«ОБЪЕКТ» — НОВОЕ СЛОВО И НОВЫЕ РЕАЛЬНОСТИ

Материал из Letopisi.Ru — «Время вернуться домой»
Перейти к: навигация, поиск

1. Название страницы не соответствует правилам Летописи.

2. Не "из Википедии" берём материалы, а только то, что знаем, видим, слышим, исследуем сами (т.е. авторские материалы)!



Статью необходимо переименовать- см. Имя статьи



Начало истории первого отечественного ядерного центра принято датировать апрелем 1946 года. 9 апреля 1946 года было принято закрытое постановление Совета Министров СССР (№ 805—327) [ 1 ] о создании конструкторского бюро при Лаборатории № 2 Академии наук СССР. Названо оно было КБ-11. Задача этой организации в решении комплекса проблем строительства новой, атомной, промышленности ставилась предельно ясно и четко — создать «изделие», то есть атомную бомбу.

Указанным постановлением определялось также и руководство КБ-11. Его начальником был назначен Павел Михайлович Зернов, главным конструктором — Юлий Борисович Харитон. Самой организации еще не было, и этим двум людям, каждому из которых было чуть больше сорока (Зернову — 41, а Харитону — 42 года), предстояло возглавить трудный процесс ее становления, а затем и практического осуществления атомного проекта.

Принципиальному решению о формировании научно-исследовательской и опытно-производственной базы для создания первых образцов нового оружия предшествовало обсуждение в Первом Главном управлении вопроса о ее месторасположении. Оно должно было отвечать ряду особых требований. Поскольку планируемая работа была сверхсекретной, это место не могло находиться в густонаселенных местностях и рядом с большими городами. Более того, его предстояло «закрыть» от любого любопытного взора. Европейская часть России, как известно, равнинна, и естественной защитной преградой мог быть только лес. Конечно, можно было бы укрыться за горами или в глухих лесах Сибири либо на любой другой малообжитой территории страны. Российские просторы позволяли это сделать. Не позволяло другое — послевоенная разруха, дефицит всего и вся, ограниченность тех ресурсов, которые страна могла выделить для своей ядерной программы. Ради секретности нельзя было поэтому позволить себе «забраться» с атомным проектом в слишком далекую глушь. В этом случае пришлось бы многократно увеличить расходы на обеспечение инфраструктурной связи с Москвой, научными учреждениями столицы, центрами снабжения. А связь должна была быть оперативной. Так что вариант «далеко от Москвы» с самого начала не подходил. Малонаселенность и близость к Москве были не единственными требованиями. Необходима была достаточно обширная территория. Ведь предстояли большие объемы работ со взрывчатыми веществами. Для этого нужны полигоны, специальные площадки, специальное складское хозяйство и т. п. Кроме того, принималось во внимание, что в абсолютной «пустыне» начинать подобное дело тоже было невозможно. Должны были быть хоть какая-то начальная материально-техническая база и энергетические мощности.

Итак, был нужен некий «медвежий угол» в лесном массиве, расположенном не очень далеко от столицы, с элементами индустриального производства. При обдумывании территориальной привязки будущего ядерного центра первое, что подворачивалось «под руку» руководителю ПГУ Б.Л.Ванникову, были предприятия «его» Наркомата боеприпасов. Частично они уже отвечали необходимым требованиям в силу своего оборонного характера. Да и судьба многих из них в условиях предполагавшейся после войны демилитаризации была проблематичной. Поэтому имело смысл использовать одно из подобных предприятий, наиболее подходившее для реализации поставленных целей.

Персональные инструменты
Инструменты
Акция час кода 2018

организаторы проекта