Воспоминания сына Сергея Ивановича Данилова

Материал из Letopisi.Ru — «Время вернуться домой»
Перейти к: навигация, поиск

Просим набраться терпения: страница редактируется. Спасибо!




Файл:122.jpg
Семья парикмахера Данилова

«Мой отец был известный всему Суздалю парикмахер, что совсем не удивительно для такого небольшого городка. В те времена в городе было 2 частных парикмахерских. Одна из них содержалась С.И.Даниловым, другая – В.Д.Добродеевым.

Наша парикмахерская находилась в квартире, где мы жили, на улице Ленина д.76, напротив школы. Парикмахерская В.Б.Добродеева была против угла торговых углов, перед базарной площадью. Парикмахеры были большими друзьями, и я часто видел их вместе. Отец был мастером по многим видом работ: стрижка, завивка, бритье, укладка причесок, изготовление женских кос, париков и т.д. В парикмахерской на столике всегда находились: шахматы, шашки, журналы, газеты – чего не всегда увидишь в современных парикмахерских. Я частенько заходил в парикмахерскую и подметал пол шваброй. При моем маленьком росте это вызывало улыбки на лицах клиентов и всевозможные шутливые советы. Отец давал мне за работу 10-20 копеек, так что на мороженое я зарабатывал самостоятельно. Вечером после работы семья отдыхала, все сидели на лавочке перед домом (так было принято). Иногда отец читал какую-нибудь книгу или всей семьей играли в лото. Бывало, слушали гитару, на которой виртуозно играл В.Б.Добродеев, исполняя старинные песни и романсы. Дома у нас была большая библиотека. Полное собрание сочинений большинства классиков и журналы: «Нива», «Пчела», «Солнце России», «Новь», «Вокруг света» и д.р.

С.И.Данилов с В.Д.Добродеевым

За баловство мне иногда доставалось по заслугам от отца. «Посредником между нами всегда был шпандырь, с помощью которого правят бритвы и, как я теперь знаю, воспитывают детей. И вот в эту нормальную уравновешенную жизнь пришло страшное горе...

Был воскресный весенний, солнечный, праздничный день 8 марта 1938 года. Отец ушел в магазин за одеколоном. В его отсутствие пришли два милиционера, и, предъявил ордер, начали обыск. Пришел отец и старший наряда объявил, что папа арестован и предложил сдать оружие. Отец ответил, что кроме бритвы у него другого оружия нет. Я принес свое детское ружье.

Закончив обыск и ничего, не обнаружив, милиционеры приказали собираться: взять кружку, ложку, смену белья, папиросы. После всего этого отца увели в милицию. Судила отца тройка, осудили по 58 статье (контрреволюция). Мы зашли в комнату разделенной на две половины решеткой из стальных прутьев. С одной стороны мы, с другой – отец. Мы все смогли, только ухватится за его протянутые руки. Через минуту его увели. Ночью папу и других арестованных в крытой машине повезли в сторону Владимира. Как потом из писем мы узнали, он был отправлен на строительство Беломор-Балтийского канала. Там отец работал парикмахером.

В начале Великой Отечественной войны отца и других заключенных перевели в г.Соликамск, где он работал до 1943года. Так как война еще продолжалась, то освобождение считалось условным. Заключенных освобождали, но оставляли работать по месту заключения. Отец стал присылать нам по небольшой сумме денег. Так продолжалось до 1945 года. В том году отец приехал в Суздаль и стал работать в городской парикмахерской. В 1949 году его снова арестовали. И выслали на поселение в Красноярский край, Абнский район, село Апано-Ключи, где папа и умер от болезни печени в 1958 году, на руках мамы и моей сестры Гали, которых он вызвал письмом, почувствовав приближающийся конец. Свой жизненный путь он закончил в качестве сторожа колхозного добра.

После ареста отца в 1938 году жизнь нашей семьи становилась все хуже и хуже. Нам приказали убираться из квартиры на все четыре стороны. Таким образом, женщина с 3 детьми осталась без жилой площади. Нас приняла к себе Мария Сергеевна Сергеева – сестра отца (по ее словам на отца донес В.Б.Добродеев, дабы «убрать» конкурента). Люди относились к нам по-разному. Одни открыто издевались, другие подчеркнуто не замечали, третьи украдкой, шепотом сочувствовали. Мне отказали в приеме в комсомол. Некоторые учителя относились ко мне холодно, другие помогали. Из хорошего ученика я почему-то … стал плохим.

Анализируя свои впечатления, вспоминая знакомых, я пришел к выводу, что мой отец был мастером своего дела старой закалки. Имея 4 класса образования, он очень любил и знал русскую литературу, интересовался театральным искусством, высокое самообразование, трудолюбие, честность и порядочность ставят его в разряд доброй, старой русской интеллегенци. Может быть, что вероятнее он стал жертвой проводившейся борьбы с «остатками капитализма». В настоящее время Сергей Иванович Данилов, мой отец, реабилитирован, и признан не виновным».

Персональные инструменты
Инструменты
Акция час кода 2018

организаторы проекта