могла ходить (Она 7 лет прикована к постели), она была нашим частым гостем в нашей школе, и на часах мужества дети слушали с волнением ее рассказ о войне. В последний раз члены Совета школьного музея видели ее на территории завода в канун Дня Победы и удивлялись, с каким уважением к ней обращаются. Но пришла беда, и столько мужества надо, чтобы лежа жить. 7 лет она мужественно переносила свой недуг, а 16 декабря 2014 года ее не стало. Спасибо Вам, дорогая Тамара Дмитриевна, за мир на земле, который Вы отстояли в свои молодые годы.

Иванова, Зинаида Дмитриевна

ИвановаЗД.jpg
Зинаида Дмитриевна всегда гордилась своей сестрой и во всем подражала ей.

В детстве она подчинялась Тамаре во всем: играла в школу, учила немецкий язык, хотя ей не нравилось работать над словами, но что не сделаешь ради сестры. Ей по ее боевому характеру нравились подвижные игры. Ей было всего 16 лет, когда началась война. Ей хотелось на фронт, ведь сестра там, а чем хуже она. Она проторила дорогу в военкомат, но безуспешно. Зинаида устроилась швеей – мотористкой, а по вечерам ходила на курсы шоферов, которые она окончила в августе 1943 года. В декабре пришла повестка из военкомата о призыве в действующую армию. Маме побоялась сказать, что едет на фронт, только потом в письме просила у нее прощение. Думала, что везет эшелон их на передовую, а он остановился в городе Куйбышеве. Здесь, в Куйбышеве, работала в моторном цехе на ремонте машин, потом служила на складе боепитания. Так и не сумела попасть Зина на фронт, война кончилась. За участие в войне получила медаль «За Победу над Германией» и юбилейные медали. С однополчанами не получилось встреч: состав в Куйбышеве менялся часто, и только со своей землячкой из Камышлова Екатериной Старковой иногда встречались. После войны поступила на завод имени М.И.Калинина в цех № 39, сначала работала в бюро техдокументации, с 1967 по 1980 до выхода на пенсию трудилась старшим техником в цехе №94. Ее жизненная активность не давала ей спокойно отдыхать, ей нужно было действовать. И дело нашлось. Ее выбрали председателем Совета ветеранов при 6-ом домоуправлении - самом большом по численности состоящих на учете ветеранов. Ветераны сразу потянулись к ней, телефон ни на секунду не замолкал более 10 лет. Ее наставническая работа с учащимися нашей школы была неоценима. Но и ее настигла беда: более года не выходит Зинаида Дмитриевна из дома - подвели ноги. И сейчас общение идет только по телефону. Она искренне радуется, когда прибегаем мы к ней и поздравляем с разными праздниками. Трудно ей представить, что без нее проходят мероприятия на заводе, в школе, в ДК Лаврова, где собираются ветераны. Больно ей сознавать, что и к своей сестренке она не добежит. Ее телефон - ее спасение.

Персональные инструменты
Инструменты
Акция час кода 2018

организаторы проекта