Народные промыслы Нижегородской области

Материал из Letopisi.Ru — «Время вернуться домой»
Перейти к: навигация, поиск

Содержание

Народные художественные промыслы Нижегородской области

Нижегородская область – один из ведущих центров современного народного декоративного искусства, родина многих художественных промыслов, чьи изделия известны не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами. Сегодня тысячи мастеров – ткачи и вышивальщицы, металлисты и ювелиры, резчики и мастера росписи по дереву – успешно возрождают и развивают традиции старинного искусства.

Файл:Narprom1.jpg
Народные промыслы Нижегородской области

Надеемся, что наш рассказ о художественных промыслах Нижегородского края даст представление о богатстве народной художественной культуры, о ее древних традициях и о том бережном отношении к этим традициям, которые видны в творчестве современных художников.

Художественная обработка дерева.

Искусство хохломы

Хохлома – это явление уникальное не только в масштабах России, но и в мировом народном декоративном искусстве. На основе многовекового народного опыта в этом промысле была выработана оригинальная, нигде в мире более не применяющаяся техника окраски токарной деревянной посуды в золотистый цвет без использования золота и создан своеобразный стиль орнамента.

Хохлома – это название большого торгового села в Заволжье, куда мастера из окрестных сел и деревень издавна привозили на продажу свои изделия и откуда расходились они не только по всей России, но и за ее пределы. Позднее и сами изделия из села Хохлома стали называться «Хохломой».

Файл:Hohloma star.jpg
Старая хохлома

Временем рождения хохломы ученые считают конец XVII века. Эта датировка не случайна. Материалы археологических раскопок свидетельствуют о том, что с древних времен в Заволжье занимались изготовлением деревянной посуды. Ее вырезали чаще всего из липы. Для прочности и придания блеска такую посуду покрывали льняным маслом. Но особенным, уникальным промыслом хохлома стала благодаря технике окраски дерева в золотой цвет без использования золота. Эта техника была известна русским иконописцам еще в XII веке, а к концу XVII века получила весьма широкое распространение. В Заволжье она проникла с иконописцами – раскольниками, искавшими прибежища в лесах Заволжья, и их сотоварищами – мастерами, которые владели токарным делом и знали рисунки древних орнаментов. Таким образом, искусство хохломы формировалось как драгоценный сплав традиций. От народных ремесел хохлома унаследовала классические формы и четкие по ритму композиции орнамента. Иконописцы принесли в хохлому мастерство «тонкой кисти» – каллиграфические навыки свободного рисунка богатейшего растительного орнамента, характерные для декоративной живописи XVII-XVIII веков. В орнаментах этого времени можно увидеть те виды растительных узоров, которые впоследствии получили новую жизнь в искусстве росписи хохломской деревянной посуды.

Вероятно, в тот же период мастера хохломы впервые применили при окраске деревянной посуды приемы, позволяющие получить золотистый блеск без золота. Сначала использовался порошок серебра, который тоже был дорогим, поэтому деревянные чаши, братины и солоницы украшались лишь нарядными золотыми поясками. Позднее был применен серебристый по цвету порошок олова, который в результате специальной обработки приобретал золотистую окраску. Золочение стало настолько дешевым, что начали изготовлять крупные блюда и чаши со сплошным золотым фоном. Технологический процесс создания хохломских изделий и в настоящее время сохраняет основные принципы, найденные еще в XVII-XVIII столетиях, однако достижения современной техники и технологии позволили применить некоторые новые материалы и приемы. В основном этот процесс сводится к следующему. Первым этапом является вытачивание на токарном станке белой деревянной заготовки – так называемого «белья».

Файл:Tehnologia hohloma.jpg
Технология изготовления хохломы

Затем следует грунтовка – покрытие жидким раствором глины или синтетическим грунтом. Далее идет лужение оловом, серебром, а в настоящее время алюминием. Изделия становятся гладкими, блестящими, готовыми для росписи. Нанесенная роспись закрепляется сушкой в печи. После чего изделия лакируют и подвергают закалке или горячей сушке. Готовые изделия прочны, легки, красивы, не боятся по выражению хохломских мастеров «ни жару, ни стужи».

Файл:Vidy hohlomy.jpg
Разновидности хохломского письма

В хохломе сложились своеобразные разновидности орнамента – «травка», «кудрина», «письмо под листок», «письмо под фон» восходящие к двум старинным традициям – верховому и фоновому письму. Кратко их отличие можно определить так. Верховое письмо – это узор, нанесенный краской на золотистую поверхность фона. При фоновом письме мастер, наоборот, закрывает красный или золотой фон, оставляя золотыми силуэты мотивов. На основе этих двух систем и развилось поистине неисчерпаемое богатство хохломских узоров.

В городе Семенов находится более молодой центр хохломы. Восприятие природы в творчестве семеновских мастеров проявляется несколько иначе, чем у сельских орнаменталистов, работающих на родине хохломы. В их произведениях расцветают фантастические сады с диковинными растениями. Увлеченность сказочными формами способствовала развитию у семеновских мастеров приемов тонкого и изящного орнаментального рисунка с детальной проработкой формы штрихом. Характер орнамента графичен, в нем приобретает большое значение декоративная разделка цветка, листка, крыла птицы. Семеновские художники необычайно чутко чувствуют красоту узорного сложного силуэта, кружева затейливых форм. Они украшают свои фантастические изображения тончайшими рисунками штрихов – «разживок».

Файл:Hohloma sovremennaya.jpg
Изделия современных мастеров

Это различие в росписи мастеров двух очагов хохломы не нарушает единства художественных основ промысла. Орнаментам хохломы свойственна характерная для традиционного народного искусства способность, изображая малое, повествовать о большом. В растительном орнаменте хохломских изделий ощутимы солнечная красота природы, радость бытия, утверждение жизни. Сегодняшняя хохлома – это искусство, которое творится руками одного большого художника – народа.

Семеновский и полхов-майдановский сувенир

Файл:Semenovskaya matreshca.jpg
Семеновская матрешка


О семеновской матрешке, русской красавице в ее обобщенном народном образном представлении, говорят как о русском сувенире, который олицетворяет народное искусство России. Она чарует лаконичностью форм, яркостью росписи, оригинальностью декоративного образа. Прелесть русской расписной матрешки не только в ее красочности, но и в занимательности. Вложенные одна в другую куклы восхищают мастерством исполнения. В многокукольных матрешках последняя, самая маленькая, изготовляется размером не выше 1,5 см. нужно очень высокое мастерство токаря, чтобы выточить всех их и поместить внутри каждой еще одну – меньшего размера. В Нижегородской губернии матрешки стали делать в начале ХХ века в селе Мериново, расположенном на берегу Керженца в 7 км от города Семенов. К этому времени здесь уже существовал промысел по изготовлению токарных игрушек. Первым мериновским мастером, изготовившим свою матрешку, был Арсентий Федорович Майоров. Он создал тот вариант изделия, который и дошел до наших дней. Его дочери Елизавета и Зинаида расписали матрешку тоже по-своему, по-мериновски. Матрешки изображали бойких румяных девушек в ярких платках и с пышными цветами на груди. В основе мериновской росписи лежат крупные цветы, на веточках размещены маленькие пятилепестковые цветочки, колокольчики, иногда рябинка, все они обрамляются крупными листьями. Разживка на цветах и листьях делается штрихами черной тушью. Эта манера письма распространилась по селу, выработался своеобразный стиль декоративного оформления изделий. Вскоре изготовлением матрешек стали заниматься и в Семенове. А поскольку спрос на них постоянно рос, то в производство вовлекалось все большее число народных мастеров. Роспись при этом выполнялась по методу мериновских мастериц. По примеру мериновских и семеновских мастеров производством матрешек в 30-х годах ХХ века стали заниматься и мастера села Полховский Майдан в Вознесенском районе. Взяв за основу мериновскую технологию, они привнесли в форму и роспись изделий свое понимание красоты. Матрешка у них более стройная, чем семеновская, ярче выражены плечи, а образ символизирует местную красавицу, лицо которой обрамляют локоны черных волос. Раскрашивают матрешку анилиновыми красками, цветы крупные и обязательно в сочетании со сказочными яблоками. Стилевые художественные особенности декора ярко выражены в цветовых сочетаниях и построении орнамента. Если семеновские мастерицы обязательно рисуют у матрешки руки, и в правой руке она держит пышный букет цветов, то полхов-майдановские мастера рук не изображают, а цветы как декоративное оформление располагают на всей передней части игрушки. Семеновская матрешка обязательно повязана платком, а головной убор майдановской матрешки накинут в виде шали, на голове у нее изображают кокошник – полуцветок.

Файл:Maydanskaya matr.jpg
Полхов-Майданская матрешка

Семеновские и полхов-майдановские мастера декоративной росписи не раз демонстрировали свое мастерство на международных выставках и ярмарках. Всюду матрешка воспринималась зрителями с неподдельным восхищением, удивляя виртуозностью росписи.


Искусство Городецкой росписи

Городецкая роспись по дереву — одно из наиболее ярких явлений народной художественной культуры России XIX века и совре¬менных художественных промыслов. Сегодня Городецкая роспись по праву стоит рядом со всемирно известной хохломой, с жостов¬скими подносами, знаменитыми русскими лаками, кружевом, рез¬ной костью. Городецкие изделия часто и широко экспонируются па отечественных и зарубежных выставках, они на протяжении почти столетия — предмет пристального внимания и коллекциони¬рования государственных музеев и многих любителей народного искусства.

Произведения городецких мастеров привлекают зрителей прежде всего яркой праздничностью. Если хохлома тонка и изысканна в цвете, в своих изящных каллиграфических орнаментах, то городецкая роспись насыщена всем богатством красок русского лета с его луговым разнотравьем, озарена ярким полуденным солнцем, будто заливающим ослепительным светом пышные гирлянды цветов, разно¬цветных причудливых птиц, стройных городецких коней, бегущих по цветущим лугам. Расписывались прежде всего предметы крестьянского домашнего быта: токарная посуда, приспособления для прядении и ткачества – прялочные донца и ткацкие станки, а также рубеля и вальки, туеса, лукошки. Самостоятельную группу предметов, украшен¬ных городецкой росписью, представляли собой детские расписные игрушки, детская мебель, в основном стульчики. Гораздо реже украшали городецкой росписью мебель или элементы крестьянского жилища. Писали народные художники по дереву, покрытому олифой или окрашенному, применяли яичную темперу, масляные, а чаще всего клеевые краски. На всем протяжении своего исторического развития городецкий промысел имел своеобразную производственную организацию — здесь не было ни централизованной, ни рассеянной мануфактуры. В селах Курцево, Косково, Репиново, Хлебаиха и некоторых других существовали лишь небольшие семейные мастерские, которые обеспечивали разнообразными изделиями с росписью довольно значительный по территории район. Историки народной художественной культуры справедливо указы¬вают на то, что малоземелье, так же как и неплодородие почвы, препятствовавшие земледелию, способствовали распространению в центральной и северной частях нечерноземной России разнообразных ремесел. Однако когда мы хотим объяснить возникновение богатейших и разнообразнейших художественных ремесел, рядом с причинами нужно назвать и извечно живущую в народе тягу к художественному творчеству.

Поэтическая природа Заволжья, богатейшие песенные, сказочные традиции этих мест стали существенными факторами возникновения такого вида народного искусства, который особое значение придает непосредственному обращению к образам природы, любованию ими. Веря в добрую силу ягоды и цветка, широко применявшихся в народной медицине Заволжья, воспринимая в единстве их доб¬ро и красоту, нижегородские мастера очень часто обращались к этим образам природы и в народном поэтическом творчестве, и в декоративном искусстве. В памятниках городецкой росписи порой прямо узнаются, но чаще всего угадываются преображенные поэтическим воображением мастера плавно изогнутые, тонкие ветви рябины с белыми гроздьями при помощи смоченной белилами губки из лесного гриба-дождевика. Еще чаще, чем изображение деревьев, встречаются в росписи лесные и луговые цветы. Распространены в работах городецких масте¬ров изображения ромашек и купавок, которые бывают самых разно¬образных видов и цвета, имеют бесчисленное количество графических разделок. Именно эти цветы образуют основу городецкого цветочного узора. Но основываясь на природных формах, городецкие мастера никогда не стремились к точному копированию, прямому подражанию природе. Городецкие цветы — это подлинное художественное обобщение, поэтический образ цветка. Изображения животных и птиц так же, как цветочная рос¬пись,— неотъемлемая часть городецкои образной и живописной сис¬темы. Это прежде всего конь — излюбленный, почти символичный образ городецкого искусства, а также собака, кот. Встречается в городецких композициях и лев, правда довольно редко. Городецкие мастера очень любили писать птиц. В их росписи необыкновенное разнообразие и реальных жителей деревенских дворов — петухов и куриц, скворцов и горлинок, населяющих окрестные леса, и фантасти¬ческих птиц, будто пришедших из сказки. Характер изображения животных всегда величав, торжествен. Если изображен конь, то конь поистине сказочный. Это не крестьянский савраска, это сивка-бурка из сказки, горделиво поднявший голову на круто изогнутой лебединой шее, бьющий оземь копытом. У него тонкие ноги скакуна, богатая упряжь, грива и пышный хвост струятся водо¬падом. Поистине не конь, а мечта о сказочном лихом скакуне!

Своеобразно и содержание сюжетных сцен городецкой росписи. Это сцены охоты, гуляний, посиделок, свиданий влюбленных, праздничных катаний на санях и в экипажах, застолий и чаепитий, цыганских хоров. Встречаются в городецком искусстве пейзажные мотивы, например мотив Волги и волжских пароходов, батальные сцены.

Современные художники городецкого промысла сумели понять сущность традиционных приемов, образов и тем и дают им современное толкование. Подтверждением этого является широкое признание творчества ведущих художников промысла в наши дни.


Художественные изделия из ткани

Народная вышивка Нижегородской области


Вышивка для русской женщины была с незапамятных времен душевной потребностью и бытовой необходимостью. По древним обычаям народа, вышивать умели в каждой семье, будь то в сельской местности, ремесленном посаде или городе. Это в полной мере относилось и к населению бывшей Нижегородской губернии. От других районов страны она отличалась большим разнообразием способов украшения костюма и предметов домашнего обихода из тканей, где ведущее место отводилось узору, выполненному с помощью иглы и ниток. Этот вид творчества был тесно связан с бытом народа, его обычаями, праздниками и обрядами. Судя по великолепным коллекциям одежды и предметов домашнего обихода из тканей, относящихся к концу XVIII – началу ХХ века, хранящимся во многих художественных и краеведческих музеях нашей области, народную вышивку можно разделить на две большие группы – счетные вышивки и вышивки, выполняемые по рисовке. Для первых применялся холст или фабричная ткань полотняного переплетения. Для вторых, кроме простых тканей, использовали шелк, бархат и парчу, вышивку часто выполняли золотными нитями.

Файл:Zolotnoe.jpg
Золотное шытье

Круг мотивов и образов, выполненных старинными швами, был весьма разнообразен и емок по смысловой значимости. Особенно это относится к вышивкам, выполненным швом «роспись». Особую привязанность народные мастерицы имели к изображению птиц, птицы-павы, птицы-сирин, коня, барса и оленя, которые издавна у народа являлись символом добра, благополучия, возрождения жизни, любви и семейного счастья. Вышивка счетной гладью, набором и косой стежкой строже по орнаменту и ярче по цвету. Здесь преобладает геометрический орнамент различного типа, в основу которого положен ромб сложных очертаний – с отростками, ответвлениями, внутренними разделками, дающими каждый раз новое звучание вышитому изделию. В XVIII-XIX веках наиболее активное развитие получила белая строчка «по выдергу» или «перевить». Для усиления декоративного звучания вышитого узора в белую строчку вводился цвет, который то обегал контур каждой формы, то вторгался в строчевые разделки, придавая необычную светотеневую и цветовую игру фактуры ажурному орнаменту.

Файл:Tambur.jpg
Тамбур

Легко был воспринят народными мастерицами тамбур, выполняемый по рисовке. Этим швом вышивали белые и цветные узоры разного характера, как геометрические, так и изобразительные, включая птиц, зверей и человека. Необычайной красотой и совершенством отличались кисейные, шелковые и коленкоровые платки с многоцветным тамбурным узором. Отличительной особенностью тамбурных нижегородских платков является гармоничный колорит, построенный на соотношении нежных розовых, золотистых, зеленых, лиловых и сиреневых тонов шелка или шерсти, иногда с добавлением серебряных или золотых нитей. Орнамент на платке делился обычно на широкую гирлянду, тянущуюся вдоль каймы, и пышные букеты, расположенные по углам. Иногда оставшееся поле заполнялось мелкими букетиками цветов или отдельными ветками.

Файл:Glad.jpg
Гладь

Не менее широко была знакома и гладьевая вышивка. Много создали народные мастерицы удивительных по декоративной выразительности и красочности произведений с вышивкой цветными шелками, шерстью, синелью. Среди них особой красотой и пышностью выделялось золотное шитье. В мастерских многочисленных женских монастырей, в скитах или отдельными мастерицами, проживавшими в уездных городах и селах, выполнялись целые части женского праздничного костюма со сверкающей вышивкой. Чаще всего это были девичьи или женские головные уборы, которые имела почти каждая крестьянка. В наиболее состоятельных семьях золотной вышивки в женском праздничном костюме было значительно больше. Она располагалась на платках, душегреях, передниках, а иногда и сарафанах. Драгоценный сверкающий узор сочетался в таком костюме с дорогостоящими фабричными тканями. Мы видим, что современная вышивка Нижегородской области продолжает и развивает традиции народного искусства – искусства высокого вкуса. Каждое новое поколение мастериц по-своему понимает красоту и своеобразие местных орнаментов. В этом взаимопроникновении старинных народных традиций и постоянно обновляющихся приемов, мотивов, фактур залог безграничных возможностей дальнейшего развития вышивки Нижегородского края.


Народное ткачество и кружевоплетение

В Нижегородском крае ткачество, как и вышивка, издревле являлось широко распространенным видом женского народного творчества. В каждом крестьянском доме стоял ткацкий стан и имелся набор прялок. Женщины обязаны были обеспечить семью всем необходимым для быта. Они сами выращивали лен и коноплю, обрабатывали их, получали нити и ткали холсты или ткани из шерсти домашнего прядения. Холсты выделывали из льна, поскони, конопли. Исследователи народного творчества отмечают, что в конце XIX – начале ХХ века в Семеновском уезде, особенно в селе Бор, женщины занимались изготовлением нарядных поясов из шелка, гаруса и шерсти разных цветов. В Кстовской, Бешенцевской и Сельнинской волостях Нижегородского уезда был развит пухоткацкий промысел – тканье полотен с гусиным пухом. Однако в основном в губернии изготовляли льняной холст, пестрядь, полотенца, столешники и «шостух» (род половиков). Для столешников и полотенец вырабатывали особый узорный холст из красных и белых нитей, который получался в процессе тканья при помощи дощечек «бральниц». Узорной шахматкой, браным полосатым и клетчатым холстом славилась в XIX веке Хахальская волость Семеновского уезда. Большим разнообразием отличалась и пестрядь нижегородских мастериц. Она делилась на рубашечную и порточную. Специальная пестрядь ткалась для женских сарафанов и передников. В начале ХХ века традиции балахнинского кружевоплетения были практически утеряны. В настоящее время ведется большая работа по возрождению знаменитого в прошлом промысла. Работы, созданные молодыми мастерами, дают основание верить, что этот вид народного искусства получит широкое развитие и воскресит славу балахнинских кружев.

Художественная обработка металла

Павловский художественный металл

Наиболее древним видом художественной обработки металла в народном искусстве Нижегородского края была ковка. Кузнецы создавали якоря, якорные цепи, в которых так нуждалось волжское судоходство, по всей России расходились изготовленные здесь весы, весовые коромысла и безмены, нередко украшенные гравированным узором. В домашнем быту повсеместно применялись светцы и шандалы, демонстрировавшие высокое умение сельских кузнецов. Не обходил¬ся крестьянский да и городской дом без причудливо украшенных дверных петель, сечек, кованых ножей, дверных колец, оконных решеток, оград и других металлических изделий. Но, вероятно, наиболее известным промыслом местного кузнеч¬ного искусства являлось изготовление фигурных замков, уже в XVI столетии получившее распространение в селе Павлове на Оке и его окрестностях. К XVII веку относятся документальные сведения о художественно украшенных маленьких замках, являвшихся уже в то время предметом широкой торговли. Наиболее древний тип павловского замка, так называемый шведский, или конный, замок с винтовым ключом, содержит много художественных деталей и украшений, выполненных в технике пайки и просечного металла. Пленный швед Страленберг в своем описании России петровских времен говорит о Павлове: «Весь город состоит почти только из кузнецов, их подмастерья разносят в округе на продажу разные железные вещи и между ними маленькие, как горошина, замочки и другие побольше, как белый турецкий боб. Все они с ключами и очень чисто и тщательно сделаны, так что можно их отпирать и запирать. За дюжину таких замков платят полтора рубля и дешевле». На протяжении двух последующих столетий павловские замки пользовались широкой известностью по всей России. Характерно, что уже в раннюю стадию существования промыслов здесь производились не только «деловые», применявшиеся в быту изделия, но и замочки, как мы бы сегодня сказали, явно сувенирного назначения. Таким образом, в традиции промысла издавна вошел специфический художественный игровой момент, близкий к мастерству легендарного лесковского Левши. С этой точки зрения изделия павловчан в чем-то близки к тенденциям художественного ремесла средневековых городов в Западной Европе. Не исключено даже, что они испытали определенное влияние иностранных мастеров, познакомившись с их изделиями на Нижегородской или Макарьевской ярмарке, в быту местных дворян и помещиков. В конце XVIII века мастера из Павлова, исполняя волю графа Шереметева, изготовили разные художественные изделия в дар проезжавшему по Нижегородскому краю императору Павлу. А уже в начале XIX века ассортимент местных металлических изделий заметно расширяется. Павловские фигурные замки, хранящиеся во многих музеях страны, относятся к числу ярких и самобытных явлений в русском народ¬ном искусстве. Фигурки животных, птиц, насекомых, в которые компоновались замки, покоряют наивной образностью, свидетельствуют о замечательном мастерстве павловских металлистов.

В сегодняшней продукции Павловского завода сувениров старинный замок встречается лишь как элемент современного брелока.

Основной продукцией Павловского завода сувениров, созданного в 1925 году и объединившего разрозненно работавших кустарей, являются различные по форме и художественному оформлению складные перочинные ножи. В изготовлении этих многопредметных ножей павловчане не имеют себе равных в нашей стране и за рубежом. Ножи отличаются тонкостью выделки, разнообразием художественных приемов их оформления, они пользуются чрезвычайно широким спросом. Несмотря на это, коллектив завода на протяжении последнего десятилетия стал справедливо искать пути расширения ассортимента продукции, внедрения новых видов художественной обработки металла. Основным направлением поисков является создание ювелирных изделий с филигранью и многоцветными эмалями. Таким образом, павловские мастера включились в процесс возрождения перегородчатых и выемчатых эмалей, некогда занимавших видное место в ювелирном русском искусстве, но совершенно утраченных в середине XX века. Многоцветные эмалевые картины, навеянные мотивами русских сказок, нижегородской старины, получили первое признание. Но предстоит еще нелегкий увлекательный поиск, ориентирами в котором служат высокое мастерство и удивительная фантазия местных мастеров, исконные традиции павловского искусства.

```Казаковские ювелирные изделия```

В этой богатой художественными традициями области Поволжья не было в прошлом ни одного широкоизвестного центра ювелирного искусства. Медные посеребренные поделки: бубенчики, пряжки, пуговицы, крестики во второй половине XIX века делали мастера села Мурашкина, используя главным образом технику литья, в Безводном на Волге создавались посеребренные цепочки в виде плетенок и шнурков, городецкие ремесленники изготавливали дешевые перстеньки, отдельные мастера-ювелиры работали в Арзамасе, Лыскове и др. Примерно в то же время древнюю технику финифти по образцу Ростова Ярославского пытались освоить в Понетаевском монастыре. Но эта мастерская просуществовала недолго, не выдержав конкуренции с опытными ростовскими мастерами. Потребность в ювелирных изделиях удовлетворялась главным образом за счет привозных красносельских произведений. Близкие соседи — красноселы — привозили на ярмарки дешевые и броские перстни, серьги, броши, кулоны, находившие широкий сбыт среди местного населения. Первое местное предприятие но изготовлению ювелирных изделий было создано в конце 30-х годов нашего столетия на базе казаковской артели «Металлист», ранее занимавшейся изготовлением и отделкой столовых приборов. В 1939 году в село Казаково приехала вы¬пускница красносельской профтехшколы О. И. Тараканова, предложившая производству первые образцы филигранных изделий. Хорошее знание приемов обработки металла позволило местным мастерам быстро и успешно освоить сложное искусство. Уже в первое послевоенное десятилетие в продукции предприятия филигранные изделия заняли заметное место. В 60—70-х годах мастера Казаковского объединения разработали широкий ассортимент филигранных изделий, включавших наряду с ювелирными украшениями такие бытовые предметы, как подстаканники, конфетницы, туалетные лоточки, вазочки и др. Филигранная техника казаковцев обрела стилистическую определенность. Она отличается богатством и своеобразием орнаментальных мотивов, среди которых преобладают узоры сложных криволинейных очертаний. Наложенные на тонкую кружевную разработку фона, они создают четко читающийся изящный орнамент, отличающий их от работ красносельских ювелиров. Характерным элементом казаковской филиграни является так называемая «завивка» — плоский моточек проволоки, витки которого образуют эффектные сочетания прозрачных просветов и глухих уплотнений.

Изделия казаковских мастеров экспонируются на различных выставках, отмечены многочисленными наградами. Можно сказать, что Казаково стало настоящим центром современного народного творчества.

Мастера нижегородских художественных промыслов нашего времени с любовью продолжают традиции дедов, отцов, матерей. Глядя на их изделия, легко представить, сколько труда и терпения требуется для того, чтобы родилось истинное произведение искусства. Неизменный успех изделий нижегородских мастеров как в России, так и во многих странах мира свидетельствует о том, что в нашей области утвердились и развиваются своеобразные направления, глубокими корнями уходящие в мудрый мир народного творчества – вечный источник радости и красоты.

Источники информации

  1. Народные промыслы Горьковской области:Адьбом[Сост.Широков Б.П.]. - Горьгий:Волговятское книжное издательство,1986.
  2. Климова Н.Т.Народная вышивка Горьковской области:Рассказы о народном искусстве.- Горьгий:Волговятское книжное издательство,1983.
  3. Коновалов А.Е.Городецкая роспись::Рассказы о народном искусстве.- Горьгий:Волговятское книжное издательство,1988.

Проект "Книги-путеводители по культурно-историческим местам"

Персональные инструменты
Инструменты
Акция час кода 2018

организаторы проекта