Акмулла, Мифтахетдин

Материал из Letopisi.Ru — «Время вернуться домой»
Перейти к: навигация, поиск

Мифтахетдин Акмулла (1831 - 1895)– башкирский поэт-просветитель, выдающийся поэт-философ, поэт-мыслитель, создатель самобытной поэтической школы башкирской демократической литературы.

Файл:Akmulla.jpg

Кто просвещен и ремеслу обучен,

Тот славен и горд, в общении не скучен,

Источник мудрости ему доступен,

А неуч с унижением неразлучен.


Сложением шести и единицы

Десятки, как не бейся, не добиться.

Смещеньем стрелок время не ускорить,

Без помощи наук мечтам не сбыться.

(Акмулла М. «Башкиры мои, ученье нужно!»)

Мифтахетдин Камалетдинович Акмулла (1831 — 1895)

Мифтахетдин Акмулла является крупнейшим представителем башкирской поэзии XIX века, оказавшим сильнейшее воздействие на всю дальнейшую национальную литературу. И не только башкирскую. Своим Акмуллу считают и татары, и казахи, и уйгуры, и каракалпаки... Словом, многие тюркские народы. Он не только в совершенстве владел старотюркским языком, на котором тогда и писали, и говорили, но и создал новые формы и образцы «восточной» поэзии, отличающиеся гибкостью языка, глубиной мысли, музыкальностью и легкостью чтения.

Даже те народы Средней Азии, на земле которых Акмулле никогда не приходилось бывать, считают его близким себе поэтом и мудрецом. Профессор А. И. Харисов, много сделавший для изучения творчества и биографии Акмуллы, назвал его первым башкирским поэтом после Салавата Юлаева, который до конца проникся болью и духом своего народа и обратился к нему с проникновенными словами.

Мифтахетдин Акмулла стоит особняком и в смысле социального положения, и сферы своей деятельности, и по величине своего таланта. Никто не был так близок к народу, как Акмулла, нерасторжим от него, слит с ним воедино. Это был истинно народный сэсэн — поэт-импровизатор, мудрец, наставник. И в то же время его нельзя ставить в один ряд с другими известнейшими сэсэнами. Дело в том, что Акмулла был всесторонне образованным человеком, познавшим многие науки, владеющим арабским и персидским языками: это был философ, имеющий свою законченную концепцию жизни, свои твердо установившиеся взгляды на многие стороны общественного бытия. И это делало его духовным отцом нации, и, как было сказано выше, не только своей, но и других, близких по языку, вере и обычаям.

Акмулла прожил яркую, легендарную жизнь поэта-труженика, поэта-борца. Его жизненный и творческий путь — это прекрасный пример беззаветного служения народу, служения общественному прогрессу.

Мифтахетдин Камалетдинович Камалетдинов, впоследствии прозванный народом Акмуллой (чистым, правдивым учителем), родился 27 декабря 1831 года в башкирской деревне Туксанбаево бывшей Куль-иль-минекой волости Бе-лебеевского уезда Оренбургской губернии, в состав которой входила тогда Башкирия. В семье муллы Камалетдина Иш-кужина (ныне деревня Туксанбаево Миякинского района Башкортостана). Мифтахетдин был первенцем в семье, но дом, в котором он родился и вырос, представлял собой большую патриархальную семью во главе с дедом, указным муллой Мухтасипом Ишкужой Ишбулдиным. Здесь под одним кровом жили сыновья со своими жёнами, дочери, внуки и внучки Ишкужи; число родных и двоюродных братьев и сестер Мифтахетдина доходило в одно время до 15-ти человек. Понятно, что в этих условиях нелегко было отцу и деду сводить концы с концами, тем более — дать образование и поставить на ноги каждого из детей и внуков. Нелегко сложилась и жизнь любознательного, способного, жадного к знаниям мальчика Мифтахетдина. Начальное образование он получил в своей родной деревне и в медресе муллы Лукмана в одной из соседних деревень. Учился в селах Менеузтамак и Асяново. Некоторое время был шакир-дом известного в те времена далеко за пределами Южного Урала медресе в селе Стерлибашево, что в 75-ти километрах от деревни Туксанбаево. Здесь он под влиянием поэта суфийского толка Шамсетдина Заки пристрастился к поэзии. Каникулы свои проводил Мифтахетдин в отцовском доме, помогая родителям по хозяйству, Вскоре юноша отправляется в Оренбург, а оттуда в далекое Зауралье, становится шакирдом медресе в городе Троицке. Там Мифтахетдин продолжает свою учёбу и сам начинает учительствовать, выезжая в летнее время в казахские степи. Да и в дальнейшем в течение многих лет, скитаясь по Башкирии и Казахстану, свои силы и знания отдает поэт благородному делу народного образования. В эти же годы Мифтахетдин обнаруживает в себе способности к ремеслу: труд мастера на все руки, труд столяра, плотника, лудильщика, портного, становятся его любимыми занятиями. Через многие годы вернулся Мифтахетдин в родное Туксанбаево. Но не суждено было ему осесть в отцовском доме.

Он много повидал, живя вдали, многого постиг путем самообразования. Все эти годы явились для него своеобразной школой жизни, школой становления беспокойного его характера. И, видно, Камалетдин-отец не в состоянии был понять бунтарской природы своего сына, его устремлений. Тоскуя и не находя себе места, Мифтахетдин взял доброго отцовского коня и отправился куда глаза глядят.

После этого его часто видели на юге Башкирии... Оттуда его снова потянуло в просторы Зауралья. Мифтахетдин на своей знаменитой телеге, в специальных отсеках, которой хранились книги и рукописи, столярные и прочие инструменты, скитается по башкирским аулам верховьев Урала, Агидели, долины реки Миасс, а также в степях Казахстана. Весной и летом, переезжая из аула в аул, с яйляу на яйляу, на сабантуях он состязался с известными сэсэнами в искусстве поэтической импровизации, читал свои стихи перед народом.

Мифтахетдин Акмулла как никто другой понимал душу бедняка, его нужды и чаяния, его потребность в участии и сочувствии со стороны других. Его душа была исполнена болью и страданиями простых людей, и столь же жгучей ненавистью к миру богатеев, биев, тарханов, с которыми ему тоже приходилось постоянно сталкиваться. Один из них — казахский бай Батуч Исянгильдин — оклеветал его самым безжалостным образом и на четыре долгих года засадил в Троицкую тюрьму. Но и в застенках столь известного своими жестокостями заведения Акмулла сохранил крепость духа и создал множество широко известных произведений.

Одна из привлекательнейших граней философских воззрений Акмуллы — его представление о человеке. Тогда этот вопрос приобрел исключительное значение. Каким должен быть человек, лишённый возможности с оружием в руках бороться за свою свободу, брошенный на дно жизни? Подробный ответ на этот вопрос Акмулла дает в своем большом стихотворении «Насихаттар» («Наставления»). В нём Акмулла буквально по пальцам перечисляет качества, которыми должен обладать человек истинный. Характерно, что он не называет самые броские, общепринятые определения, по которым судили силу и храбрость батыра, отвагу воина, красоту девушки и так далее. Нет, он обращается к общечеловеческим ценностям, которыми может и должен обладать каждый человек, какое бы положение в обществе он не занимал.

На первое место Акмулла ставит совесть, на второе — добропорядочность, честь, на третье — разум, на четвёртое — благодарность, то есть умение быть благодарным всему и всем за добро, внимание, чуткость, в том числе, и к самой природе, на пятом месте у Акмуллы — терпение, ибо только терпеливый человек может достичь поставленной цели, преодолеть все тернии и преграды судьбы.

Всё это — несомненное откровение, целая революция в моральных устоях башкирского общества! Современники Акмуллы, народные сэсэны и писатели, продолжали восхвалять совершенно иные добродетели — мужскую удаль, жестокость к врагу на поле битвы, сноровку в похищении девушки. А тут — совестливость, доброта!..

Основные черты башкирской поэзии на протяжении нескольких веков были обусловлены прежде всего народно-освободительной борьбой башкир. Однако после Салавата Юлаева, в результате жестокого подавления Крестьянской войны 17731775 годов, создававшиеся поэтические произведения не призывали к борьбе. На смену идеям борьбы приходит идея смирения. Выразителями этой идеи были поэты-суфии, проповедовавшие равенство людей перед богом, проклинали богатство, материальные блага как нечто преходящее. Самое главное для человека утверждали поэты-суфисты — это любить бога.

Акмулла первым из своих современников прорывает пелену тумана, которым окутывали сознание людей служители мусульманской религии и, продолжив реалистические традиции башкирской поэзии в новых исторических условиях, указывает путь борьбы. Это борьба не только и не столько с внешним врагом, а с самим собой, борьба за нравственного человека, борьба со своим невежеством.

Вся разящая сила его сатиры обрушивается на власть имущих, но не щадит он и людей простого происхождения, когда видит в них леность, тупое примирение со своим положением, нежелание приобщать своих детей к грамоте и культуре. Для того чтобы идеи просвещения и разума нашли свое осуществление, считал Акмулла, нужно изживать из себя невежество, тупость, слепую веру в шариат. Он не делает различий в тех, к кому обращает сатирическое жало своих разоблачений, нередко уходя в абсолютную абстракцию. И его можно понять. Безотчётная покорность, добровольное приятие законов религии и родовых обычаев — всё это вызывает и досаду, и раздражение, и даже отчаяние, и он порою бывает несправедливо жесток и безжалостен. И разве одному Акмулле было присуще такое? Вспомните знаменитое некрасовское «Люди холопского звания сущие псы иногда...»

Акмулла стремился очистить место для света и добра в духовном мире людей:

Пусть душа будет чистой. Стремись к очищенью.

Нет без этого пользы в твоём просвещенье.

(Перевод Г. Шафикова)

Совершенство человека в современную ему эпоху Акмулла видит в просвещении, духовном развитии, умении трезво и здраво воспринимать события и явления жизни. И, убеждая в необходимости грамоты и просвещения, он становится проникновенным агитатором, голос его звучит отечески наставительно:

Башкиры, всем нам нужно просвещенье!

Невежд немало, редкость — обученье.

Страшней медведя — шатуна незнанье.

Усилим, братья, к знанию влеченье!

(Перевод М. Гафурова)

Акмулла одним из первых поднял голос против насилия и гнета, против порабощения человеческого духа и достоинства. Его стихи — кровоточащая рана, совесть народа, душераздирающий крик его гнева и отчаяния. Тысячи верст по родной башкирской земле и немереным солончаковым степям Казахстана. Десятки, а может быть, сотни поэтических дуэлей, бескомпромиссных словесных поединков с башкирскими и казахскими сэсэнами и акынами. Всюду восторженный приём простых людей; везде — проповедь знаний, добра, человечности; страстная отповедь носителям зла и невежества. Язык Акмуллы меток, точен, метафоричен. Его прямота сокрушает и воодушевляет. Он признаёт только честность в дружбе, в делах, в жизни.

Акмулла резко выступает против тех, кто обучение заменяет слепой зубрёжкой, проповедует фанатическую веру в бога, а телесное наказание считает самым лучшим средством достижения успехов в учёбе. Он призывает к чуткому и внимательному отношению к детям, простого и доступного изложения изучаемого предмета.

Не шарахайтесь прочь от учёных людей,

В них — потребность великая ваша.

Воздавайте им должное!

Только злодей И глупец

им на двери укажет.

Муллы!

Палки отбросьте свои и хлысты,

Будьте с детской душой осторожны.

От серьезных наук не бегите в кусты,

Всё другое — и пусто, и ложно.

Ничего нет грустнее невежества мулл,

Пустозвонов под тогой ученых.

Будьте бдительны,

дабы никто не задул Детский разум, мечтой увлеченный!

(Перевод Г. Шафикова)

Знакомясь со стихотворениями Акмуллы, а они, как правило, велики по размеру и многомерны по мысли, постигаешь его воззрения на жизнь, воспитание, мораль, этику и эстетику, которые отразили не только личные позиции Акмуллы, но и позиции самых передовых людей его времени. Вот почему творчество этого поэта имеет столь широкое общественно-политическое значение и звучание.

Акмулла любит давать советы, назидания, наставления. Но они у него никогда не приобретают характер высокомерного поучения — они учат и помогают; это — советы доброго друга.

Не беда, хоть заблудился — лишь бы шёл своим путем,

Лишь бы за свои ошибки не винил других потом.

А начнешь валить на прочих то, в чём по уши виновен,

Гнев людской тебя достанет справедливым острием.

Или вот ещё:

Дурного и слабого знак —

Смятенье и страх перед силой.

Преступно стоять,

если враг Бесчестит родимых и милых.

(Перевод Г. Щафикова)

Перечень таких строк можно продолжить. Акмулла поистине неисчерпаем в мудрости и полёте мысли. Иногда его речь обретает парадоксальный оттенок, который не сразу доходит до читательского сознания. Это идет от аллегорического, можно даже сказать, эзоповского языка славных предшественников — сэсэнов.

Что спрашивать меня? Удел мой тяжек:

Куда ни гляну — там воронья стража.

Мир узок. Лишь горит в кромешной мгле

Мозг в черепе, как золото в земле.

(Перевод Г. Шафикова)

Акмулла явился своего рода реформатором башкирского стиха, который под его пером освободился от тяжеловесных конструкций и застывших канонов восточного стихотворчества. Строки Акмуллы в своей основе звучат легко и раскрепощено, в них много звуковых аллитераций, музыки, света. А если смысл их не всегда доходит до нашего сознания, то в этом, видимо, особенность самого литературного языка, бытовавшего в то время, представлявшего смесь многих тюркских языков. Но и тут проявляется исключительная взыскательность к слову, высокий художественный вкус автора: он отбирает из арсенала арабского языка и языка фарси лишь самые выразительные и точные для данного контекста слова и выражения, по-своему обогащая ими родную речь, письменный язык.

Замечательный сын башкирского народа Мифтахетдин Акмулла является неисчерпаемым духовным источником национальной культуры. И источник этот не меркнет с годами. Такова участь подлинно народной поэзии и истинно народной души, вобравшей в себя всю боль и радость родного народа, родимой земли.

В бренном мире все извилисты дороги — нет прямых;

Все тернисты, но усердно люди мнут и топчут их.

Так иди по ним, надежду не теряя ни на миг,

Мертвецом себя не чувствуй, коль идешь среди живых!

(Перевод Г. Шафикова)

Так писал Акмулла в одном из последних своих стихотворений «Надежда». И он идёт вперед во времени, живой среди живых, и таковым останется навсегда.

По Р. Шакуру, Г. Шафикову.

Письменные произведения поэта вышли отдельными книгами в 1802, 1904 и 1907 годах в Казани. Первый на башкирском языке и на сегодняшний день самый полный сборник его стихов был издан в 1981 г. в Уфе.

Творчество Акмуллы образовало целую поэтическую школу. Известный поэт Мажит Гафури, выдающийся поэт-сатирик Шайхзада Бабич, поэты-сэсэны начала ХХ века Шафик Тамьяни, Нурмухамет Юмрани выросли на традициях этой школы.

В 2006 г. Башкирскому государственному государственному педагогическому университету было присвоено звание М.Акмуллы. С тех пор организуются и проводятся ежегодные международные Акмуллинские чтения.

1. Созидатели. Справочное пособие для учащихся общеобразовательных школ. Уфа, полиграфкомбинат, 2000. - 256 с., с ил.

2.Акмулла Мифтахетдин. Стихотворения. Перевод с башкирского. - Уфа: Китап, 2006. - 192 с.

Персональные инструменты
Инструменты
Акция час кода 2018

организаторы проекта