Лукоянов, город (Нижегородская область)

Материал из Letopisi.Ru — «Время вернуться домой»
Перейти к: навигация, поиск

Содержание

История

Начало заселения

Начало заселения территории Лукояновского района Время заселения территории современного Лукояновского района относится к концу неолита и началу ранней бронзы (примерно 5 тысяч лет назад). Об этом свидетельствуют многочисленные каменные орудия труда, найденные на территории нашего края,- это и каменные топоры, скребла, наконечники копий и стрел, тесла и др. В Лукояновском краеведческом музее экспонируется выставка этих находок и карта района, на которой отмечены их места. Практически это территория большинства современных крупных населенных пунктов.

Заселение лукоянов.jpg

Крещение. Фотография А.В.Свешникова.В I тысячелетии н. э. всю территорию междуречья Оки, Волги, Суры и Мокши заселяли мордовские племена. О древнем заселении мордвой нашего района свидетельствует местная топонимика и гидронимика. Даже в тех местах, где сейчас нет мордовских поселений, многие реки, ручьи, овраги и урочища носят мордовские названия: Каламалейка, Пиченея, Веселей, Пекшать, Ежать, Пойка и другие. Мордовские слова присутствуют и в названиях русских сел: Тольский Майдан (тол - огонь), Салдо Майдан (салдо - соль), Поя (осина). Есть и другие следы расселения древней мордвы в нашем крае. В 1926 году у с. Перемчалки был обнаружен древнемордовский могильник, датированный 1Х-Х веками н. э. При раскопках могильника были найдены бронзовые браслеты, перстни, пряслица, железные орудия труда, посуда и другие предметы, свидетельствующие о хозяйственной деятельности древней мордвы и ее обычаях. Обнаружены и другие памятники глубокой старины

В 1975 году на территории соседнего Шатковского района было открыто Федоровское городище. Это одно из видов укрепленных мордовских поселений - "твердь". Материалы раскопок с этого городища ныне хранятся в Лукояновском краеведческом музее.

До второй половины XVI века территория нашего района была заселена очень слабо. Это объясняется тем, что Нижегородское Поволжье с XII века в течение более 400 лет являлось пограничной областью сначала русских княжеств, а затем централизованного Русского государства. Оно было ареной многочисленных кровопролитных войн сначала с Волжской Булгарией, а затем с полчищами Золотой Орды, с Казанским ханством, ногайскими кочевниками и другими.

В результате этих войн местное мордовское население оказалось в достаточно сложном положении. Самостоятельной позиции в этих войнах оно не могло занимать, поэтому и переходило либо на сторону татар, либо русских, а значит, подвергалось ударам то с одной, то с другой стороны. Войны разоряли и истребляли местное население, и оно вынуждено было уходить в более безопасные места - лесные дебри.

"Мордовские селения того времени состояли обычно из 7-10 дворов, расположенных преимущественно в глубинах лесных массивов, куда не доходили татарские отряды; в дальних районах лесных прогалин сооружались временные жилища - "зимницы". Открытые пространства были почти безлюдны и начали заселяться после прекращения набегов казанских татар и ногайских кочевников" (Веселовский С. Б. Арзамасские поместные акты. 1918. С. 82).

Это произошло после взятия Казани войсками Ивана Грозного в 1552 году. В результате этого похода юго-восточная граница Русского государства оказалась перенесена с рек Пьяны и Сережи южнее, на реку Алатырь. Здесь была создана пограничная полоса засек с Пузскими воротами, которая защищала от вражеских набегов и территорию будущего Лукояновского уезда, входившего в тот исторический период в Залесный стан Лукояновского уезда.

Царское правительство было заинтересовано в охране и хозяйственном освоении опустошенной войнами и прежде нейтральной территории, расположенной между старыми засечными полосами по Пьяне и Сереже и новыми засечными полосами по Алатырю. Ныне это весь юг Нижегородской области, в том числе и территория Лукояновского района.

Сюда различными льготами привлекались служилые люди; сюда также, спасаясь от помещичьего гнета, самостоятельно переселялись беглые крестьяне. Одновременно с этим царское правительство приступило к широкой раздаче местных земель и угодий русской, татарской и мордовской знати, участвовавшей в казанских походах Ивана Грозного. Началась колонизация края русскими переселенцами.

Среди новых землевладельцев было много феодалов-вотчинников, владевших крестьянами и землями в центральных русских областях. Они стали насильно переселять крестьян на новые места. На лесных расчищенных пустошах наново ставились сотни русских и мордовских поселений.

Интересна история отдельных поселений и происхождения их названий. Главным источником изучения истории заселения Лукояновского района является "Писцовая книга бортничьих и мордовских деревень Арзамасского уезда, составленная писцами В. Ф. Киреевым и Григорием Молчановым в 1677 году". Установить происхождение названий населенных пунктов можно и по арзамасским поместным актам. В основном эти названия связаны с именами новых землевладельцев. Так, в грамоте о размежевании поместий Лопатиных и Варвары Микулиной, датируемой 14 февраля 1595 года, упоминается деревня Курово. В грамоте говорится, что эта деревня числилась за Иваном Гавриловым, сыном Микулина, как старое поместье на реке Ошнаре. Деревня Курово в документах XVII века упоминается уже как Гаврилово, по имени своего помещика. Возникновение сел Лопатина и Никулина устанавливается по этим же документам. Весной 1595 года по царскому приказу поместья Третьяка и Федора Лопатиных были отмежеваны от поместий Ивановских, жены Микулина. По левую сторону реки Ошнары земли отошли к Лопатиным, где возникло село Лопатино, а по правую - к Микулиным, где появилось с. Никулино. При разделе земли присутствовали чуфаровский поп и сыны боярские Саврасовы. Последние прибыли в Залесный стан с разрешения боярина И. С. Ржевского и положили начало деревни Саврасовой. В 1610 году она была пожалована стряпчему Ивану Кирееву.

В межевых книгах поместий Алексея Теплова (1598) впервые упоминается помещик Богдан Сонин, который приехал в Залесный стан в пустошь Суворовское усадище на реке Ошнаре. Эта пустошь находилась по соседству с поместьем Ивана Гаврилова и принадлежала помещику Ульянину. В пустоши, где не было ни построек, ни людей, Богдан основал деревню Сонино.

А на место теперешней Мерлиновки приехал помещик Плаки-да Мерлин, с тем, чтобы присоединить пожалованную ему территорию в Залесном стане к своей вотчине, и было вполне естественно, что деревня получила имя своего вотчинника.

В межевых книгах Ивана и Тимофея Есиновых и Степана Сафронова от 1598 года упоминается деревня Ульянове. Она была основана выпущенными из Нижнего Новгорода на волю пленными литовскими пушкарями, которые помогли нижегородцам отбить наступление татарского войска в 1550 году. Литовцы во главе с паном Ульяном были поселены на землях будущего Лукояновского уезда. Здесь и возникла деревня Ульяново. Названия сел Большое Мамлеево и Большие Ари своим происхождением также связаны с именами первых землевладельцев, которыми стали татарские мурзы Мамлейка и Арька, перешедшие на сторону Ивана Грозного и пожалованные за это землями.

Что касается происхождения названий мордовских поселений, то они чаще всего носят имена первопоселенцев. В документах XVI века есть упоминание о Семене Атингееве, проживавшем в Залесье на речке Пойка. Он явился основателем д. Атингеево.

Другая группа мордовских сел носила названия урочищ, где находились эти поселения: Чиргуши (косая поляна), Пичингуши (сосновая поляна), Березовка. Эта деревня возникла в начале XVII века. Первыми поселениями здесь были три мордовских двора с шестью душами мужского пола и таким же количеством женского пола, выселившимися из с. Нового Иванцева.

Село это впервые упоминается в актах о землепользовании, относящихся к 1595 году, под названием Иванцево Аржеманово в связи со спором о его границе с селом Ульяновой. Жители Иванцева жаловались на соседних помещиков "пана Ульяна и Косогривовых: которые нарушили межу и их землю перепахивают и называют своею". В писцовых книгах, относящихся к XVI веку, говорится о каком-то Ивашке Лукоянове, который поселился в верховьях Теши и поставил мельницу, "колесо русское". Он и положил начало деревушке Лукояновой. О том, что действительно деревня Лукоянова получила название от имени первопоселенца, говорит живучесть этой фамилии в данном регионе на протяжении нескольких десятилетий.

Так, в платежной книге начала XVII века есть упоминание о сборах оброка с мужика Олешки Лукоянова: "У Олешки Лукоянова с кузницы, то пригорожена к Панориловке кузнице оброку гривна, и те деньги на нынешний (1629 г. - Ред.) взяты сполна" (Нижнего Новгорода книга платежная всяким денежным пошлинам и оброчным сборам и доимкам). В середине XVII века в записной книге о сборе за проданное казенное вино указывается, что "июня с 1-го числа июля по первое число Федору Лукоянову продано 10 ведер". Раньше Федора в 1657 году продажей вина в кабаках занимался Семен Лукоянов (Смирнов М. Нижегородские казенные кабаки и кружечные дворы XVII столетия. 1913).

Сначала деревушка Лукоянова входила в вотчину Бутурлина, затем переходила из рук в руки от одного помещика к другому, а в XVIII веке село Лукояново находилось уже в составе экономических сел.

Правительство первых царей династии Романовых в XVII веке продолжало раздачу земли помещикам. Так, крупному помещику Морозову царь Алексей Михайлович пожаловал несколько тысяч десятин в будущем Лукояновском уезде, на которых была поселена "литва". Русское население "окрестило" новых поселенцев "будаками". Долгое время происхождение лукояновских "будаков", отличавшихся не только наречием, но и костюмом, составляло для многих загадку. Ответ на нее был найден только в 1835 году В. И. Далем и П. И. Мельниковым. По особенности выговора Даль узнал в них мензелинскую "шляхту". Он попросил Мельникова порыться в архивах. "Архивы,- пишет П. И. Мельников,- были тогда во многих руках". Но все же подтверждение предположению В. И. Даля он нашел. В XVII веке при царе Алексее Михайловиче в Лукояновский уезд, равно как и в Мензелинск (Татария), была поселена "литва", то есть собственно белорусы (Мельников А. П. Нижний Новгород и Нижегородская губерния. 1896. С. 86). Позднее эти земли находились в руках крупных землевладельцев уезда: Разумовского, Кочубея и Лубяновского. Сейчас на территории нашего района осталось три населенных пункта с потомками белорусов: Елфимово, Красная Поляна и пос. Белецкий.

Заселение территории района шло неравномерно. Его центральная часть (лесостепная) была заселена раньше, в XVI-XVПI веках, а что касается лесных дебрей алатырской зоны (южная часть района), то она была заселена только во второй половине XIX века. Тогда и появились здесь такие поселения, как Орловка, Буцкое, Пандас, Николай Дар, Волчиха, Скопинка и другие. Они заселялись выходцами из разных сел Орловской, Тамбовской, Пензенской, Новгородской, Рязанской и других губерний. На самом юге, за Алатырем, издавна существовало единственное мордовское мокшанское село Печи. В 1915 году от него отделилось село Санки (сана - река).

В настоящее время на территории Лукояновского района находится 14 мордовских сел. Эрзянские села расположены двумя группами. В восточной части района это Чиргуши, Пичингуши, Новоселки, Крапивка, Кельдюшево. В юго-западной расположены Иванцево, Шандрово, Атингеево, Мессинговка, Салдаманово, Николаевка и отдельно, в северной части района,- Березовка. Мокшанские села Печи и Санки находятся на юге. Остальные 52 населенных пункта - русские. Особенности заселения территории района отразились не только на национальном составе населения, но и на пестроте говоров и наречий, обычаях, привычках и даже характерах жителей разных сел. Взять хотя бы разнообразие говоров, из которых очень редко совпадут принадлежащие населению двух рядом расположенных сел. Есть несколько сел, жители которых по-нижегородски сильно "окают". Это Нехорошево, Крюковка, Малая Поляна. У жителей Волчихи "акающий" (московский) говор; твердое "ч" у лопатинцев; распевная речь у жителей Гаврилова. Правильная литературная речь у перемчалковцев; мягкое окончание глаголов у жителей Скопинки. В речи жителей Никулина и Кудеярова отмечается замена "г" на "ц". Много белорусских слов и особенностей произношения сохранилось в речи жителей Елфимова и Красной Поляны.

Но, несмотря на пестроту этнического состава населения нашего края, всех его жителей объединила лукояновская земля. За многовековую совместную историю произошло естественное сближение народов. Их связала не только единая территория, но и хозяйственные отношения. Знаменитые чиргушские портные "обшивали" всю округу; лопатинские ткачихи снабжали домоткаными холстами - "клетками" (пестрая домотканая клетчатая ткань)- не только население своего района, но и соседних Болдинского и Шатковского. Елфимовские и неверовские плотники ставили сотни домов во всех окрестных селах. Семьдесят пять семей кудеяровских бондарей снабжали весь уезд деревянными ведрами (бадьями). Пойские мастера санного производства обеспечивали уезд санями. Добрая половина уезда пользовалась веревками, которые вили жители Малой Лукановки. Весь уезд ездил на телегах, поставленных на силинские колеса, а печенские углежоги развозили уголь по всем кузницам округи.

Объединяла жителей уезда и совместная борьба против угнетателей. Как русское, так и мордовское население активно участвовало в крестьянских войнах Степана Разина, Емельяна Пугачева, в революциях 1905 и 1917 годов. И наказаниям за это участие со стороны царского правительства оно подвергалось одинаковым.

В ведомостях о поставлении в Нижегородской губернии "колесах и глагольях" (виселиц), на которые отправлялись крестьяне, принимавшие участие в народном движении под руководством Емельяна Пугачева, русские и мордовские села назывались рядом.

Русско-мордовские отношения в регионе на разных социальных уровнях складывались по-разному. Чтобы ускорить христианизацию мордвы, православная церковь пыталась противопоставить людей разных наций друг другу. Церковь запрещала русским общаться с мордовскими "нехристями". Но простым людям нечего было делить. Позиция разных групп населения в национальном вопросе нашла яркое отражение в народной пословице, записанной молодым Н. А. Добролюбовым в Нижегородской губерний: "С боярами знаться честно, с попами свято, а с мордвой хоть и грех, а лучше всех". "Грех" - это позиция церкви, а "лучше всех" - это позиция простых людей. Но попытка помешать сближению двух народов была безуспешной. Как доносил Святейшему Правительствующему Синоду епископ Нижегородский и Алатырский Дмитрий 16 мая 1743 года, "неученые христиане [крестьяне] при их [мордвы] бесовских игралищах приходят обществом и скверным их жертвам приобщаются, пьют и едят с ними заедино" (Веселовский С. Б. Арзамасские поместные акты. 1918. С. 323).

Итак, население Лукояновского района формировалось из коренного мордовского населения и русских и белорусских переселенцев, собранных с разных концов Российского государства. Процесс этот был длительным, противоречивым и сложным, и не в этих ли особенностях кроется источник щедрости лукояновской земли на интересных, увлеченных, самобытных и талантливых людей...




Кашина Г.И.

Улица Дворянская

На улице Дворянской (Ныне улица Горького)

Третья улица верхней части старого Лукоянова, Дворянская, располагалась севернее улицы Мещанской. Соборная площадь делила ее на восточную и западную стороны, а ручей Безымянный отделял от Нового порядка, заселенного крестьянами-земледельцами.

Восточная часть улицы Дворянской была самой тихой и спокойной окраиной Лукоянова. Сюда не доносился шум с Базарной площади, здесь не ощущался энергичный, деловой ритм, присущий "Сибирке". Жили здесь люди спокойные, степенные: священники, дворяне, купцы. Если судить по их домам, то были они, видимо, людьми среднего достатка. Здесь раньше было всего два двухэтажных дома, принадлежавших семьям Королевых и Лаптевых. Дома же остальных жителей были деревянными, одноэтажными, без каких-либо архитектурных излишеств. От домов простых обывателей они отличались только добротностью и величиной постройки.

В этой части города старых домов осталось мало и данные о них и их хозяевах сохранились только в памяти старожилов этой улицы: Л.В. Устимовой, П.Н. Соловьевой, В.А. Борисова, А.В. Афанасьева и других.

Если идти от ручья Безымянного на запад, то надо уже просто представлять, как выглядела эта улица раньше. Справа вдоль ручья находился большой старый сад и дом, принадлежащий семье священника Покровского собора о. Павла Благообразова, который служил в храме еще в 70-80-х годах XIX века, а слева находился большой сад Медниковых. На северном углу перекрестка улиц Горького и Педагогической стоит дом № 52 (где сейчас живут семьи Бударагиных и Борисовых), который раньше принадлежал семье лукояновского чиновника Лапушихина, а на месте двухквартирного особняка (Коршунских и Федосеевых) раньше стоял большой двухэтажный дом, окнами на восток, который принадлежал владелице гостиницы А.В. Лаптевой.

Улица дворянская Лукоянов.jpg

В 1913 году в Лукоянове было три гостиницы. На Базарной площади это была гостиница А.П. Петрова, на улице Ямской гостиница Н.И. Агеева и на Дворянской улице гостиница А.В. Лаптевой. Позднее на месте дома Лаптевых был построен Лукояновский детский дом, в котором во время войны жили эвакуированные из блокадного Ленинграда дети, а потом это здание было передано под общежитие Лукояновского педучилища. Двухэтажный особняк, который сейчас занимает медучилище, раньше принадлежал лукояновскому купцу Королеву, владельцу магазина на Базарной площади, где торговали одеждой и тканями. После революции в этом здании долго работал Лукояновский роддом.

Николай Александрович и Наталья Флавиевна Владимирские На противоположной стороне улицы на месте дома А.В.Сычева стоял дом, в котором жила многодетная семья (9 детей) священнослужителя Покровского собора дьякона о.Андрея Цедринского, а на месте дома Г.В.Золиной находился дом Натальи Флавиевны Владимирской, в котором она жила со своими сыновьями Серафимом Николаевичем и Виктором Николаевичем. Наталья Флавиевна происходила из старинного духовно-просветительского рода, Писаревых-Миловских, который на протяжении трехсот лет осуществлял просвещение и духовное воспитание простого народа в юго-восточной части Нижегородской губернии, в том числе и на территории бывшего Лукояновского уезда. Из этого ода вышло много священников, учителей, ученых, художников, артистов и, где бы они не служили, везде способствовали строительству храмов, открытию школ, преподавали в этих школах, организовывали любительские концерты и спектакли, приобщали детей и взрослых к классической литературе и музыке. Недаром отмечалось, что в тех церковных приходах, в которых служили священники Миловские, уровень грамотности прихожан был гораздо выше, чем в других приходах. В Лукоянов Владимирские приехали в 1921 году, после смерти главы семьи кандидата богословия, протоиерея Николая Александровича Владимирского. До этого семья долгие годы жила сначала в Казани, затем в Костроме и только после революции приехала в с. Лапню Нижегородской губернии, а потом в Лукоянов. О семье Владимирских у лукояновцев сохранились самые добрые воспоминания как о людях высокой духовной культуры, широкой эрудиции и доброты. Настоящим богатством этой семьи была очень большая библиотека. Сама Наталья Флавиевна была не только хорошо образованным, но и талантливым человеком. У нее были прекрасные музыкальные способности. Она хорошо играла на фортепьяно, гуслях, хорошо пела. В Лукояновском краеведческом музее хранятся ее гусли, заботливо отреставрированные Б.В. Мартьяновым. Умерла Наталья Флавиевна в 1960 году. Старший сын Владимировских Серафим Николаевич долгие годы был преподавателем математики и завучем в школе №1, а Виктор Николаевич был агрономом и преподавателем в Лукояновской РКШ. Интересные данные о роде Писаревых-Миловских содержаться в изданной недавно книге С.М. Миловской "Из старины - ко дню сегодняшнему".

На южном углу перекрестка улиц Первоймайской и Горького стоят два одноэтажного дома, в которых раньше жила семья священника Покровского собора о. Сергея Фоминского.

На месте, где сейчас построены два двухэтажных панельных дома, до 1993 года находился большой одноэтажный деревянный дом, который раньше принадлежал семье крупных лукояновских землевладельцев Гориновых. О них в своем очерке "В голодный год упоминал В.Г. Короленко как о новом типе землевладельцев, который сформировался в России после отмены крепостного права. После реформы 1861 года многие крепостнические помещичьи хозяйства распались. Так было и в Лукояновском уезде с обширными владениями помещика Лубяновского. Они были распроданы по частям. Новые владельцы земли создавали отдельные хуторские хозяйства, основанные на наемном труде. Братья Гориновы Владимир Андрианович и Петр Андрианович владели хутором Ушаковским и были управляющими хутором Белецким, принадлежащим их родственникам господам Ненюковым. Большую часть времени Гориновы жили в своих хуторских владениях, в дом в Лукоянове сдавали под почтовую контору, которая находилась в нем до 1919 года. Затем в этом здании работала школа для глухонемых детей, а потом детский сад.

На противоположном углу улицы стоит дом № 40. До революции в нем жила семья настоятеля Покровского собора о.Василия Цедринскго. Отец Василий пользовался в Лукоянове очень большим авторитетом. Прихожане не только уважали, но и побаивались своего пастыря, так как за прегрешения он не миловал никого. Лукояновцы долго помнили об эпитимии, которую о.Василий наложил на купца Валова за то, что тот пытался нажиться на народном несчастье в голодные 1891 - 1892 годы. Кроме усердной молитвы и строгого поста купец должен был в праздничные дни являться в храм в чугунных колодках, специально отлитых на Ташинском заводе. Это наказание было не просто физически тяжелым, но и позорным, так как по грохоту колодок всем было понятно - идет грешник.

На южной стороне улицы на месте двухэтажного дома из красного кирпича раньше стоял одноэтажный деревянный дом, принадлежащий Николаю Ниловичу Елагину - помещику и с. М. Ари.

До генерального размежевания земель в 1844 голу земли в селах Большие и Малые Арии находились в совместном владении нескольких родственных помещичьих семей. После размежевания возникли отдельные поместья Ульяниных, Мустафиных, Ширяевых, Соловцовых, Заплатиных, Улагиных. Среди всех арских помещиков своей образованностью и добрым отношением к крестьянам выделялся Н.Н. Елагин. Крестьяне с уважением относились к своему барину. Это особенно ярко проявлялось во время революции. Единственным не разгромленным, не сожженным имением не только в Арях, но и во всем Лукояновском районе было имение Елагина. Крестьяне обеспечили Николаю Ниловичу возможность забрать из имения все, что ему было необходимо, и переехать в Лукоянов. Помещичий дом в М. Арях был передан под школу, а с 1947 года в нем размещался детский санаторий, бессменным директором которого с тех пор является Р.П. Загрядская. Николай Нилович был человеком широкой эрудиции, библиофилом, страстным коллекционером, неплохим художником. Часть коллекции старинного русского оружия, которая хранится в краеведческом музее, была собрана им. В Лукоянове Николай Нилович работал учителем рисования в школе II ступени. Свой дом в Лукоянове он передал под дом престарелых, где последние годы жизни жил и сам. Умер Николай Нилович в 1941 году.

На углу ул. Горького и площади Мира на месте двухэтажного жилого дома раньше стоял деревянный одноэтажный дом лукояновского землемера А.И. Никитина. Особенно хорош был сад Никитиных, который занимал весь угол между улицей Дворянской и Соборной площадью. Сейчас о него осталась одна старая ель, которая стоит перед зданием администрации Лукояновского района. На месте четырехэтажного дома на северной стоне улицы стояли два одноэтажных деревянных дома, принадлежащие мещанке Таршиной. После революции в угловом доме работало швейное предприятие "Салмокс", что в переводе с мордовского языка на русский означает "Игла".

Рядом с домами Таршиной находились два деревянных дома Филясовых - владельцев почтовой станции и конного выезда. В большом доме с мезонином жила вся семья Михаила Ефимовича Филясова, а в доме с флигелем - семья его старшего сына Александра Михайловича, который тоже занимался извозом. Внучка Михаила Ефимовича Е.П. Ракушина - кандидат медицинских наук, которая более 30 лет проработала преподавателем в Нижегородском медицинском институте, рассказала интересную деталь из жизни семьи Филясовых. Старший сын Филясовых Александр был женат на Любови Ивановне Кочемасовой, дочери известного гагинского врача. В годы учебы в лукояновской гимназии в этой семье жила сестра Любови Ивановны - Анна Ивановна Кочемасова,которая позднее вышла замуж за известного нижегородского писателя Н.И. Кочина, автора произведений "Гремячая поляна", "Девки" и др. Н.И. Кочин вместе со своей женой несколько раз бывал в Лукоянове у ее родственников.

Если с восточной стороны улицы Горького перейти на площадь Мира, то на ее северной стороне можно увидеть несколько старых зданий. Угловой одноэтажный домик раньше принадлежал Лукояновской метеостанции, которая начала работать в нашем городе еще в 1885 году. Рядом с угловым домом находится здание Лукояновского краеведческого музея. До революции этот дом принадлежал семье Лавровых-Блохиных. И.И. Лавров был крупным лесопромышленником и одним из самых богатых жителей нашего города. Происходил Лавров из крестьян села Байково. Свою предпринимательскую деятельность он начинал с разведения гусей, которых поставлял в Н. Новгород. Затем он построил в Байкове водяную мельницу, а в начале XX века купил большой участок леса у помещика села Волчихи. Тогда же в Байкове он построил и лесопилку. В 1905 году Лавров купил бывшее поместье Панютиных в с. Мерлиновке, и семья переехала туда на жительство. Влияние Лаврова в уезде было очень большим. Об этом свидетельствует тот факт, что он сумел изменить первоначальный план строительства железной дороги по территории нашего уезда и повернул ее с Починок на Ужовку, так как она была ближе к его лесопилке. У Лаврова не было сыновей, а была единственная дочь Евдокия Ивановна, которая училась на высших медицинских курсах в Москве. Там она познакомилась с сыном начальника станции Рузаевка, студентом медицинского института Н.И. Блохиным, и в 1907 году они поженились. После окончания учебы они приехали в Лукоянов. Николай Иванович был назначен земским врачом в Кемлянскую больницу. Семья сначала жила в Мерлиновке, а в 1911 году Лавров построил в Лукоянове на Соборной площади дом, в который и переехала молодая семья. Это был один из самых красивых и благоустроенных домов в городе. В 1912 году в семье Блохиных родился сын, в будущем выдающийся ученый с мировым именем, академик, доктор медицинских наук, президент Медицинской академии наук СССР, директор Научно-исследовательского онкологического центра в Москве Николай Николаевич Блохин.

Из истории улицы Коммуны

(бывшей Почтовой, позднее Мещанской)

По плану застройки, составленному после пожара 1816 г., улицы верхней части нашего города располагались вдоль реки Теши и Хвощевки параллельно друг другу и имели почти одинаковую длину. Это объясняется тем, что с востока и запада их ограничивали естественные преграды. На западе это был овраг и ручей Назарьев (Назариха), впадающий в р. Тешу, а на востоке овраг и ручей Безымянный (так он обозначен на старых планах города), впадающий в р. Хвощевку. Между собой улицы соединялись пустыми (не застроенными) переулками, которые располагались на одинаковом расстоянии друг от друга. Официальных названий эти переулки не имели, их обозначили сами жители (Больничный, Чикин, Аптечный и др.)

К северу от улицы Базарной (ныне улица Октябрьская) тянулась улица Мещанская (до реформы 1861 г. она называлась Почтовой).

Восточную окраину этой улицы лукояновцы называли "Сибиркой". Она в основном была заселена мастеровыми людьми-кустарями и ремесленниками. Старожилы помнят семьи сапожников Мякишевых и Баженовых, кузнецов Кондаковых, горшечников Морозовых, столяров Костиных, маляров Мордвинкиных и других.

Центральная и западная часть улицы в большинстве своем была застроена одноэтажными деревянными домами. Но если сравнить ее с другими улицами Лукоянова, то основная часть двухэтажных домов находилась здесь. Это были купеческие особняки или дома чиновников.

Если идти по улице с востока на запад, то еще и теперь можно увидеть сохранившиеся старые дома, которые были построены в конце 19 и начале 2-го веков. Обзор этих старых построек и воспоминания старожилов об их хозяевах можно начать с дома № 70 (Золиных). Этот дом принадлежал семье аптекаря Канцевича. О нем мы уже говорили. Дом № 68 (Сайгиных) связан с историей дворянской семьи Засыпкиных. В 1851 году из Починок в Лукоянов переехала семья присяжного поверенного (так официально в России именовались адвокаты)Николая Ивановича Засыпкина. Засыпкины купили дом у мещанина Скоробогатова Степана Ивановича на улице Почтовой, так тогда называлась улица Мещанская. Кроме этого за городом они купили 40 десятин земли и 8 десятин леса, которые лукояновцы помнят, как рощу Засыпкиных. Располагалась она на месте современной рощи Магницкого.

В 1888 году Засыпкины рядом со своим домом построили еще один дом (на углу улиц Коммуны и Куманева - дом 39). Семья Засыпкиных была многодетной (6 дочерей и 2 сына). Все они быди хорощо образованными и интеллигентными людьми. Сыновья Засыпкиных занимали важные места в управлении уездом. Алексей Николаевич был старшим бухгалтером Лукояновского казначейства. Ему и принадлежал дом № 68, о котором говорилось выше.

После революции этот дом сменил несколько хозяев, и все они были людьми известными в Лукоянове: врач Косыгин, фельдшер Назаринов, врачи Постновы и, наконец, Сайгины.

Второй сын Засыпкиных Константин Николаевич был начальником лукояновской уездной тюрьмы. У него на западном конце этой же улицы был свой дом (№ 6 по ул. Коммуны). В этом доме после революции работали различные учреждения: медучилище, детсад, департамент физической культуры и спорта.

Семья Засыпкиных дала Лукоянову несколько поколений учителей. Старожилы помнят учительниц церковно-приходских школ Анастасию Николаевну и Евгению Николаевну Засыпкиных, преопдавателя русского языка и литературы Елизавету Николаевну Платонову, преподавателя иностранного языка Ольгу Николаевну Свешникову. Сейчас в Лукояновском педколледже и сельхозтехникуме работают преподавателями представители третьего и четвертого поколений учителей из этой семьи: Н. Н. Южалина и Н. Е. Южалин.

Семья Засыпкиных

На пересечении улиц Коммуны и Первомайской стоит здание нарсуда. Мемориальная доска на фасаде этого здания отмечает, что здесь в 1893 году в семье лукяновского купца Николая Максимовича Урванцева родился наш знаменитый земляк, доктор геологических наук Н. Н. Урванцев. О нем с полным основанием можно сказать, что это был человек-легенда. Он принадлежал к славной плеяде исследователей-первопроходцев, которые внесли огромный вклад в освоение территории Крайнего Севера нашей страны и сумели поставить на службу людям местные природные богатства этих мест. Более 20 лет своей жизни Николай Николаевич отдал освоению территории полуострова Таймыр и архипелага Северная Земля. За эти годы были пройдены где пешком, где на собачьих или оленьих упряжках, на байдарках или вездеходах тысячи километров. В итоге были открыты богатейшие месторождения каменного угля и медно-никелевых руд, основан г. Норильск, составлена первая карта архипелага Северная Земля и многое другое. Николай Николаевич был награжден двумя орденами Леина, Большой золотой медалью Географического общества, но заслуги перед страной не спасли его от сталинских репрессий. По ложному обвинению в 1938 г. он был осужден и 7 лет провел в лагерях как…враг народа. Освобожден он был только в 1945 г. Умер Николай Николаевич в 1985 г. и, как он завещал, был похоронен в г. Норильске. Норильчане чтят его как основателя города. Николай Николаевич был Почетным гражданином города Лукоянова и до конца жизни поддерживал связь с земляками. В музее хранятся его книги, присланные в дар лукояновцам. В память о нашем знаменитом земляке одна из новых улиц Лукоянова получила его имя - улица Урванцева.


Рядом с домом Урванцевых стоял дом, в котором в 1903 году поселилась семья священника Петра Ивановича Нарциссова. Он был переведен из Арзамасского уезда на должность священника вновь построенной в Лукоянове тюремной церкви. Кроме этого Петр Иванович был законоучителем (преподавал Закон Божий в церковно-приходской школе при женском манастыре и в высшем начальном училище для мальчиков). В 1907 году в семье Нарциссовых родился Владимир Петрович, в будущем доктор сельскохозяйственных наук, профессор Горьковского сельскохозяйственного института. Свою трудовую деятельность Владимир Петрович начинал в нашем городе в должности агронома Лукояновской МТС. Владимир Петрович был одним из первых лукояновских комсомольцев.

На северной стороне перекрестка улиц Коммуны и Первомайской стоит дом "Ремвеса". До революции его хозяином был главный казначей Лукояновского уезда Николай Иванович Петров. Позднее в этом доме жила семья бухгалтера Голдобина, На северной стороне улицы, рядом с площадью Мира, стоят два двухэтажных особняка. До революции они принадлежали семье известных лукояновских купцов Епишиных. Глава семьи Иван Мирононич Епишин был владельцем двух магазинов. В городе был он человеком уважаемым, неоднократно избирался церковным старостой при Покровском соборе, входил в состав попечительского совета городской богодельни и в попечительский совет по строительству здания для женской гимназии. Во втором особняке жила семья сына Ивана Мироновича Якова Ивановича Епишина, который кроме занятия торговлей возглавлял страховое агентство "Русское общество". Всего в Лукоянове действовало одиннадцать частных страховых агентств.

После революции в особняке Епишиных размещались разные учреждения, в том числе и ОВД Лукояновского района. Между особняками Епишиных (на месте современного дома М.Ф.Ермакова) стоял одноэтажный дом сапожника-кустаря В.Свешникова, в котором в 1894 г. родился наш земляк, известный художник-график А.В.Свешников. 18-летним юношей он уехал в Москву, где окончил Строгановское художественное училище. Александр Васильевич никогда не порывал связи со своим городом. Во время приездов в Лукоянов он в фотографиях и рисунках увековечивал уголки родного города и его окрестностей, писал портреты своих земляков. Бесценными являются альбомы фотографий и рисунков, которые были подарены им краеведческому музею. По ним мы многое узнаем из прошлого нашего города.

Здесь же на этой улице стоял домик учительницы М.Н.Григорьевой. У нее на квартире во время учебы в школе второй ступени жил известный нижегородский писатель Александр Иванович Патреев, автор романов "Глухая рамень", "Инженеры" и других. Пробу пера будущий писатель начинал в молодежном журнале "Апофеоз", который выходил в Лукоянове в 1914 году под редакцией известного литературоведа АА. Зерчанинова.

Теперь мы выходим на площадь Мира (бывшую Соборную). Давайте мысленно представим, как она выглядела до 30-х годов 20 века. Городского парка здесь не было. В центре площади стоял Покровский собор, построенный в 1826 г. Собор был обнесен красивой чугунной оградой на каменном постаменте, над которой возвышались кроны деревьев. В 1932 году храм был разрушен. Инициаторы разрушения обещали, что из кирпича будут построены новые культурные учреждения. Но кладка стен храма была настолько крепкой, что она не разбиралась, а дробилась в щебень, который был использован просто на мощение улиц.

Всего в 30-х годах в Лукоянове было разрушено 5 храмов (Покровский собор, Собор Тихона Задонского и зимняя церковь в монастыре, напольная церковь Казанской Божьей матери и тюремная церковь).

В конце 30-х годов на площади, которая тогда уже называлась Красной, был заложен городской парк им. В.И Ленина. Парк был спланирован и создавался под руководством Ивана Андреевича Уварова, который был опытным специалистом в парковом деле. Территория парка была огорожена, работы по его созданию велись несколько лет. Для посетителей он был открыт после Великой Отечественной войны. Парк радовал лукояновцев своей ухоженностью, красотой своей планировки, подбором пород деревьев и декоративных кустарников. От центра парка, где возвышался памятник вождю революции В.И.Ленину, отходили аллеи 13 декоративных кустарников: спиреи, жимолости, сирени, роз. По периметру сада тянулись липовые аллеи. Живую изгородь парка составляли акации и посадки клена ясеневидного. Особенно хороши были липовые аллеи и аллеи из роз. К большому сожалению, лукояновцы не сумели сохранить старой планировки парка. От нее осталась только старая липовая аллея с восточной стороны. Современный парк уже не имеет четкой планировки и является просто зеленым массивом в центре нашего города. Но есть здесь святое место для лукояновцев - это аллея памяти нашим землякам, погибшим в Великой Отечественной, афганской и чеченской войнах.

На западной стороне улицы Мещанской когда-то размещались присутственные места уезда и города. Правда, после отмены крепостного права и проведения земской реформы часть присутственных мест была перенесена в Починки (вторую столицу уезда, как их называл В.Г.Короленко). Канцелярия предводителя дворянства Лукояновского уезда, земская управа, земское собрание, крестьянское присутствие в конце 19 века находились уже в Починках, но часть их оставалась в Лукоянове. На правом углу улицы (ниже школы искусств) стоит большое одноэтажное деревянное здание. В нем находилось полицейское управление уезда. Последним уездным исправником, возглавлявшим это управление, был Философ Геннадьевич Велтистов, а столоначальником М.А.Туманов.

На левом углу улицы когда-то стояло двухэтажное здание, в котором размещалось городское общественное управление, здание это не сохранилось. Рядом с полицейским управлением находилось здание первой городской общественной библиотеки, созданной при помощи В.Г.Короленко. Севернее полицейского управления возвышался двухэтажный особняк из красного кирпича. Этот единственный в верхней части города кирпичный жилой дом принадлежал известному крупному торговцу мясом, управляющему имением Протасова-Бахметьева в Иванцеве А.И. Байкову. Во время первой мировой войны в этом доме размещался госпиталь для раненых, а после революции его занимали райисполком, горсовет; сейчас это школа искусств.

Под № 47 на улице Коммуны стоит дом Б.С. Громилова. В начале 19 века этот дом принадлежал бывшей крепостной А.С. Пушкина Ольге Михайловне Калашниковой. Она была отпущена поэтом на волю и выдана замуж за мелкопоместного дворянина Ключарева. После ее отъезда в Петербург дом был продан семье Тереховых, затем Степановым и затем был куплен Громиловыми. До наводнения 1927 г. дом стоял на берегу р. Теши, а позднее был перенесен на ул. Коммуны. Соседний с Громиловыми двухэтажный деревянный дом раньше принадлежал нотариусу Гавриилу Сергеевичу Колокольцеву. После революции это здание занимала Лукояновская милиция. Теперь это многоквартирный жилой дом.

На южном углу пересечения улиц Коммуны и Куманева стоит дом № 41, который до революции принадлежал пану Кричевскому, поместье (хутор) которого находился недалеко от с. Нехорошева. Напротив дома Кричевского (на северном углу) стоят два двухэтажных особняка, которые принадлежали купцам Чивкуновым - владельцам самого большого трактира и бакалейного магазина на Базарной площади. Братья Иван и Петр Чивкуновы жили в угловом доме, а их сестра Мария Никаноровна во втором доме. Все купцы Чивкуновы были холостяками. После революции в разные годы в угловом доме Чивкуновых размещались школы, райзо, а во втором доме - инкубаторная станция. Сейчас это жилые дома.

Петр Никанорович Чивкунов
Иван Никанорович Чивкунов


В доме № 32 до революции жила семья одного из сыновей купца Королева. После революции этот дом сменил очень многих хозяев: уком партии, квартиры преподавателей Лукояновского педтехникума, райзо, райфо, ЗАГС, квартиры секретарей РК партии А.И.Малинина, П.И.Логинова. Сейчас в этом доме живут семьи зам. главврача ЦРБ А.Г.Басова и учительницы-пенсионерки Р.Н. Манохиной. Соседний дом № 30 - дом Красовых, в прошлом владельцев почтовой станции, содержавших конный выезд. Ямщики и извозчики развозили людей не только по улицам города, но и его окрестностям. О Красове упоминает В.Г.Короленко в своем очерке "В голодный год" как о члене Лукояновской Земской управы.


Дом №26 принадлежал секретарю земельного комитета Ф.И.Воронину. В этой семье родился один из первых лукояновских комсомольцев А.Ф.Воронин. О семье Ворониных с большой теплотой вспоминал в своей книге "Остановись у родника" известный нижегородский писатель, наш земляк А.И.Цветнов, который в годы учебы; жил на квартире у Ворониных.

Мария Никаноровна Чивкунова

В доме № 22 жила семья старейших учителей г. Лукоянова Таскиных. Клавдия Павловна была преподавателем Лукояновского педучилища. Ей первой в Лукояновском районе было присвоено звание Заслуженной учительницы РСФСР и вручен орден Ленина.

Рассказать о старожилах ул. Коммуны можно еще очень много. Например, на этой улице долгие годы жила Заслуженная учительница школы РСФСР А.Н.Назарова, известные в прошлом лукояновские учителя Мегистов, Серебровский и др.

Завершить рассказ о старожилах этой улицы можно семьей Николаевых. Их дом стоит на северном углу перекрестка улиц Коммуны и Куйбышева. Это была семья потомственных лукояновских сапожников. Большим мастером сапожного дела был М.М.Николаев. Человеком он был очень своеобразным. Был он глух, поэтому замкнут, необщителен, говорил очень тихо, а дела выбирал такие, где не требовалась чья-либо помощь. Был он не только сапожником, но и заядлым охотником, искусным таксидермистом, непревзойденным кулинаром. Был он холост и жил с семьей своего брата Б.М.Николаева - одного из первых комсомольцев города и первого лукояновского пионервожатого. После гибели Бориса Михайловича в Великой Отечественной войне он помогал его вдове Марии Михайловне воспитывать трех своих племянниц. С одной из них - Людмилой - мы вместе учились. Когда мы приезжали из института на каникулы, он кормил нас такими пирогами, которых забыть невозможно.

Михаил Михайлович оказал очень большую помощь в создании отдела природы Лукояновского краеведческого музея. Чучела птиц и животных, созданные его руками - настоящие произведения искусства. Они настолько динамичны, что кажутся живыми. Орлы-беркуты, пеликан, канюки, сизоворонка, ласточки и другие экспонаты отдела природы просто завораживают посетителей, особенно детей.

После революции ул. Мещанская была переименована в ул. Коммуны. На ней размещались первые советские учреждения: уком партии, уком комсомола, первый Совет рабочих и крестьянских депутатов. Места их нахождения отмечены мемориальными досками.

В подготовке статьи использованы воспоминания старожилов г. Лукоянова С.М.Громиловой, А.В. Афанасьева, В.Ф.Кондакова.

Улица Пушкина

Современная улица Пушкина объединила в единое целое четыре старых улицы: Ямскую, Солдатскую, Станционный поселок и часть деревни Малая Лукановка. Сейчас это самая длинная по протяженности улица. Ее длина с запада на восток составляет 7 км. Это главная транспортная магистраль города, по ней движется весь транспорт из Н. Новгорода на Саранск, Болдино, Гагино и в других направлениях.

Улица Ямская была одной из самых старых улиц города Лукоянова. О на начиналась у моста через р. Хвощевку и тянулась до плотины на р. Теше. Свое название она получила от Ямской слободы, которую еще в XVIII веке заселяли государевы ямщики, обеспечивающие движение по Старосаратовскому тракту. С развитием железных дорог ямщина постепенно утратила свое значение, но еще долго некоторые жители улицы Ямской занимались наемным извозом. Занятие это было тяжелым и рискованным. Старожилы улицы долго вспоминали о трагедии, которая приключилась с их односельчанином Егоровым Иваном Егоровичем.

В 1914 году он договорился с жителем города Лукоянова Канцевичем о перегоне племенного рысака, которого тот продал в с. Лысково. Стоял март, санный путь еще не рухнул. Иван Егорович привязал рысака к задку саней и отправился в путь. До Лыскова доехали благополучно, он сдал коня новому хозяину, получил расчет и отправился домой.

На ночлег остановился на постоялом дворе в с. Княгинине. Вот здесь и случилась беда. Ночью цыгане увели со двора его лошадь. Отчаянию бедняги не было предела. Лошадь в семье была основной кормилицей. Дома его ждали жена и пять малолетних детей. Вернуться без лошади он не мог. На поиски затратил почти два месяца, обошел всю округу, но никаких следов похитителей не нашел. Пришлось продать сани, сбрую и возвратиться домой пешком и с пустыми руками. До дома он добрался только в конце мая. Справиться с постигшим несчастьем он так и не смог и вскоре умер, оставив пятерых сирот.

Восточный конец улицы Ямской примыкал к Базарной площади, их соединял деревянный мост через р. Хвощевку. На самом берегу Хвощевки почти напротив друг друга стояли два двухэтажных дома: один деревянный, другой наполовину каменный с деревянным вторым этажом. Эти дома принадлежали семье известного лукояновского булочника, содержателя гостиницы и заезжего двора И. Т. Агеева.

После революции дома были конфискованы и переданы под квартиры.

Угловое двухэтажное здание, которое стоит на повороте улицы, до революции принадлежало Лукояновскому воинскому присутствию. Здесь располагались казармы небольшого воинского гарнизона.

После революции здание было передано Лукояновскому райвоенкомату, а после войны — ремесленному училищу. Рядом со зданием воинского присутствия стояли два одинаковых одноэтажных деревянных дома, а на самом берегу р. Теши находилось большое деревянное здание «Чайной». Они принадлежали семье трактирщиков Петровых. Сейчас на месте этих зданий большой пустырь.

Напротив дома Петровых в начале XX века было выстроено здание Лукояновской земской школы, в которой учились ребятишки с улиц Ямской, Терюшан, Кушна, Журавлихи и Нового порядка. Здание школы было небольшим. В нем имелось всего два просторных класса, которые разделяла раздвижная стенка. В новогодние праздники стенка раздвигалась, и классы превращались в один большой зал. В боковых пределах школы размещалась квартира учителя и учительская.

После революции здание было передано семилетней школе № 17. Сейчас это здание снесено, на его месте разбит сквер имени А. С. Пушкина.

Затешную часть улицы Ямской в основном заселяли крестьяне. Среди обычных деревянных домов здесь выделялись два больших красивых дома, принадлежавших купцам Валовым. После революции деревянный особняк был передан под начальные классы школы № 17, а в каменном двухэтажном особняке находилась контора МТС, а теперь Лукояновская вечерняя школа.

Жители улицы Ямской с выгодой для себя использовали близость к Базарной площади. Почти каждая семья содержала постоялый двор. Накануне базарного дня из отдаленных сел съезжалось большое количество «базарников», которым был нужен ночлег, его и обеспечивали постоялые дворы. «Удобства» для ночлежников были самые примитивные. Каждый хозяин обеспечивал постояльцев чаем, для чего в каждом доме имелись двухведерные самовары. Что касается сна, то постояльцы зимой спали «вповалку» на полу, полатях, русской печи. Постоялый двор предоставлял место и для повозок, и для лошадей.

Каждый двор делился на две части: большая открытая часть двора предназначалась для повозок, а вторая, крытая часть, для стоянки лошадей. В каждом дворе обязательно был колодец и большая колода с водой. За постой обычно расплачивалось сельское общество, а в советское время постоялые дворы назывались колхозными квартирами, расплачивались с хозяевами за них колхозы.

Содержание постоялых дворов было делом хлопотным, но это давало семьям хотя небольшой, но дополнительный доход.

После революции улица Ямская была переименована в улицу Ворошилова.

из архива города

Старая улица Пушкина. Фотография А. В. Свешникова. Следующая часть улицы Пушкина — это бывшая Солдатская улица. Она начиналась у плотины на р. Теше и заканчивалась у нефтебазы — бывших керосиновых складов купца Валова.


О возникновении названия улицы существуют две версии.

Одну обосновал А,И. Пох. Он связал возникновение улицы с упразднением при императоре Александре II военных поселений. Бывшие военные поселенцы были расселены по всей России. Часть из них получила в надел земли вдоль Старосаратовского тракта. В 1856 году 50 семей бывших военных поселенцев создали в Лукоянове целую улицу, расположенную вдоль р. Теши. Эта улица и получила название Солдатской.

Другую версию о возникновении названия улицы высказывают старожилы города. Они связывают его с тем, что по этой улице уходили на службу в армию все будущие солдаты.

После революции улица Солдатская была переименована в Красноармейскую, а в 1937 году, в сотую годовщину гибели А. С. Пушкина, она получила имя великого поэта.

До начала XX века все пространство от нефтебазы и до д. Лукановки представляло из себя огромный пустырь, который лукояновцы называли «Умет» по названию постоялого двора Кузнецовых, который стоял на отшибе от улицы Солдатской.

Застройка Станционного поселка началась вместе со строительством депо и ж/д станции Лукоянов в 1903 году.

10 марта 1919 года жители Лукановки и Станционного поселка стали свидетелями страшной трагедии, которая произошла на железной дороге недалеко от ст. Лукоянов. В результате крушения пассажирского поезда тогда пострадало более 600 человек. 100 из них погибли сразу, многие умерли в больнице. Сообщение об этой трагедии было напечатано в № 1 газеты «Лукояновская мысль» от 16 марта 1919 года в заметке «Кто виноват?».

Улица Пушкина в своем нынешнем составе получила название после Великой Отечественной войны. За послевоенные годы благоустройство коснулось только проезжей части улицы, она заасфальтирована, построены два железобетонных моста через реки Теша и Хвощевка. Что касается старых построек, то они просто разрушаются. Отделу культуры следует проявить большую настойчивость в вопросе сохранения памятников культуры. На косметический ремонт таких объектов, как бывшая гостиница Агеева, бюст А. С. Пушкина, средства следует выделять ежегодно, они очень невелики. Потомки нам не простят, если мы не сумеем сохранить то, что является непреходящей ценностью — это память о пребывании А. С. Пушкина в нашем городе.

Особо следует сказать о жителях улицы Пушкина. Здесь проживали и живут многие известные лукояновцам люди.

В деревянном двухэтажном доме Агеевых долгие годы жила известная всем большая и дружная семья Сухотиных-Паскевичей. Они занимали весь второй этаж.

Семья переехала в Лукоянов из Сибири в 1922 году. Глава семьи Софья Николаевна была блестяще образованным человеком. Она окончила историко-филологический факультет Казанского университета. Хорошо знала французский и немецкий языки, долгие годы работала учителем немецкого языка.

В семье Сухотиных было шестеро детей. Всем лукояновцам известны имена Г. В. Паскевич и М. В. Сухотина, которые внесли огромный вклад в развитие культуры Лукояновского района. Более 35 лет своей жизни Галина Владимировна работала в сфере культуры. Выполняла обязанности заведующей Лукояновским ДК (21 год), заведующей отделом культуры, хормейстера РДК. Модест Владимирович долгие годы руководил духовым оркестром ДК.

В доме бывшей гостиницы Агеева до войны жила семья будущего известного нижегородского писателя М. И. Суетнова, который тогда работал заведующим Лукояновским роно.

В этом же доме жила старейшая учительница базовой школы А. А. Мордвинкина. Одно время здесь жила семья заведующего Лукояновским педучилищем Г. Л. Андропова. В здании бывшей школы № 17 жила семья директора этой школы А. А. Розанова. На этой улице живет семья Почетного гражданина г. Лукоянова врача ж/д больницы В. В. Ослова. Владимир Васильевич и его супруга Ольга Владимировна своим высоким профессионализмом, чуткостью и вниманием к каждому пациенту снискали глубокое уважение и признательность всех лукояновцев.

На этой улице со своей семьей жил В. Г. Рунков, который долгие годы возглавлял педагогический коллектив ж/д школы. Здесь же живет его дочь Ирина Викторовна Серебрякова — заслуженный врач РФ, которая отдавала и отдает все свои силы сохранению жизни и здоровья наших детей.


Кашина Г.И.

Тихоновский монастырь

В 2005 году исполнится 150 лет со времени основания в городе Лукоянове Тихоновского женского монастыря. Лукояновцы знают, что когда-то в нашем городе существовал женский монастырь, знают место, где он располагался.На фотографии старого Лукоянова видны купола двух соборов, один из которых находился на территории женской обители. Но историю основания монастыря, его деятельность и роль в жизни нашего города, лукояновцы, помнят смутно, а многое из того, что они знают, не всегда соответствует действительности. В настоящее время краеведами собрано много материалов по истории Тихоновского монастыря, в том числе архивных документов, фотоматериалов, воспоминаний старожилов, которые дают возможность открыть еще одну страницу в истории нашего города.

Знаменитые Лукояновские базары

Каждая улица старого Лукоянова — это отдельная, очень интересная страница жизни города. Улицы повествуют о делах и судьбах наших земляков, о событиях, происходивших на них. Хранителями памяти обо всем этом являются прежде всего старожилы. Их воспоминания оживляют сухие данные документов и официальных отчетов и делают историю более интересной, динамичной и понятной.

Старый Лукоянов. Фотография А. В. Свешникоа.

Файл:Первый монастырь.jpg

Есть и другие источники знаний по истории улиц — это старинные постройки. Они являются немалыми свидетелями прошлого. Многим из них уже более 100—150 лет.

Но время безжалостно к людям и их делам. Уходят из жизни старые люди, ветшают и разрушаются, доживая свой век, старые постройки. Многие из них уже снесены. И как говорит известная поговорка: «С глаз долой — из сердца вон». Но мириться с этим нельзя, нельзя допустить, чтобы прерывалась связь поколений.

Еще в 60-х годах прошлого века один из старожилов нашего города А. И. Пох написал серию интересных статей об истории улиц г. Лукоянова. Они были напечатаны страницах газеты « Лукояновская правда». С тех пор прошло почти 40 лет, и матеиалы эти стали доступными лишь для немногих любителей старины, сумевших сохранить газетные вырезки.

Однако за эти годы удалось собрать и сохранить воспоминания многих других старожилов Лукоянова, которые дополняют, а в некоторых случаях и уточняют статьи А. И. Поха. О чень интересными и подробными являются воспоминания И. И. Ляпина (1904 г. р.), С. М. Громиловой(1910), Л. В. Устимовой(1910), А. В. Афанасьева(1916), В. Ф. Кондакова(1919) и многих других. Их данные и использованы при характеристике улиц старого Лукоянова.

Наш город всегда относился к числу так называемых «малых городов». По указу императрицы Екатерины в 1779 году с. Лукояново вместе с 11 другими селами Нижегородского наместничества было преобразовано в г. Лукоянов, который стал административным центров одного из самых крупных и по территории, и по количеству жителей уездов юго-восточной части Нижегородской губернии.

Сам же Лукоянов был очень маленьким поселением. В конце 18 века он занимал площадь всего в 95 десятин. В нем насчитывалось 207 обывательских домов. Рос Лукоянов очень медленно и даже через 100 лет, по статистическим материалам первой Всероссийской переписи 1897 года, в нем проживало всего 2331 житель, из них 1029 мужчин и 1302 женщин. Город по-прежнему занимал 95 с небольшим десятин. Из 375 жилых помещений 363 были деревянными. Яркую характеристику нашему городу того времени дал В. Г. Короленко в своем очерке «В голодный год»: «Лукоянов принадлежит к числу таких городов, многочисленных у нас на Руси, по первому взгляду на который не определишь — город это или просто большое село. Раскинувшись довольно свободно по склону отлого холма, вокруг единственной церкви, занимающей центр большой пустой площади, он разбегается широкими малозастроенными улицами, а по окраинам прямо переходит в деревню, заселенную крестьянами-хлебопашцами. На холмах вокруг города стоят ветряки».

Еще в начале 19 века после страшного пожара 1816 года, который уничтожил весь город, губернскими властями было предписано застроить Лукоянов вновь по «конфирмованному плану» и «приличным образом».

К 1820 году на пепелище старого возродился новый город. По плану новой застройки его центральную часть составляли две площади: Соборная и Базарная. Роль архитектурной доминанты нового города должен был выполнить Покровский собор, местом для постройки которого была выбрана самая высокая точка так называемого Лукояновского вала, тянувшемуся по правому берегу речек Хвощевки и Теши.

Покровский собор города Лукоянова. Фотография А. В. Свешникова. Строительство этого первого каменного храма в Лукоянове продолжалось с 1820 до 1826 гг. Красавец-храм, построенный по проекту известного арзамасского архитектора Коринфского, занимал центр большой четырехугольной площади, которая и получила название Соборной (после революции площадь была переименована в Красную, сейчас это площадь Мира).

От углов этой площади на восток и запад отходили две улицы. С северной стороны площади к ней примыкали Дворянская улица (ныне ул. Горького), а с южной стороны — улица Мещанская (ныне ул. Коммуны).

Названия этих улиц как бы размежевывали население города на две части. Большинство населения Лукоянова составляли крестьяне-землепашцы, которые заселяли окраины города. На центральных же улицах селились представители «городских» сословий: дворяне, священнослужители, чиновники, мещане, мелкие торговцы, купцы, ремесленники и т. д.

По склону отлогого холма к югу от Соборной площади отхтдили три коротких переулка (ныне Советский и Красный переулок и начало улицы Коммунистической). Они соединяли Соборную площадь с Базарной. На запад и восток от этой площади отходила ул. Базарная. В осточная ее часть называлась Верхнебазарной, а западная часть (до плотины) — Нижнебазарной. Свое название площадь и улица получили за то, что были местом знаменитых лукояновских базаров.

Вид торговой части года. Фотография А. В. Свешникова. Наш маленький город как бы оживал в дни базара — по понедельникам. В этот день не только со всего нашего уезда, но и из соседних — Сергачскогого, Гагинского, Шатковского — сюда на торжище съезжались тысячи продавцов и покупателей. Здесь можно было продать и купить все необходимое, прежде всего для крестьянского хозяйства. Подробная характеристика лукояновских базаров содержится в воспоминаниях И. И. Ляпина и С. М. Громиловой.

На Базарной площади располагались магазины известных лукояновских купцов. Некоторые из этих зданий сохранились и до наших дней. Эти старые купеческие постройки и будут нашими путеводителями по Базарной площади.

Если идти от современного рынка к мосту через Хвощевку, то справа стоит одно старое здание — это бывший магазин Епишиных, в котором торговали посудой. Слева (здание Горэнерго) находился магазин купцов Валовых, где шла торговля бакалейными товарами и мукой. Рядом (магазин «Полюс») — бывшая бакалейная лавка Бычковых. раньше между ними стояла часовня. С. М. Громилова (ее отец был приказчиком у купцов Валовых) рассказывала, что купец В. И. Валов, прежде чем открыть магазин, заставлял всех своих приказчиков помолиться в этой часовне. Рядом с лавкой Бычковых стояла лавка Сисенковых, но она была снесена еще в 20-х годах прошлого века.

Вид торговой части года. Фотография А. В. Свешникова. Если повернуть налево и подняться по небольшой лестнице, то вы окажитесь перед магазином «У Теши». Это бывший бакалейный магазин купцов Чивкуновых. Под этим магазином находился огромный подвал-холодильник, который ранней весной набивался глыбами льда, что помогало лучше сохранять продукты летом.

С западной стороны к магазину Чивкуновых вплотную примыкал магазин Епишиных, где шла торговля тканями и одеждой.

Дом детского творчества располагается в бывшем магазине купцов Королевых, торговавших бакалейными товарами. После революции в этом здании работал кинотеатр «Горн».

Севернее магазина Чивкуновых находился магазин Урванцевых, где продавались ткани (сейчас это магазин ЧП Симоновой).

В северной части Базарной площади стояли лавки краснорядцев. Это были маленькие магазинчики, принадлежащие разным хозяевам, но объединенным в одно здание под общей крышей. Если встать лицом к этому зданию, что слева-направо хозяевами этих лавок были: Красова Н. И., Платоновы, Тороповы, Воробьевы — одеждой и головными уборами.

Трактиры на Базарной площади. Фотография А. В. Свешникова. В советское время в лавках краснорядцев располагались разные магазины:книжный, тканей, продовольственный. В 60-е годы здание было реконструировано под гастроном. Сейчас в нем находится мебельный магазин.

Справа от лавок краснорядцев располагался магазин Кузнецовых, где шла торговля скобяным товарами.

Старожилы, вспоминая о лукояновских купцах, рассказывали о разных приемах, которые они использовали для привлечения покупателей в свои лавки. В базарные дни проблем с покупателями не возникало, их было больше чем достаточно, чтобы обеспечить бойкую торговлю всех магазинов.

Чтобы привлечь покупателей в обычные дни, приходилось что-то придумывать. Так, Сисенковы, чтобы сформировать круг постоянных покупателей, чаще, чем другие, отпускали товары в долг, под запись в книгу. Если в магазин к Чивкуновым з а покупками приходили дети, то им обязательно давали конфету-леденец в расчете, что маленький покупатель в другой раз за покупками придет сюда же. В лавку Бычковых покупателей привлекали колокольчики, которые мелодично звенели, как только открывалась дверь. Над входом в магазин Королевых большими буквами было написано: «Сегодня за деньги, завтра бесплатно».

Магазин Урванцевых в центре. Фотография А. В. Свешникова. В базарные дни на площади бойко торговали 7 трактиров, которые обслуживали базарников. Три трактира: Чивкуновых, Приезжевых, Терсковых были построены гнездом под одной крышей. Это двухэтажное здание торцом выходило к лавкам краснорядцев. Крайним к ним был трактир Чивкуновых. После революции в этом трактире работали на первом этаже магазин, а на втором — столовая. Затем это здание было передано ремесленному училищу. В настоящее время оно снесено.

К трактиру Чивкуновых примыкал трактир Приезжевых. На первом этаже его находилась булочная Климихи, которая выпекала французские булочки. После революции в этом здании располагалась редакция районной газеты.

Крайним (на запад) в этом здании был трактир Терсковых. Сейчас это здание полуразрушено.

Южнее отдельно стояли трактир и номера Петровых (в советское время это была сапожная мастерская) и трактир Сидорочевых (позднее это здание принадлежало промкомбинату). Сейчас оба здания снесены.

На восточной стороне Базарной площади находился большой трактир Веселовых, его еще называли «цыганским». В советское время здание трактира было передано под ветеринарный техникум. Сейчас это многоквартирный дом. Теперешний райвоенкомат занимает здание бывшего трактира Леонтьевых.

Несмотря на то, что Базарную площадь и улицу наполняли сотни конных подвод и тысячи людей, беспорядка и неразберихи здесь не было. Нужную покупателю вещь можно было легко найти. Для торговли отдельными товарами отводились определенные места — ряды.

На Нижнебазарной улице (почти до плотины) располагался «лесной» ряд, где торговали бревнами, тесом, протесом, древесным углем. Торговля гончарной посудой шла на месте современной керосиновой лавки. Оно так и называлось «горшечная гора», а переулок, который шел на север от нее — «горшечным».

Понедельник — базарный день 1930 г. Фотография А. В. Свешникова. Очень живописным был "яблочный " ряд, где шла торговля яблоками традиционных местных сортов, которые привозились возами. Особой популярностью пользовались плодушки, антоновка, бель, апорт, анис и многие другие. Любимыми сортами для детей были сладкие «черное дерево», «бабушкино», «бель духовская» и другие. «Яблочный» ряд тянулся от современного магазина «Сельхозпродукты» до аптечного переулка в два ряда.

Вниз от магазина «Сельхозпродукты» располагался «лапотный» ряд, где продавали не только лапти, но и лыко. В нижней части площади располагался «мучной» ряд. От угла современной столовой на восток до Мещанского пруда тянулся «рыбный» ряд. От здания современной районной библиотеки и до Мещанского пруда тянулся самый шумный и разноголосый «скотный» ряд. Рядом с Мещанским прудом, который использовался для водопоя скота, стояли шесть кузниц, где ремонтировали гужевой транспорт и подковывали лошадей. Хозяевами этих кузниц были семьи Кондаковых, Филипповых, Вешовских и др. На восточной окраине Верхнебазарной улицы стояли три ветряные мельницы. На северной стороне Базарной площади находились дома Ябиденевых — известных лукояновских колбасников (сейчас этот дом снесен). Рядом с Ябиденевыми находился дом Сыромятниковых — владельцев винного откупа. В советское время здесь располагалось районная библиотека (дом сохранился). Рядом находился дом купцов Кузнецовых, владельцев скобяной лавки.

На месте современного четырехэтажного дома на углу ул. Октябрьской и Красного переулка стоял дом Стригулиных, владельцев пивного погреба. На втором этаже этого дома находилась первая в городе частная аптека Канцевича. В городе он слыл большим чудаком. Был он страстным любителем рысаков. Его конный выезд был лучшим в городе. Вместо собаки на цепи он держал волчицу. Был у него и огромный черный козел, которого хозяин запрягал в маленькие санки и катался на масленицу по улицам города.

Восточная часть города Лукоянова. Фотография А. В. Свешникова. В начале XIX века на Верхнебазарной улице располагалась канцелярия предводителя дворянства Лукояновского уезда В. В. Ульянина, которую в 1830 году посетил А. С. Пушкин с целью получения свидетельства на выезд из Болдина. Рядом с этой канцелярией в середине XIX века в большом деревянном доме с мезонином в детские годы со своей семьей жил известный русский писатель П. И. Мельников-Печерский, автор романов «В лесах» и «На горах».

На месте уголовного здания КБО с момента образования города находилась ямская станция с огромным крытым тесом двором на сотню и более лошадей. Эта станция обслуживала не только пассажиров, но и организовывала перевозку различных грузов. В советское время здесь размещался Дом колхозника — единственная лукояновская гостиница. Обязанности его директора долго исполнял В. И. Ишутин.

На противоположном углу улицы до сих пор стоит двухэтажный дом, который принадлежал торговцам мясом Кудаковым.

На улице Базарной жило много обывателей, которые так или иначе были связаны с торговлей. Это известные булочники Агеевы, скорняки Воробьевы, калачники. Одним из них был Сипин, дом его находился около плотины. В базарные дни он торговал калачами. Если выручка была высокой, то с радости он выпивал стакан водки и домой шел с песнями прямо по Теше. Ребятишки с Ямской улицы бежали за ним по берегу, проверяя, пойдет ли он до дома по речке или выйдет на берег. На Нижнебазарной улице жил известный лукояновский фотограф А. И. Поляков. Его снимки родной природы были настоящими произведениями искусства. Очень жаль, что наследники не смогли сохранить негативы снимков

На этой же улице жили удивительные умельцы: Д. Абросимов, И. Шалаев и Ксенофонт Мартьянов, которые в 90-х годах XIX века своими руками построили пароход и совершали на нем прогулки по Теше.

После революции улица Базарная была переименована в Октябрьскую. С этой улицей связаны имена многих наших знатных земляков. Здесь родился и вырос Герой Советского Союза Н. Н. Радаев, который был удостоен этого звания за штурм Берлина. Здесь родился и вырос Герой Социалистического Труда Станислав Федорович Мезин (в настоящее время живет в г. Арзамасе). На улице Октябрьской родился и вырос крупный специалист в области ветеринарии, Заслуженный деятель науки РФ, академик Международной академии наук высшей школы, профессор Ю. Ф. Юдичев.

На улице Октябрьской долгое время жила семья старейших учителей г. Лукоянова И. В. и Т. П. Певницких. Из событий, которые оставили память у жителей Нижнебазарной улицы, следует отметить наводнение, которое случилось летом 1927 года. В то время прошел сильнейший ливень в верховьях Хвощевки и Теши. Огромная масса воды обрушилась на нижний порядок Нижнебазарной улицы, многие дома были затоплены до крыш. С. М. Громилова, дом которой находился на самом берегу Теши, вспоминала, что от наводнения они спасались на чердаке, а весь дом был забит илом и мусором. После этого они были вынуждены перенести дом на улицу Комунны.

О людях, живущих на улице Октябрьской, могут рассказать еще много интересного ее жители, для этого просто надо не быть безразличным к судьбам и делам своих земляков. (Галина Кашина. Фотографии А. В. Свешникова. 20-х годов прошлого века.)

Персональные инструменты
Инструменты
Акция час кода 2018

организаторы проекта