Преподаватели политеха -выпускники лицея №8 Нижнего Новгорода, участники Великой отечественной войны

Материал из Letopisi.Ru — «Время вернуться домой»
Перейти к: навигация, поиск
комментарий

Павел Эммануилович Сыркин


Профессор кафедры Двигатели внутреннего сгорания, доктор наук Сыркин Павел Эммануилович проявлял главные качества истинного учёного ещё с детских лет. Целеустремлённый, уверенный в своих силах, занимаясь моделированием самолётов, кораблей, аэромобилей и электромоторчиков в школе, демонстрируя их на выставках и побеждая, тогда уже знал, без капли сомнения, что станет инженером. А потому, любимым его школьным предметом была физика и химия, не терпящие приблизительности; ведь точность – неотъемлемая часть в выполнении любого дела, необходимая для достижения требуемого результата. По окончанию школы он без труда определился с выбором института, ведь изменить своему решению, своей мечте он не мог. Но путь к ней был перекрыт войной. В январе 1941года Павла Эммануиловича призывают в армию со второго курса института. Он служил в военно-воздушных силах на границе с Эстонией. В силу высокоразвитого чувства долга перед Родиной, от армии тогда никто не увиливал. Дорога в армию для Павла Эммануиловича стала дорогой на фронт. Зима 1941-1942г.г. была самой тяжёлой за всю Великую Отечественную войну. Все продукты тогда переправляли в блокадный Ленинград. Солдаты голодали. Неожиданно сильные зимние морозы, плохое снаряжение, плохая техника, беспрерывная гибель людей, устаревшие самолёты, непревычно тёмные тревожные ночи в землянках выбивали из колеи; но в победе никто не сомневался. Они верили в страну, в людей. Поддерживание строгой дисциплины, отсутствие распущенности в частях способствовало добросовестному труду, качественной работе; работе за Родину. Пройдя путь от границ с Эстонией до Тихвейна, им приходилось отступать. Они двигались на Запад, через побережье Ладожского озера в Прибалтику. Но всё это время нетерпеливая необходимость ощутить вкус Победы, разбить врага, помогала им в сражениях. Сыркин П.Э. участвовал во взятии Мемеля (Клайпеда), Кёнигсберга (Калининград), Пиллау (Балтийск). Роль каждого в Великой Отечественной войне была значима. Все стремились к победе, жертвуя собой: одни – сражаясь в боях, другие – обеспечивая исправность техники, третьи – трудясь в тылу. Павел Эммануилович Сыркин в первые дни войны был шофёром. Приходилось проводить на колёсах несколько дней подряд. Порой машины застревали в болотах, но взаимовыручка, целеустремлённость и поддержка всегда выводили из трудной ситуации, ведь расслабляться было нельзя, потому, что от их работы зависела работа лётчиков – они перевозили детали для самолётов. Павел Эммануилович был водителем на «дороге жизни» через Ладожское озеро. Им приходилось пробиваться через окружение блокады Ленинграда. Это были суровые дни. Работали только ночью – трассу обстреливали. П.Э. Сыркин хотел быть лётчиком. По состоянию здоровья его не взяли, но война проходила для него в неразрывной связи с аэродромом. Ночью он отвечал за освещение взлётно-посадочной полосы (на его машине устанавливали прожектор). Ему приходилось быть и мотористом. Каждая минута проводилась в напряжении – необходимо всегда быть на чеку. Машины тогда были старые и их надо было ремонтировать. Ведь от состояния техники зависел исход войны. Немецкую границу Павел Эммануилович переходил уже, будучи комсоргом авиационной части. В его обязанности включался обход части. Бывало, что ночью объявляли тревогу: «Немцы!!! – а их нет». Упорство и вера молодых ребят помогали выживать.За всю войну Павел Эммануилович ни разу не был ранен. Он и его товарищи не верили в погибель. Ступая по Германской земле, их не охватывало ощущение страха. Утоляя чувство любопытства, возникающее от близости невиданных ранее земель, они общались с местным населением и шли на запад. Им было интересно «проехаться» по «далёкой» Германии. Победа была уже «в кармане». Сыркин П.Э. встречал её, будучи в резерве. В другой исход войны он не верил никогда. Научное любопытство, упорство и целеустремлённость – главные качества истинного учёного. Первое, что он сделал по возвращению домой – помылся и через два дня пошёл в институт вперёд к своей мечте. П.Э.Сыркин стал инженером. Одним из его изобретений стал V-образный 8 цилиндровый двигатель, который продолжает изготавливаться до сих пор и используется в автобусах ПАЗ. Павел Эммануилович – человек, умеющий ставить перед собой цели; а потому, вопреки суровой правде войны, реализация своей мечты для него не стала возможной.




Юрий Николаевич Соколов

комментарий

Лауреат Ленинской и Государственной премии Юрий Николаевич Соколов внёс выдающийся вклад в развитие радиолокационной техники. В1950 году после окончания Горьковского политехнического института он пришёл в С.К.Б. завода имени В. И. Ленина (преобразованное потом в НИИ радиотехники) и здесь проработал почти 40 лет, до своей трагической гибели в июне 1988 года. Юрий Николаевич был одним из тех, для кого юношеское увлечение радиолюбительством, столь распространенное в 30-е годы, определило дальнейший выбор жизненного пути. Это был человек решительного характера с чувством достоинства и бескомпромиссности, проявляющийся еще в школе. В 6-м классе он отказался писать сочинение на тему “Мой герой – Павлик Морозов”. Пионер Павлик Морозов донёс на своего отца, который во время продразвёрстки спрятал хлеб, чтобы семья не погибла весной с голоду. На примере этого пионера воспитывалось не одно поколение. Юра объяснил свою позицию учительнице: не хочет он походить на Павлика Морозова, так как тот – предатель, и никаких чувств у него кроме презрения не вызывает. Второй конфликт в школе произошел у Юры в страшном 1937 году. Это было время, когда, по словам современников во всей стране искали врагов народа, арестовывали многих известных в городе людей. Каждый день кто-то не приходил в школу: родителей сажали, а детей отправляли в детские дома. Подозрительность охватила всех, и доносительство стало нормой. Юре было 15 лет. Он учился в 8-м классе и был членом комитета комсомола школы. Секретарь комитета заболел, и Юра временно его замещал. Один из одноклассников написал директору школы донос о том, что Соколов скрыл своё буржуазное происхождение (его дед был полковником царской армии). Следовательно, ему никак нельзя доверять руководство комитетом комсомола. Срочно собрали комсомольское собрание, на котором присутствовал секретарь райкома комсомола. На собрании Юра сказал, что он ничего не скрывал. Дед его, действительно был полковником царской армии, но после революции он перешел на сторону красной армии и сражался на стороне красных. Это было написано в анкете и в любой момент можно было проверить.

Юрий Николаевич слыл в школе человеком кристальной честности, пользовался у ребят авторитетом. “Авторитет добывай себе сам, своим умом и поступками” – Ю. Н. Соколов знал это с самого детства. По окончанию школы он поступил в Политехнический институт на радиофак. Учился очень хорошо и все 5 лет руководил научным студенческим обществом. Ю. Н. Соколов был призван в армию в 1940 году (тогда ему было 18 лет) и служил под Ленинградом. В день начала войны, в воскресенье 22 июня 1941 года, Юра и его мама гуляли по Невскому проспекту (Мария Владимировна приехала навестить сына). С первыми словами речи наркома иностранных дел Молотова, Юра понял, что должен тут же вернуться в свою часть, которая стояла в Петербурге. Марии Владимировне же надо было возвращаться в Горький. Проводить маму Юра не смог и поэтому очень тревожился о её судьбе. Позже, в письме домой он написал: “Я сразу понял там, на Невском, в чём дело. Хотел осторожно рассказать тебе. А остаться, понимаешь, не имел никакого права перед Родиной. Потом очень долго мучился, что оставил тебя одну, не знающей всей истины Прости мне мамочка такую жестокость, но я не мог иначе”. Понять весь ужас войны мы не сможем никогда, но ощутим её страшную силу тогда, когда осознаем, как в первые же недели она приводила к мыслям о самоубийстве людей, сильных духом и телом; говоря о том, как было им тяжело переносить эти нравственные страдания и муки. Сомнения в верности пути, по которому вёл страну Сталин, впервые появлялись именно тогда. А потому каждого, кто хранил в себе чувство сопротивления, кто боролся, можно считать героем. Призванный в армию за год до начала Отечественной войны, Ю. Н. Соколов был сразу же направлен радиошколу и с первых дней войны и до её конца обеспечивал связь в боевых порядках войск непосредственно на передовой.

В письмах от 26 июня 1941 года он пишет: “Меня выпустили из школы радистов старшим сержантом и направили единственного на мощную станцию; наверное, так и не увижу передовой линии, так как моя рация должна быть на расстоянии 50-75 километров от неё”. Характерно, что когда Ю. Н. Соколову, проявившему себя грамотным связистом, предложили вместо действующей армии офицерское училище, он в конце анкеты написал: “Желания учиться в училище не имею, заполняю анкету в силу приказа”. Уже тогда 19-летний юноша осознал меру ответственности офицера за солдат. Ведь согласно воинскому уставу любой приказ надо было выполнять даже в случае его откровенной нелепости, понимая, что это приведёт к гибели. Юрий Николаевич участвовал в обороне Ленинграда, в боях у знаменитой Невской Дубровки, в прорыве блокады, в освобождении Прибалтики. Во время блокады, продлившейся 900 дней, бывало, на фронте солдатам выдавали один сухарь на день; но и это казалось удачей, ведь в Ленинграде, отрезанном от остальной части страны танковыми соединениями ещё вначале сентября 1941 года, были съедены все крысы, кошки, собаки и птицы, люди варили собственные кожаные ботинки. Это был голод войны, унёсший миллионы человеческих жизней. К лету 1942 года с продуктами стало получше. Юра спешил обрадовать родителей, что ежедневно получает 600 грамм хлеба, 65 грамм жиров, 75 грамм крупы. Открытка от 14 июня 1942 года: “Живём мы в настоящее время недурно. Питаемся хорошо. Правда, после Зимовки глаза у нас жадные, но от этого нужно годами излечиваться. Психологически это интересно, а физически – не особенно. Во всяком случае, выглядим хорошо. Даже жирок некоторый начинает откладываться. Жаль, не могу сфотографироваться, а то послал бы в доказательство карточку. Зато я научился ценить такие простые вещи, как хлеб и соль”; (Фотографию свою от вечны 1942года он привез потом, после войны – кожа да кости). Люди, пронёсшие через всю войну чувство заботы о близких (а на войне каждая жертва фашизма была близким человеком), стремившиеся, оградить сердца родных от лишних переживаний, не должны быть забыты, ведь они сделали свой весомый шаг к победе, сохраняя веру в неё, не утратив настроение прежней жизни. Был момент, когда найденное Ю.Н.Соколовым удачное расположение антенн позволило его радиостанции – единственной – обеспечить связь на боевом участке. За это он был удостоин ордена «Красной звезды». Великая Отечественная война сделала всё, чтобы это военное поколение людей стало потерянным. Она отбрасывала их мечты далеко от реальности, путая дорогу ведущую к цели колючей проволокой. Они были сильные духом, отзывчивые, целеустремлённые, преданные делу и дружбе. Какой была бы судьба России, если бы на её пути не стояла вторая мировая война? Она уничтожила потенциальное будущее, но всё же в чём-то помогла другим определить его, ведь война – это неоспоримая реальность. В своих дневниках 1944-1945г.г. Ю.Н.Соколов пишет: “9 декабря 1944г. (22 года, полк стоит в Таллине, Эстония освобождена, часть должна вернуться в Ленинград). Попробую разобраться в своих целях и “смыслах”. Я не пошёл в военную школу. К ней у меня было величайшее отвращение. Почему? Не хотел быть “солдафоном”, пустышкой, не хотел быть зависимым от чужой прихоти. Хотя со временем мог достигнуть определённого положения и материального благополучия. К чему я чувствую призвание? Определённо ни к чему. Какой вид деятельности мне необходим? Экспериментирования. Что меня удовлетворит? Интересная работа, которой я способен отдаться весь. Уважение, ощущение своей ценности для окружающих, звание “лучшего” в своей среде. Материальное благополучие (не хуже других), то есть положение в обществе. Я честолюбив? Нет. Тщеславен? Мелковато, но это так. Мог ли я этого всего добиться будучи в армии? Мог бы, пожалуй. Но мог бы и не получить. Если я закончу вуз, смогу ли я получить всё это? Да, смогу, если удачно выберу профессию (мало шансов), хорошо окончу (тоже мало шансов - половина), сумею попасть на предприятие, где смогу отдаться эксперименту. Очень мало шансов для надежды, если принять во внимание, что мне нечем будет заплатить за учёбу, возможно, нечего будет “кусать” в период подготовки к поступлению в вуз. Путь армии – лёгкий путь. Жертва – человеческое достоинство. Путь “гражданки” – рискованный, голодный, трудный… но в случае удачи буду чувствовать себя человеком. Выдержу ли? У меня нет другого исхода, как выдержать”.

На фронте он был радистом высокого класса и решил стать радиоинженером. Поэтому, после войны, он вместе с немногими уцелевшими сверстниками жадно бросается в учёбу. Целеустремлённость, высоко развитое чувство долга выделяли его и среди студентов и среди молодых специалистов, пришедших в конструкторское бюро, в период, когда решалась сложнейшая задача вывода нашей радиолокационной техники на мировой уровень. Разработка новой техники требует от человека предельного напряжения, сил и полной отдачи. Дипломную работу Ю.Н.Соколов делал в специальном конструкторском бюро (С.К.Б.) на телефонном заводе имени В. И. Ленина. Именно тогда он выбрал себе новое направление в технике – радиолокацию. Эта отрасль только после войны начала развиваться у нас в стране и имела перспективы, с точки зрения Юрия Николаевича и его учителей в С.К.Б. Уже через 3 года он назначен начальником лаборатории №1 С.К.Б., становится одним из основных разработчиков нового поколения локаторов, а с начала 60-х годов в качестве начальника отдела и главного конструктора возглавляет работу по созданию нового “изделия”, превосходившего по своим качествам лучшие зарубежные образцы.

Ю.Н.Соколов был предан делу, которым занимался; он никогда не уходил вовремя с работы, не болтался по пустякам, а всё время неустанно трудился на своём организаторском и научно-техническом поприще. Он всегда был предельно корректен и уважителен к сотрудникам. Он не мог быть другим, ведь на своих плечах он вынес холодную, тяжёлую, безжалостную борьбу за жизнь – за победу. Он видел, как плачет мир.

Сергей Владимирович Рукавишников

комментарий

Родился в Нижнем Новгороде в многодетной патриархальной семье. Еще в школьные годы он увлекался авиамоделизмом и рисованием. Им было изготовлено множество моделей самолетов, а на сохранившихся в семье рисунках можно увидеть портреты друзей, динамичные фигурки спортсменов и мчащиеся автомобили. Именно в эти годы зародилась любовь к автомобильной технике, созданию которой была отдана вся жизнь будущего конструктора. Профессор С.В.Рукавишников родился в Нижнем Новгороде в семье патриархальной и многодетной. Размеренный семейный уклад, требовательная любовь родителей к детям, чёткие обязанности, лежащие на каждом, помогали сохранить семью, несмотря на нелёгкую довоенную жизнь и оказали огромное влияние на формирование характера темпераментного Сергея. Самодисциплина, умение собраться и организовать себя и других, требовательность и отзывчивость помогли в дальнейшем создать коллектив единомышленников, разработавший замечательные машины, помогающие людям в их нелёгком труде.

По рассказам сестёр, подростком, он увлекался авиамоделизмом. Тёмный чуланчик, где он жил, был увешан моделями самолётов. Его привлекали самые, казалось бы, противоположные области изобретательства и конструирования. Так, однажды им была сделана скрипка. Сергей Владимирович отлично рисовал динамичные фигурки спортсменов, портреты людей и, непременно, автомобили. Они были разные, пахли ветром и бензином, мчались по листам ватмана в его будущее, в дело, которому будет отдана вся жизнь. Это 1933 год. С.В.Рукавишникову 16 лет.

комментарий

Энергичный, независимый, самостоятельный, он поступает после восьмого класса школы №8 в электрорадиотехникум. Преподаёт рисование в школе, чтобы заработать на жизнь. Но тревожат его душу скорость и пути-дороги. В 1936 году Сергей поступает в Горьковский Индустриальный институт. Теперь и навсегда, только автомобили – единственная цель, страсть и дело. После окончания института в 1940 году Сергей Владимирович работает на Горьковском автомобильном заводе. Страсть к автомобилям преобрела зримые очертания, но путь к основному делу лежал через войну. Работая на ГАЗе, можно было получить бронь, но С.В.Рукавишников не воспользовался этой возможностью. В июне 1941 года он ушёл на фронт командиром артиллерийской батареи. Ему 24, но в те страшные годы взрослели быстро. Да и как же могло быть иначе, когда на карту поставлены не просто судьбы миллионов людей, а право русской нации на существование, не продолжение своей своеобразной, ни с чем не сравнимой жизни. На карту была поставлена судьба страны, подарившей миру одни из лучших достижений своих детей в сфере литературы, живописи, медицины, философии, техники. Не раз встречала Россия непобедимого, лютого врага лицом. И пусть цена её побед, порой, выходила далеко за рамки ужаса, никто не смог сломить закалённого, как сталь и широкого, как просторы родных полей характера, нрава русского человека. Освободительные войны против монгольских захватчиков, война 1812 года и другие напасти лишь переводили русское общество на новую, более совершенную степень развития, полностью абсолютизируя чувство долга, патриотизма за свою родину, переполнявшее сердца каждого русского человека. Опережая время, подавляя власть врага, оно, приводило общество к новым открытиям, новым изобретениям, которое лишало себя любых возможных поблажек. “Совесть теперь у меня чиста, и я прямо могу смотреть в глаза всем. Теперь я окончательно понял что значит “русский”, и что значит “долг”” – писал Сергей Владимирович с дороги на фронт. “Первая бомбёжка. Метрах в ста от моей машины разорвалась громадная бомба, а потом они посыпались, как горох: и спереди, и сзади, и с боков…” Неумолимое истребление, осуществляемое немцами, уничтожало все силы, направленные лишь на единственную цель – Победа; но эта цель и помогала сконцентрироваться на работе. “Я на новой должности – начальник штаба дивизиона. Я обеспечиваю управление боем, составляю планы операции. Мой предшественник в последнем бою был смертельно ранен. Сумею ли закончить письмо? Время – 3 часа ночи. Перестрелка продолжается. Пишу, даю боевые приказы, делаю указания. Всё перемешалось. Темень ужасная”. Со времён школы увлечённый авиамоделизмом, с детства стремящийся к скорости, на войне он смог прикоснуться к той среде, о которой мечтал. Вот только ужаса смерти в его мечтах не было. В скорости и технике Сергей Владимирович видел ту необходимую силу, которая помогает достигнуть недосягаемых ранее высот, сделать жизнь совершеннее. “С рассветом жужжат ”Мессеры”. Сижу в траншее. Сообщили, что убит командир батареи, через 10 минут такой же участи подвергся ещё один командир”. “Вот уже 3 дня двигаемся вперед. В первый был особенный сильный бой. Земля дрожала от артиллерийских залпов. Творилось что-то невообразимое. Наконец мы прорвали линию обороны и ворвались в немецкие траншеи. Мы хоть и артиллеристы, но приходится действовать вместе с пехотой – прямой наводкой. Сейчас лежу на траве за бугром и наблюдаю, как немцы переходят в контратаку уже в третий раз за сегодняшний день. Много писать не могу…” “Я испытывал бомбёжку, какой ещё не приходилось встречать. Это был ад! 27 бомбардировщиков бомбило эту деревню в одну улицу. Как я остался жив? Повезло!” Большинство погибших на полях сражения в годы Великой Отечественной войны – мальчишки 1923 – 1924 года рождения, ведь на войну они пошли со школьной скамьи. Из каждой сотни этих людей вернулось лишь 3 человека. Но не легче было тем, кто накануне войны получал высшее образование. Заканчивался 1940 – 1941 учебный год. Старшекурсники разъехались на производственную практику, дипломники защищали проекты, студенты младших курсов сдавали последние экзамены. Ничем особенно не отличался с утра этот яркий, солнечный воскресный день 22 июня. Так же, как и прежде группами толпились студенты возле аудиторий, радовались успехам и огорчались из – за неудач своих товарищей. Как и в другие воскресные дни, свободные от экзаменов преподаватели и сотрудники института уехали за город. А в эти часы пламя войны уже полыхало на границах нашей страны. Набатом прозвучало правительственное сообщение о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз. И хотя никто ещё не представлял себе всей глубины опасности, нависшей над страной, сразу посуровели лица, исчезло праздничное настроение. Рано утром 23 июня был проведён в актовом зале массовый митинг студентов, преподавателей и сотрудников института, где его участники единодушно заявили о своей готовности с оружием в руках встать на защиту Родины. В этот же день состоялось закрытое институтское партийное собрание. Один за другим горячо выступали коммунисты, предлагая конкретные меры по оказанию помощи фронту, укреплению тыла. Взволновано прозвучала патриотическая речь студента – дипломника автомобильного факультета Миши Супоницкого. “В обстановке, которую переживает наша страна, каждый из нас должен отдать свои силы и жизнь на благо нашей счастливой Родины. Я и мой товарищ Штейн заявили о желании добровольно идти на войну против фашистской Германии. Разрешите заверить вас, что мы будем бить врага умением, тактикой и оправдаем ваше доверие”. В институте были намечены практические мероприятия по перестройке работы всех звеньев в условиях войны, по оказанию помощи военным организациям в мобилизации в ряды Р.К.К.А., по созданию службы П.В.О., по усилению идеологической работы. В первые же дни войны все коммунисты институтской парторганизации подали заявления с просьбой направить их на фронт. Тогда, из них добровольцами в действующую армию ушло 36 человек. Среди них: секретарь партбюро автомобильного факультета М.В.Супоницкий и дипломник автофака И.Ю.Штейн. Иосиф Юрьевич Штейн погиб (пропал без вести) в октябре 1941 года. Отдал свою молодую жизнь во имя спасения Родины. Родные Штейна вспоминают, что с фронта от него было не более четырёх писем, последнее – в октябре 1941 года. В письмах к родным он писал, что обстановка напряжённая, что наша армия ведёт наступление, тесня фашистов и выбивая их с занятых позиций, и что временами приходилось отходить, но бойцы и командиры стойко и мужественно сражаются с врагом, посягнувшим на советскую землю. Он выражал твёрдую уверенность в победе нашей армии над германским фашизмом.

комментарий

В одном из писем в блокадный Ленинград к своей тёте – врачу, находившийся на последней стадии дистрофии, но продолжавшей работать, И.Ю.Штейн писал, вселяя в неё веру в победу: “…Итак тётя, храбрись. Мы ещё пройдёмся с тобой по улицам Берлина…”. Жизнь на войне – лучший подарок. Военное дело не терпит приближённости. Логика и тактика, присущая людям с техническим складом ума – неотъемлемые условия действий на пути к Победе, на пути к жизни. “В ночь с 23 на 24 сентября нас окружил немец. Мы в лесу. Бой в лесу – страшная штука. Командир полка сказал: “Если останетесь здесь живы, то долго будете жить”” – писал родным Сергей Владимирович. “… мы за Вислой! Это легко написать. А что было! Наш корпус форсировал Вислу первым. 5 армий (из них 2 танковых) брошено было на участок нашего корпуса для расширения плацдарма. Техника, люди, повозки шли сплошным потоком впритирку друг к другу, а немец бил! Бил и бил! Бил с земли, бил с воздуха. Все спешат, кричат, ругаются, лошади беснуются, машины гудят, танки грохочут … а самолёты бомбят и бомбят…” Форсирование Вислы началось в ночь на 16 сентября 1944 года и было неотъемлемой частью в осуществлении Висло – Одерской операции, стратегической целью которой был разгром группы армий “A” (командующий генерал – полковник Й. Гарпе), расположенной в Польше и прикрывавшей жизненно важные центры Германии, с последующим выходом на Одер и создания условий для удара по Берлину. Эту цель намечалось достигнуть двумя глубокими мощными ударами на лодзинском и ченстоховском направлениях, чтобы рассеч главные силы немцев, прикрывавшие берлинское направление и уничтожить их по частям. Политическая цель операции состояла в завершении освобождения польской земли от оккупантов и оказании помощи народу в создании независимого государства. Против немецкой группы армий «А», опиравшейся на систему оборонительных сооружений между Вислой и Одером и насчитывавшей около 400 тысяч человек, более 4 тысяч орудий и миномётов и свыше 1100 танков и штурмовых орудий, 1-й Украинский и 1-й Белорусский фронты сосредоточили 2200 тысяч человек, 6460 танков и самоходных орудий, более 32 тысяч орудий и миномётов, 4772 самолёта. В ходе наступления советские войска захватили крупнейший лагерь массового уничтожения – Освенцим, расположенный на польской территории. Несколько тысяч заключённых, которых не успели уничтожить, были освобождены. Немцы не успели убрать следы своих преступлений. Газовые камеры и крематории, орудия пыток, тысячи килограммов человеческих волос и перемолотых костей, подготовленных к отправке в Германию, предстали перед глазами советских воинов. В Освенциме было уничтожено 2,5 миллиона заключённых; кроме того, 500 тысяч погибли от голода и болезней. Висло-Одерская операция завершилась крупным стратегическим успехом. За 23 дня наступления советские войска продвинулись на 450-500 километров, освободили от немецких войск большую часть Польши, вступили на территорию Германии и, выйдя широким фронтом на Одер, захватили на его западном берегу плацдармов.До Берлина оставалось всего 60-70 километров. За участие в боях в составе 1-го Украинского, а затем Центрального фронтов С.В.Рукавишников награждён орденом “Красной звезды” и медалями. Война ещё не закончилась, а в промышленности и науке уже были нужны свежие молодые кадры, в связи с чем, в 1944 году Сергей Владимирович был направлен учиться в Академию бронетанковых войск для совершенствования своих профессиональных качеств. С 1946 года весь последующий жизненный и творческий путь С.В.Рукавишникова связан с Горьковским политехническим институтом (Нижегородским государственным техническим университетом). С момента создания в 1946 году кафедры “Вездеходные машины”, тема научной работы которой – исследования тяговых и динамических характеристик гусеничных транспортёров, что крайне необходимо для проектирования новых типов снегоходных машин повышенной проходимости и долговечности, и до последних дней С.В.Рукавишников являлся её сотрудником, сначала доцентом, а затем профессором. Главным интересом жизни Сергея Владимировича стали гусеничные машины и вездеходы, в которых нуждалось народное хозяйство и армия. В 1962 году под его руководством организуется научно-исследовательская лаборатория вездеходных машин. По этой теме он защищал кандидатскую диссертацию, а позднее Сергей Владимирович получил за свои изобретения 3 авторских свидетельства. В лаборатории Сергей Владимирович Рукавишников создал дружный работоспособный коллектив, который в течении 20 лет под его руководством в творческом сотрудничестве с многочисленными предприятиями и научно-исследовательскими институтами страны разработал более двух десятков снегоболотоходных машин для различных отраслей промышленности, сельского и лесного хозяйства, нефтегазового комплекса, аэрации, обороны. В 1973 году лаборатория под руководством С.В.Рукавишникова работала в обеспечении совместного советско-американского космического полёта по программе “Союз-Апполон”. Дело Сергея Владимировича Рукавишникова продолжают его ученики, которые работают на большинстве предприятий автотракторной отрасли России и стран ближнего зарубежья. Под его руководством выполнен ряд кандидатских диссертаций. Опубликовано более сотни научно-технических работ. Творческая биография С.В.Рукавишникова многогранна; она органично сочетает научную, практическую и организационную деятельность. Высокая принципиальность, исключительное трудолюбие, сочетание теоретических знаний и профессионального мастерства, творческой индивидуальности иожет служить примером будущим поколениям научных исследователей и инженеров-конструкторов. Сергей Владимирович Рукавишников любил жизнь, любил работу, любил Родину. Любовью ему отвечали окружавшие люди. Они признавали его первенство и на работеЮ и в семье, и в кругу друзей. Война, с её суровыми буднями, не только не смогла отдалить реализацию его главных идей, но напротив – именно она помогла ему сконцентрировать своё внимание на главных проблемах инженерии, расширяющих возможности человека; именно тех, которые в первую очередь сегодня нужны людям. С.В.Рукавишников оставил о себе память как о человеке с большой буквы.И потом они были еще он от

Персональные инструменты
Инструменты
Акция час кода 2018

организаторы проекта