Юргамыш, посёлок (Курганская область)

Материал из Letopisi.ru
(перенаправлено с «Юргамыш»)
Перейти к: навигация, поиск

Основание посёлка Юргамыш

Строительство транссибирской железной дороги началось в 1891 году. Началось по утвержденному царём плану. Отсыпать железнодорожное полотно стали одновременно почти на всём протяжении пути. Для этого наряжали крестьян окрестных сёл и деревень со своим инструментом и даже с повозками и лошадьми. Дорога строилась однопутной – поэтому железнодорожное полотно было достаточно узким. На плане железнодорожной дороги были утверждены разъезды для железнодорожных составов, железнодорожные станции, и водонапорные башни с бассейном для заправки водой паровозов. В 1891 году начали отсыпать полотно для будущей железнодорожной станции Юргамыш. Хотя первый поезд прошел через станцию Юргамыш в 1894 году, годом основания станции считается 1891. Почему именно здесь спроектировали станцию Юргамыш? Да потому, что здесь рядом стояли колодцы малобеловодских крестьян, и здесь же были их поля, главное, потому, что железная дорога пересекала здесь сложившиеся дороги Куртамыш – Шадринск, центры волостных сёл Кипельское, Таловское – Кислянское, рядом было и село Петровское, входившее в состав Кипельской волости и село Малобеловодское, входившее в состав Кислянской волости. Юргамышский краевед Александр Ульянович Астафьев в газете «Ленинский призыв » 28 сентября 1958 года объяснял, почему Юргамыш стоит на этом месте. Он рассказывает, что первоначально станцию планировали на 210 разъезде. По его мнению, запротестовал промышленник Шмурло, который имел винокуренный завод вблизи села Петровского: от его завода станция, якобы, будет далеко. Действительно, на строящейся железной дороге работал родной брат Геннадия Францевича Шмурло – Владимир Шмурло. Но он был техником и вряд ли имел какое-то право на изменение утверждённого плана дороги. Юргамышский краевед Анатолий Михайлович Студенцов утверждал, что план строительства дороги никто не имел права изменить. Поэтому предположение о строительстве станции на 210 разъезде следует считать народной легендой. К тому же там нет дорог нет и ближайших селений? Железная дорога прошла по земле села Малобеловодского. Малобеловодские крестьяне не особенно дорожили этими землями, т. к. в этих местах (местах прохождения железной дороги) находится много заболоченных мест и бывают частые годы, когда воды здесь скопляется много. Дело в том, что южнее станции Юргамыш начинается возвышенность – водораздел двух речек – Юргамыша и Окунёвки, даже водораздел бассейна двух рек Миасса и Тобола. От станции Юргамыш имеется небольшой уклон в сторону села Мало-Белого. Сейчас вешние воды медленно стекают к селу Малое Белое по прокопанной канаве. Жители окрестных селений считают Юргамыш болотом. Пока не были подняты улицы Юргамыша, по ним трудно было пройти и проехать. В 1940 – 1950 годах по улицам посёлка были проложены тротуары из досок. А первая улица посёлка Вокзальная была уложена деревянными чурками. На железнодорожной станции Юргамыш построили стандартный вокзал, срубленный из дерева. В 2006 году его начали перестраивать: половину вокзала отпилили и заложили фундамент нового здания. Почему станцию назвали Юргамыш? Южнее станции в 10 км протекает речка Юргамыш; по этой речке и назвали станцию. Оказалось что такое название – единственное в России. Что означает слово Юргамыш? Впервые написал о значение слова Юргамыш А.У. Астафьев (Смотрите «Ленинский призыв», 1962 г., 12апреля.) в заметке «Язык земли». Он считает, что кочевавшие здесь казахи называли речку «Зеркамыш». Ввиду того, что в прибрежных местах её и самой воде росли высокие камыши, то они в соответствие с этим характерным для неё растением и дали ей название Зеркамыш, что в переводе на русский язык означает «высокий камыш». Он считает, что русские исказили это слово – стало Юргамыш. Это объяснение, видимо, удобно для жителей Юргамыша и они его приняли, но ясно, что это просто народная этимология. Юргамышский краевед С. В. Плотников в статье «Что означает Юргамыш» («Рассвет», 1991, 25 июля) приводит несколько версий объяснение имени нашей речки. «Если речку так назвали во время проживания здесь тюркских народов (каракалпак, татар, башкир), то можно рассмотреть несколько версий значения слова Юргамыш. Анатолий Егорович Горшков из Шадринска так объясняет название реки: «Для татар и башкир в первом компоненте «Юрга» нет ничего непонятного, оно значит – на «возвышенность», где элемент «юр» значит возвышенность, а «га» указывает направление. Если же второй, древний, компонент «мыш», уже вышедший из речевого обихода, перевести как «образующаяся, рождающаяся», то полный перевод будет выглядеть как река, рождающаяся на возвышенности, что вполне соответствует природным реалиям». И ещё одно объяснение А. Горшкова: «В раннем средневековье, до принятия и распространения мусульманства у тюркских народов были широко распространены личные имена с конечным суффиксам «мыш» – рождённый. Не исключено что слова «Юргамыш» и «Куртамыш» были именами старейшин родов, владевших этими территориями». Шадринский краевед Владимир Павлович Бирюков записал тюркское слово «юрган» – лошадь. Юрга по башкирски – быстрая, резвая и подразумевается лошадь, а «мыш» – это суффикс, поэтому, возможно, название реки каким-то образом связано с названием коня – постоянного спутника древних народов. Есть ещё одна версия. Башкир, увидев реку, скажет: «Ходили мы», в смысле «Я здесь был». Наши соседи куртамышане предложили также несколько версий объяснения слова Куртамыш. Названия этих речек даны в древности, точной этимологии пока нет, возможно, и не будет. К десятилетней годовщине Октябрьской революции в 1927 году на заседание четвёртого Юргамышского районного съезда советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов обсуждался вопрос о переименование посёлка Юргамыш. Председатель РИКа Дребнев, выступая по вопросу переименования посёлка, разъяснял депутатам: «В нашем районе находится в настоящее время владение бывшего капиталиста, владельца винокуренных заводов Шмурло, находящееся на реке Юргамыш. При стараниях этого капиталиста царским правительством и сооружена у нас станция под боком этого капиталиста, чтобы он имел возможность изготовляемые его фабрикой фабрикаты без лишних для него затрат переводить в другие местности. По его же настоянию станция по месту нахождению завода Шмурло – речка Юргамыш – и дано название станции. Дребнев предложил переименовать Юргамыш в посёлок «Карповский», Чтобы закрепить память павшего за дело Октябрьской революции т. Карпов. Решение съезда не было выполнено. И к лучшему. В выступлении председателя РИКа больше эмоций, чем здравого смысла. О посёлке в первые годы его существования записал А.У. Астафьев рассказ старожила Гасникова Фёдора Егоровича (См. А.У. Астафьев. Глазами старожила // Уходящей жизни след. Юргамыш, 1998. С. 19–20). Что представлял собой посёлок и местность, на которой он находился, в первые годы своего существования? По рассказам Гасникова Федора Егоровича, проживающего в посёлке с момента его основания, картина была такова. В 1898 году население Юргамыша состояло только из 8 семей (Уфимцевы, Владимирцевы, Колупаевы, Варлаковы, Титовы, Гасниковы, Ульянины, и Макеевы). Жили они там, где сейчас находится восточный конец Вокзальной улицы. Небольшое болото, расположенное между баней и нефтебазой, называлось тогда Сафроновым, и со всех сторон было окружено зарослями густых ракит. Оно имело такое название потому, что поле, находящаяся возле него, принадлежало Сафрону Ивановичу Колупаева – жителю только что основавшегося Юргамыша и переехавшему в него из Малого Белого. Территория нынешнего Юргамыша севернее улицы Пушкина, была занята сплошным берёзовым лесом. Та же часть территории посёлка, где находится здание бывшего райисполкома и сад, являлась пашней, принадлежащей Ф.Е. Гасникову. От Сталинской улицы (сейчас улица Мира) на восток в направлении к мехлесокомбинату тянулся большой участок государственного берёзового леса («Обрезной лес»). Так выглядел наш посёлок до 1900 года. В 1900 году на станции Юргамыш 18 дворов, 123 жителя. Учитель истории Кипельской школы, краевед, Владимир Иванович Дюсюбаев выписал данные по Кислянской волости за 1916 год, опубликованные в книге «Список населённых мест Челябинского уезда Оренбургской губернии» (Челябинск, 1916). Посёлок Юргамыш в 1916 году входил в состав Кислянской волости, в нём находилось однокласное министерское училище, медицинский врачебный пункт, ветеринарно-врачебный пункт, земельская станция, почтово-телеграфное отделение, 10 лавок, еженедельные базары по средам, ярмарки: Казанская 17–22 октября; Афанасьевская 14–18 января, Сорока святых 5–9 марта, Тихоновская 13–20 июня. Паровая мукомольная мельница, в посёлке 52 двора, 135 душ мужского пола, 124 женского пола, всего 259 человек. А всего в Кислянской волости проживало 11142 человека. В Юргамышской школе учителем работала Елизавета Степановна Кузьмина (с 1905 года). Вблизи железнодорожной станции Юргамыш, в основном на северной стороне, рос посёлок, его назвали также как и станцию Юргамыш. Особое значение станция Юргамыш имела в первый год советской власти. На склады станции Юргамыш свозили зерно с района, грузили его в вагоны и отправляли в Петроград. Но 4 июня 1918 года на станции появились восставшие чехи. Они расстреляли бывшего матроса Василия Семёновича Карпова. В районной газете «Рассвет» имя Карпова В.С. часто встречалось. В Юргамыше есть улица имени Карпова, на месте его расстрела установлен памятник, на доме где он жил, установлено мемориальная доска. В газетах его называют «первым председателем Малобеловодского сельсовета», «балтийским матросом», «участником штурма Зимнего». Кто он В.А. Карпов? О нём написал в газете «Рассвет» юргамышский краевед С.В. Плотников («Что говорят архивные записи // «Рассвет», 1991, 21 марта). Любовь Алексеевна Николаева от имени краеведов районного Дома пионеров и школьников в 1984 году высылала запрос в Центральный Государственный архив Военно-Морского Флота СССР и получила архивную справку, которая написана на основании документов из фондов 1200, 870, 417, 947, Р–130 . Эта справка помогает понять, где и как служил Василий Семенович, но ставит новые вопросы, а ответы на них необходимо найти. «Карпов Василий Семенович в 1914 году призван на военно-морскую службу, –¬ написано в архивной справке, – и в апреле 1914 года зачислен на крейсер «Аскольд» Сибирской флотилии. В 1915 году в составе команды крейсера «Аскольд» находился в заграничном плавании в Средиземном море. В 1916 году матрос 2-й статьи Василий Семенович Карпов, в связи с волнениями на крейсере «Аскольд», как «политически неблагонадёжный» переведён в разряд оштрафованных и списан в Архангельский флотский полуэкипаж, откуда в сентябре 1916 года назначен в Отдельную морскую бригаду Особого назначения. 12 сентября 1916 года прибыл в бригаду и был зачислен в Артиллерийский полк (приказ по бригаде № 71 от 14 сентября 1916 года). В феврале 1917 года переведён из Артиллерийского полка Отдельной морской бригады Особого назначения в Речную флотилию той же бригады (приказ по бригаде № 185 от 14 марта 1917 года). На 15 марта 1917 года значится там же. На декабрь 1917 года значится председателем судового комитета крейсера «Аскольд» Флотилии Северного Ледовитого океана. 4 декабря 1917 года, будучи делегатом 1-го Делегатского съезда Мурманской флотилии от крейсера «Аскольд», выступал против перехода государственной власти к партии большевиков. В 1918 году значится в списках личного состава крейсера, как не выразивший желания остаться на службе по вольному найму, но задержанный до 1 марта 1918 года в демократических организациях до проведения демобилизации. 16 марта 1918 года убыл в Управление Кольской базы. Других сведений не обнаружено». И дополнительно сотрудники архива сообщили: «Личный состав крейсера «Аскольд» не принимал участие в Октябрьском вооружённом восстании, так как крейсер в это время находился на севере. Персональных списков участников восстания в документах, хранящихся в архиве, нет. Сведений о дальнейшей деятельности Карпова В.С. в документах, хранящихся в архиве, не обнаружено». После расстрела В.С. Карпова в метрической книге Христорождественской церкви села Малого Белого записано, что крестьянин Василий Семёнович Карпов родом из Тамбовской губернии Кирсановского уезда Ирской волости села Вельможки убит 22 мая 1918 года в возрасте 25 лет. Значит, 16 марта убыл из Архангельска, а 25 мая расстрелян в Юргамыше. Мало он прожил в Юргамыше после демобилизации, но видимо стал кому-то неугоден. Каково же было его отношение к Октябрьской революции? В 1924 году волостное деление было ликвидировано, образован Юргамышский район с центром в пос. Юргамыше. С этого времени наступает этап дальнейшего развития Юргамыша, усиление его значения в жизни района. До 1920–х годов Юргамыш был очень маленькой станцией. Территория его ограничивалась теперешней Вокзальной улицей. В 1924 году образован Юргамышский район. Поселок начал расти. К концу 1930–х годов его территория уже простиралась от элеватора до нефтебазы и от первых построек с южной стороны железнодорожной линии до улицы Советской. Незадолго до Великой Отечественной войны были построены улицы Свободы и Труда. Во время войны на восточной окраине поселка расположилась трудармейская часть под названием «Новостройка – 24», а на западную окраину в самом конце войны переехала из деревни Щучье другая часть – ОСМЧ – 22 (отдельная строительно-монтажная часть № 22). Восточный край Юргамыша, где на месте трудармейского производства остался мехлесокомбинат, и поныне называют Стройкой. А вот ОСМЧ не оставила о себе никакой памяти: часть эту через год перевели в Каргаполье, наскоро построенные контора и бараки для рабочих быстро обветшали и были заменены новыми строениями, а на территории части расположился сначала трест «Маслопром», потом – ремонтно–строительное управление. Но со времен ОСМЧ поселок стал расти в западном направлении и, в конце концов, слился с колхозом «Красный пахарь», который прежде был отделён от поселка полями и перелесками. Теперь Красный Пахарь не только улица поселка, но и весь западный край Юргамыша. В конце 1950-х годов на северо-востоке, за Стройкой, обосновалась исправительно-трудовая колония, и близлежащий район становится постепенно ещё одним краем, который так и называют – Колония. В это же время растут и улицы «за линией» – к югу от железной дороги. На юго-западе в пору электрификации Транссибирской магистрали стояли вагончики строительно-монтажного поезда. Там было много молодёжи, и образовалась, говоря теперешним языком, неформальная танцплощадка. От официальной, расположенной в районном саду (ныне вымокшем), она отличалась большей свободой нравов и потому получила шутливое название Франция. Словечко, став названием этого края, уцелело. Разросся поселок и к северу: в послевоенные годы появились улица Матросова и следующие, ей параллельные. Особого названия этот край не получил (См. Плотников С.В. Знакомые потоки. Юргамыш, 2001. С. 146).

12 февраля 1944 года пос. Юргамыш отнесён к категории рабочих посёлков (Администритивно-терротериальное деление Курганской области (1917-2004). Курган, 2005. С. 90).

Автор: Плотников Вячеслав, ученик 4 "А" класса Юргамышской средней школы, п.Юргамыш Руководитель проекта Плотников Сергей Васильевич

«Красный пахарь»

В мае 1990 года в «Красном пахаре» записал со слов старожила Валентины Вохменцевой некоторые сведения о коммуне и колхозе «Красный пахарь». Западнее посёлка Юргамыша, начиная с 1970-х годов, застроили край, называемый по-народному Красный Пахарь, а в нём имеется улица с таким же названием. В 1930 году здесь на поле, вблизи пахотной полосы, были поставлены корпуса коммуны им. Клары Цеткин. В этом же году севернее Юргамыша, там, где сейчас находится ветлечебница, организована коммуна «Красный пахарь». Коммуны как коллективные хозяйства оказались неэффективными и вскоре перешли на устав колхозов. В 1936 году эти два хозяйства были объединены в один колхоз «Красный пахарь», контору колхоза сделали в бывшей коммуне им. Клары Цеткиной. Первым председателем колхоза «Красный пахарь» был Александр Ковалёв; бригадиром был Пётр Плотников, он не вернулся с фронта (в «Книге памяти» он не занесён, видимо, никто не вспомнил о нём). В 1935 году сюда приехали Анисья Ногина из Корчажного, Вохменцева из Пичевки, Антонина Павловна Сафронова и Шадрина Екатерина Васильевна. Приехал Паша Мухортиков с семьей, Калининых семья, ранее приехали Спиридон Игишев и Михаил Горохов. Из детдома была привезена Лизка (живёт в Юргамыше); её сын Саша а внук Леонид Александрович работал начальником в чермете. Михаил Николаевич Двинин приехал из Пичевки, он погиб на фронте. Председателем колхоза был и Максим Жижелев, жил Степан Жижелев – они с Пермяковки. Павел Вохменцев жил при коммуне, он не вернулся с фронта (в «Книгу памяти» он не занесён). Жили в Красном Пахаре Найданов Иван из Колупаевки, Сединкина Физа из приюта, Подгорных Иван Павлович и Подгорных Павел с семьёй, Двинины, Петр Лебедев, Александр Волков, Мария Волкова, Анастасия Речкалова, Анисья Ногина, Екатерина Васильевна Шадрухина. Коммунарами был поставлен новый корпус, в корпусе четыре комнаты, одна из них квартира. По три семьи жили в одной квартире.

Коммуна «Новый мир» Там, где сейчас располагается посёлок Новый Мир, когда-то гулял ветер, стоял лес да болото. А земля эта относилась к Кипельскому селу. Крестьяне села Кипельского решили на этом месте организовать коммуну. 29 марта 1928 года коммунары получили 370 га земли. Но жить было негде, коммунары ходили на поле либо пешком, либо ехали на лошадях. В коммуну вошло 12 семей. После трудового дня и в обеденный перерыв отдыхали они под соломенной крышей. Был создан совет коммуны, главой его был Н.С. Доброчасов, агрономы Н.В. Останин и С.Г. Бакланов. Засеяли в первый год 8 га, в 1929 году – 160 га и собрали хороший урожай. За это коммуне дали областную премию в 600 рублей. Построили шестиквартирный дом, в каждой квартире поселили по две семьи. В 1929 году из Кипели перевезли дом Молодкина. В нём сделали 20 квартир, там же отвели комнату под общежитие, под школу, под красный уголок. В 1930 году в коммуне уже 30 семей. Открыли школу, в ней 15 детей. Организовали ликбез. Учителем был В.С. Тетенёв. В этом же году коммуне дали трактор. Трактористами были П.М. Останин и Н.С. Михеев. Для коммуны купили маслобойное оборудование, автомашину – полуторку. Получили премию 500 руб. Первые года коммуне жилось трудно, вредили кулаки, слагали песни, рассказывали небылицы:

                          Под Кипелью есть коммуна
                          Под названьем «Новый мир»
                          Щи капустные хлебают
                          Жирно мясо не по ним!

Но люди трудились, не покладая рук, и жизнь налаживалась. Появился в достатке хлеб. Жить стало лучше.

Из воспоминаний бывшего члена коммуны Степана Григорьевича Бакланова.

 (Материалы из личного архива С.В. Плотникова.)
Персональные инструменты
Инструменты
Акция час кода 2018

организаторы проекта