Соколов, Борис Николаевич

Материал из Letopisi.Ru — «Время вернуться домой»
Перейти к: навигация, поиск
Соколова Александра Проект Мы помним 2009 Соколов2.jpg
Bronze soldat.jpg

Дата рождения: 27 сентября 1924 года

Борис Соколов - родился в г. Горького 27 сентября 1924 года. Его родители - Николай Михайлович и Татьяна Михайловна — работали на Горьковском масложировом комбинате.

Мама занималась мыловарением, а отец начинал кочегаром, а впоследствии, стал шофёром. Семья проживала в Гордеевке. Кроме Бориса в семье Соколовых была ещё младшая дочь.

В 1931г. Борису исполнилось 7 лет, мама записала его в «нулёвку». Родители отвели мальчика в школу, которая располагалась в помещении Смоленской (Строгановской) церкви. В те годы многие храмы города были либо закрыты и превращены в склады, клубы, либо уничтожены. Смоленская церковь была преобразована в школу: колокола были сняты, кресты убраны, стены обделаны тёсом, поставлены парты, сделаны классы. Из школьных предметов Борис Николаевич вспоминает уроки пения, где ученики учили и исполняли революционные песни. Большое внимание уделялось изучению истории Советской страны. Преподавание было очень идеологизированным. Каждый ученик с начальных классов изучал биографию «вождя мирового пролетариата» Владимира Ильича Ульянова (Ленина); знал высказывания Ленина, которые становились крылатыми выражениями, общегосударственными лозунгами и руководством к действию. До сих пор Борис Николаевич цитирует многие из этих фраз. С теплотой вспоминается и первая учительница - Валентина Ивановна.

Когда заканчивались школьные занятия, ребята выходили на улицу. А у школы стояли пожилые женщины и молились. Детям приходилось слышать упрёки в свой адрес. Их называли «греховодниками», «безбожниками». Было неприятно слышать подобные высказывания, но эти дети были действительно другими, это было новое поколение - молодое поколение Советской страны.

После завершения начальной ступени обучения расположенной ребят из школы, расположенной в здании церкви, перераспределили : дети из семей рабочих продолжили обучение в школе имели 15-летия Комсомола, а из семей интеллигенции - в гимназии.

Соколова Александра Проект Мы помним 2009 Соколов1.jpg

Однако закончить школу Борис не захотел. С 7-го класс он перестал посещать занятия.

У Бориса появилась мечта: он хотел стать сталеваром и работать на заводе.

В 1940 году в возрасте 16 лет его мечта частично осуществилась. Он поступил на завод «Новое Сормово» в качестве помощника сталевара. Настоящим сталеваром он так и не смог стать. Не столько потому, что был хрупкого телосложения, и взрослые коллеги первоначально не доверяли Борису ответственные поручения; сколько по причине, которая заставила изменить планы миллионам советских молодых людей.

Рано утром 22 июня 1941 года жители города Горького, как и многих других городов СССР, услышали по радио тревожное сообщение советского информбюро о начале Великой Отечественной войны. До сих пор отчаянный, призывный и твердый голос Левитана тревожит душу, вызывает слезы каждого ветерана, каждого пожилого человека, чье детство неразрывно связано с войной. Не оставляет этот голос равнодушными и сердца современных школьников. Этот акт был нарушением Пакта Молотова - Риббентропа о ненападении. Это было полной неожиданностью для советского руководства. Значительная часть советских войск в тот момент находилась на востоке. Западная граница СССР была практически не защищена. На советскую страну напал очень сильный и страшный противник, которому вынуждена была покориться вся Европа. И теперь эта огромная армия, вобравшая в себя человеческую и материально -техническую мощь Европы, шла на Советский Союз. Уже в первые дни войны советские люди узнали о падении западных приграничных городов СССР. Через три недели были оккупированы Литва, Латвия, Белоруссия, значительная часть Украины, Молдавии и Эстонии.

Так началась Великая Отечественная война советского народа. Она будет продолжаться 1418 дней и ночей - почти 4 героических и трагических года. Это война искалечит судьбы многих советских людей. Не станет исключением и Борис Соколов.

В первые дни войны семнадцатилетний юноша получил повестку из Канавинского райвоенкомата явиться на приписку. Борису Соколову предписывалось пройти медицинское освидетельствование, которое показало, что он годен для военной службы. Тогда же начальник Второй части Канавинского райвоенкомате Индейцев дал Борису поручение разнести призывные повестки по улице Марата и Ярмарке. С этим первым в своей жизни взрослым военным поручением юноша справился. Разносить повестки пришлось даже по ночам. Дело не допускало отлагательств.

Потом была работа в цеху завода «Новое Сормово» до 27 сентября 1942 года. В этот день Борису исполнилось 18. И уже на следующий день пришла повестка явиться в райвоенкомат. Перед юношей встал серьезный жизненный вопрос: взять бронь на заводе и продолжать трудиться в тылу или пойти на фронт. Как многие молодые люди той великой поры он решил: его место в рядах бойцов действующей армии. 1 октября 1942 года с небольшим вещевым мешком, где заботливыми мамиными руками были уложены личные вещи и буханка хлеба, Борис стоял у призывного пункта в Канавино.

Соколова Александра Проект Мы помним 2009 Соколов3.jpg

2 октября 1942 года был призван на военную службу и направлен в Песочинскую военную часть, расположенную в Костромской области, в 21-й учебный снайперский полк.

Условия пребывания в части были очень тяжелыми. Курсанты жили в землянках без света. Единственным источником света были зажжённые лучины. Спали на нарах, которые были сделаны из жердей разного диаметра. Лежанка получалась грубая и неровная. Первоначально питание было неплохим, но с течением времени запасы становились всё более скудными, и питание ухудшалось. Запас посуды был также ограничен; её не мыли, поэтому из одной и той же посуды сразу друг после друга кушали несколько курсантов. Было грязно и некомфортно. Впоследствии питание ограничилось лишь овсянкой, которую ели из жестяных банок. Завтрак был в 12 часов.

Около шести месяцев курсантов не переодевали в военную форму. Они ходили в той одежде, в которой прибыли из родительского дома. Через полгода верхняя одежда изрядно износилась.

И внешний вид, и внутреннее состояние курсантов были подорваны. Вшивые, грязные, полубольные - они представляли жалкое зрелище. Из 200 человек 70 были настоящими «доходягами». Когда в части проходили очередные смотры со стороны командного состава этих «доходяг» прятали в сарай, где хранились лыжи. В таком удручённом состоянии курсанты подошли к первому экзамену.

В конце апреля - начале мая 1943 года в военной части был проведён теоретический экзамен. До этого момента юноши в основном занимались практической выучкой. Изучали устройство и функциональные возможности автоматов Калашникова, пулемёта Дегтярёва, разнообразных винтовок и других видов оружия, чтобы каждый молодой человек мог свободно пользоваться этими видами оружия. После экзамена курсантов разделили на две части: больных и ослабленных — отправили домой к родителям для поправки здоровья, а всех остальных - поставили на усиленное питание и стали готовить к отправке на фронт.

Борис, несмотря на свою худобу, оказался сильным и выносливым человеком. Он оказался в числе тех курсантов, которые выдержали все испытания. Ему было присвоено звание сержанта.

В числе других молодых военных, готовящихся к отправке на фронт, Соколов был поставлен на усиленное питание. Завтрак, обед, полдник и ужин - стали обычным явлением. Это было уже полноценное питание, хотя оно не отличалось разнообразием. Овсянка, хлеб, масло, чай - составляли основные продукты питания будущих защитников страны.

12 июня 1943г. по тревоге все солдаты, сержанты были подняты и отправлены на железнодорожный вокзал в Нерехту. Весь путь до станции протяженностью 35 км воины шли строевым шагом под звуки марша.

А потом их погрузили в «телячьи» вагоны и отправили в г. Загорск под Москву. Там Борис Соколов столкнулся с настоящими, страшными признаками войны. Курсантов разместили рядом со школой, где располагался госпиталь. Взору предстали десятки раненых солдат: русских, украинцев, казахов, узбеков. Молодые люди воочию столкнулись с человеческими страданиями, болью и отчаянием. 22 июня 1943 г. вновь по тревоге курсанты были подняты и отправлены ещё на 300-350 км вглубь театра военных действий на Степной фронт (командующий - И. С. Конев).

Соколова Александра Проект Мы помним 2009 Соколов4.jpg

Степной фронт встретил пополнение тишиной и спокойствием. Солдаты невольно спрашивали друг у друга: «А с кем воевать?». Им был дан приказ копать окопы. Борис Николаевич вспоминает сюжет, когда советскими разведчиками был захвачен в плен немецкий «язык». Во время допроса он, плюнув в лицо переводчика, заявил: «Вы хорошо воюете только зимой, а мы - летом! Вам холода помогают. Мы все равно победим!».

Да, действительно, в начале войны преимущество в оружии, орудиях, воинском обмундировании было на стороне немцев, но к 1943 году советская армия улучшила своё положение: появились знаменитые «Катюши», новые виды зенитных установок, самолёты. Фашистам теперь противостояла мощная армия великой страны.

5 июля 1943 года за несколько минут до начала немецкого наступления почти 19 тысяч советских орудий нанесли сокрушительный удар по местам сосредоточения приготовившихся к бою германских войск. В результате враг понес большие потери и смог начать наступление лишь спустя несколько часов, причем в действие пришлось привести все свои резервы.

Наступление немцы начали с Орши и Белгорода. Наступление основных сухопутных сил немецкой армии сопровождалось многочисленными авиационными налетами на русских. За 200 метров до расположения части Соколова Б. Н. неоднократно сбрасывались снаряды («куда попало»). В ответ начался обстрел немецкой авиации с помощью «Катюш» фугасными снарядами.

Земля содрогалась и горела под ногами советских солдат. Огромная радость и восторг вызывали моменты, когда удавалось подстрелить немецкие самолеты и захватить катапультировавшихся летчиков противника.

10 июля пошли дожди. Налеты прекратились.

12 июля были в Мценске. Советских воинов встретили заброшенные полуразрушенные улочки города, интерес у солдат вызвали дома - мазанки с соломенными крышами, глиняными полами. Мало домов уцелело.

5 августа были освобождены Орел и Белгород. Это была великая победа, вдохновившая советское руководство, а самое главное - советских солдат - на новые победы.

16 августа Борис Соколов был ранен в колено правой ноги. Это было сквозное ранение. Ему удалось уползти, иначе был бы добит шальными пулями. Заполз в чей-то огород, схоронился в чесночных грядках. Чесноком и питался в течение нескольких дней, пока немцы не отступили. После боя, как правило, санитары объезжали на машине, либо на лошади места сражений и подбирали раненых. Борису Николаевичу повезло. Он был спасён.

Его обнаружили, подобрали и отвезли в полевой госпиталь. Это была большая брезентовая палатка. Внутри стояли 10 операционных столов. На них санитары из казахов и узбеков помещали раненных на столы и готовили к операции. Под местным уколом, наркозом военные хирурги делали операции, творили настоящие чудеса.

После операции Бориса Николаевича отправили в Тулу. Везли раненых на «телячьих» вагонах. В Туле их выгрузили на платформу, а затем поместили на трамвай. С помощью этого мирного вида транспорта раненых по городу доставили в здание какого-то ВУЗа, где расположился госпиталь. Соколову было отведено место на сцене, у кафедры в огромной аудитории.

Через месяц Бориса в санаторном вагоне специально оборудованного состава отправили в казанский госпиталь. Тогда ему шел девятнадцатый год.

Женщина - врач, начальник хирургического отделения, распорядилась положить его в офицерскую палату. Борису очень повезло. Уже, находясь в госпитале, в конце сентября 1943 года раненые бойцы узнали о полном освобождении Орловской и Курской земли. 7 ноября отмечался как великий праздник, все были в хорошем, приподнятом расположении духа.

Хорошее питание, эффективное и качественное лечение дали свои результаты. В ноябре 1943 года был снят гипс. Борис ходил на массаж и другие процедуры, чтобы нога вновь приобрела подвижность, сгибалась.

Когда курс лечения завершился, группа военных из казанского госпиталя была направлена на военно-медицинское освидетельствование. Вердикт, вынесенный врачебной комиссией, звучал лаконично и четко: «Годен к военной службе!». Но прежде полагалось отдохнуть. И Борис Николаевич был отправлен в Горький, домой. Радостна и трогательна была встреча сына с родителями, но долго засиживаться дома Борис не захотел. Через два дня он отправился на железнодорожный вокзал к коменданту, чтобы зафиксировать свое временное пребывание в родном городе после ранения. Бориса направили в Красные казармы, а затем на стеклозавод. Жили в бараках. Именно туда прибыли военные из 10-го танкового учебного полка с приглашением выучиться на механика-водителя Т-34. Борис Николаевич согласился, согласился еще и потому, что у него была надежда еще какое-то время побыть дома (на территории Сормово).

В мае 1944 года Борис Соколов успешно сдал экзамен на вождение. Но судьба вновь привнесла коррективы. Танкист попал не на фронт, как все его однокашники, а на больничную койку на целый месяц с двусторонним воспалением легких. А всё юношеская беспечность и вера в свое недюжинное здоровье («Прилег на землю и заснул. Думал, что майские ночи такие теплые»). Затем был еще один месяц отпуска. Когда Борис вернулся в часть, то никого уже не было. Все уехали на фронт. К декабрю 1944 года была сформирована новая команда. В Козино на 112 заводе Борис получил машину Т-34. Была сформирована команда: командир экипажа, наводчик, заряжающий, стрелок, механик-водитель. На поезде экипажи и машины были доставлены во Львов (Западная Украина). От Львова они добрались до предместья Карпат. Борис увидел прекрасные Карпатские горы, польские посёлки, католический храм. Все это было интересно и непривычно для русского человека. 7 января советские солдаты неожиданно для себя стали участниками рождественских гуляний. Задор, веселье, гостеприимство местных жителей не могли никого оставить равнодушными.

Так Борис оказался на 1-ом Украинском фронте (командующий - И.С. Конев).

10 января 1945 года танкисты 4 танкового корпуса (командир Полубояров) двинулись к передовой.

12 января 1945 года перед началом выступления состоялся митинг. Перед танкистами выступил командующий бригады. Закончил он свое выступление фразой: «До Берлина!!!».

Наступление началось. Оборона немцев была прорвана. Советские танки двинулись в прорыв. Взвод, где находился Борис Соколов, был оставлен на месте с той целью, чтобы в случае кольцевого маневра немцев с целью окружения русских суметь дать им достойный отпор и предотвратить окружение.

Именно так все и произошло. Для немецких войск, которые пытались замкнуть кольцо окружения, было полной неожиданностью появление советских танков и, самое главное, встречный огонь танковых орудий. Среди немцев началась паника. А в это время бригада, где служил Соколов, въехала на территорию «лагеря смерти», который тянулся от Сандамирского плацдарма до Кракова. Там были люди различных национальностей. Ужасные условия пребывания пленных можно было представить себе по тем страшным картинам, которые увидели танкисты.

По рации поступил приказ догонять основные части танкового корпуса и подойти к Кракову. В городе действовали партизаны, поэтому к моменту вступления советских войск в Краков город был свободен от немцев. Советскую армию встречали как победительницу. Букетами цветов засыпали поляки воинов-освободителей, воинов-героев.

Катовицы - следующий населенный пункт, в который вступила советская армия. Впереди шли головные машины, которым определено было первыми войти в город. С остальными танками связь поддерживалась с помощью рации. Но воспользоваться ей танкисты головного дозора не успели. Еще не забыв о вхождении войск в Краков, советские машины вошли в Катовицы. Однако события развивались по иному сценарию. В городе оказалось еще много немецких частей. Именно они встретили русские танки встречным огнем. Машины и люди были сожжены. Это была настоящая трагедия.

Подтянувшиеся советские танки перешли в наступление.

Лишь 19 января Катовицы были освобождены от немецких захватчиков.

А 22 января 1945 года - освобождена Варшава. Затем началось форсирование Одера.

Немцы отступали по всем направлениям. Отступая и оставляя дома, они вели не менее тяжелые бои, чем в начале войны. Но судьба фашистского руководства и немецко-фашистской армии была предрешена.

Вместе со своим экипажем Борис Николаевич дошел до города Бреславы. Гражданским немцам некуда было бежать. Они прятались в домах, бомбоубежищах, пытались спасать свои семьи. Но сколь велики были удивление и благодарность немецких женщин и детей, когда вместо верной смерти от рук советских воинов их ждал горячий вкусный обед.

Советские танки двигались дальше за Бреславу. На территории Германии началось очередное наступление. Машина Соколова шла по левому флангу вдоль кладбища. Когда советские танки поднялись в гору, то попали под обстрел пушек. Дав задний ход, Соколов случайно въехал на кладбище, и в этот момент на люке взорвался снаряд (очевидно минометный). Борис Николаевич почувствовал, что ничего не слышит. Сначала что-то зашумело в ушах, а потом наступила полнейшая тишина.

Однако, после сообщения этого факта командиру экипажа, бой был продолжен. Координировали действия механика-водителя с помощью толчков в плечо. После боя Соколов был снят с машины. Однако его надеждам на то, что он сможет, наконец-то, хотя бы выспаться, не суждено было осуществиться. Его вновь разбудили и посадили в машину. Был дан приказ ехать по направлению к домам. Там необходимо было встать в засаду. В это время минеры расчищали путь для наступления советской армии. Поэтому выспаться Борису так и не пришлось. Но слух постепенно возвращался. Как будто судьба хранила его.

Память ветерана хранит такой трагикомический сюжет: однажды утром, часа в 4, в один из тех дней, когда Борис сидел в засаде, к нему подбежал зампотех батальона. Он спешил сообщить танкистам трагическую весть о гибели «Кудрявого». Но каким было его удивление, граничащее с испугом и радостью, когда на встречу к нему из танка вылез сам «Кудрявый» - Соколов Борис, живой и невредимый. В народе бытует поверье, что если о живом человеке безосновательно и случайно говорят как об умершем, «заранее хоронят», то он обязательно проживет долгую и счастливую жизнь. Быть может в этом есть своя правда?..

Был и другой сюжет, который Борис Николаевич не может забыть по сей день. В ночь перед началом последнего решающего наступления Борису приснился сон, в котором он видел маму. Она как — будто незримо сопровождала и хранила его в этот ответственный момент жизни. Наступление началось 25 января 1945г. Пехота засела в окопах, выкопанных теперь уже в немецкой земле, а в бой первыми пошли оставшиеся целыми после стольких боев и обстрелов танки. Бой проходил на очень сложном участке почвы. Передвигаться на мощных машинах приходилось по торфяной почве. В ходе боевых действий по ночам, когда был перерыв в бое, немецкие лазутчики подбирались к русским танкам и подрывали их. К тому времени уже сказывалась нехватка членов экипажей танков, отдельных специалистов, в частности - стрелков. Командирам экипажей приходилось выполнять несколько функций одновременно. У некоторых машин были выведены из строя пушки, тогда их заменяли пулеметами.

25 февраля 1945 года в ходе боя танк, который вёл Борис Николаевич, был подорван. Скорее всего, это произошло от разорвавшейся с левой стороны танка гранаты. Борис вновь был ранен. Командир экипажа покинул танк. За ним машину покинули заряжающий и наводчик. Борис Николаевич остался внутри танка. Сколько времени он пробыл там в бесчувственном состоянии, сказать сложно. Но он пришел в себя и, набравшись мужества и физических сил, выбрался наружу. Вывалившись из люка, он услышал поблизости немецкую речь. Продолжалась беседа недолго, и вскоре всё затихло. Немцы прекрасно понимали, что могут стать лёгкой мишенью для прицельного огня русских солдат. Борис заполз за правую броню танка, сзади от трансмиссии. Упав, он застонал от нестерпимой боли. Рядом оказались советские десантники. Они настойчиво потребовали его замолчать, так как погибнуть могли все. Немного позже они взяли Бориса за руки и потащили его к месту расположения нашей пехоты. Им это удалось. Для Бориса Николаевича это было спасением. А потом был долгий путь домой.

Раненых везли в госпиталь через всю Европу. Вновь пришлось побывать на украинской земле, проехать по побережью Азовского моря. Все госпитали тогда были перегружены, поэтому Борис попал в далёкий от родного дома город Кабулете в 25 км. от Батуми. Госпиталь расположился в бывшем санатории Министерства Просвещения. Условия пребывания и лечения там были неплохие. Теперь оставалось только поправляться. Именно здесь, в госпитале, солдаты и офицеры Советской Армии услышали долгожданную и радостную весть о победе в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 г.г. Весть о победе была встречена канонадой из всех видов оружия, которое было доступно военным в Кабулете. Эта стрельба вызвала сильный испуг со стороны медицинского персонала — аджаров. Но когда все выяснилось, - всеобщей радости не было предела. Борис Николаевич был уволен в запас по ранению 10 июня 1945 года.

Война закончилась. На землю пришёл долгожданный мир. В благодарность за участие в боевых действиях, за мужество, героизм, преданность своему Отечеству Соколов Борис Николаевич был награжден правительственными наградами: орденом «Отечественной войны I степени», орденом «Красной Звезды», медалями «За победу над Германией», «За отвагу».

По возвращении на родину, в Горький, Борис Николаевич начал свой мирный трудовой путь. Сначала на Артиллерийском заводе имени И.В. Сталина в качестве шофера, а затем в Автоколонне №45, заводе имени С. Орджоникидзе. Здесь он работал уже в качестве фрезеровщика и слесаря.

Затем были годы работы на Узловой автобазе станции Горький Горьковской железной дороги. Оттуда в 1989 году он ушел на заслуженный отдых.

За все годы работы Борис Николаевич не имел никаких взысканий, лишь благодарности, награды, ценные подарки и заслуженные премии. За многолетний и безупречный труд Соколов Б.Н. награждён нагрудным знаком «150 ЛЕТ ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ» и медалью «70 ЛЕТ ВООРУЖЁННВХ СИЛ СССР» (указ Президиума Верховного Совета СССР от 1988г.)

Борис Николаевич - удивительный человек. За его плечами годы страшных потрясений, боли и страданий, а он по-прежнему остаётся спокойным, уравновешенным, общительным, небезразличным ко всему происходящему в стране Человеком.

Здоровья и душевных сил Вам, Борис Николаевич!

Персональные инструменты
Инструменты
Акция час кода 2018

организаторы проекта