Тофалария. Неоглядный странник

Материал из Letopisi.Ru — «Время вернуться домой»
Версия от 10:21, 10 января 2020; Русин Сергей Николаевич (обсуждение | вклад)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск
Тофалария — историко-культурный регион в центральной части Восточного Саяна на западе Иркутской области на территории Нижнеудинского района. Населён кочевыми таёжными оленеводами - охотниками и собирателями лекарственных трав.

Тофалария. Улуг. Оленевод 40.jpg.jpg
      Сказочно прекрасный и величественный горно-таёжный мир Тофаларии находится в центральной части Восточных Саян. Особую неповторимую красоту пейзажам создали не преступные скалистые вершины и сверкающие снежники, нетронутая тайга и кристально чистые реки, ледники и наледи, водопады и капли чистой росы, озера и альпийские луга, переливы лазурного неба в шёпоте ветерка. Этот заповедный уголок с суровыми условиями жизни, удаленный от остального мира, позволил таёжникам сохранить освященные веками традиции до настоящего времени. Самобытность и осознанность древнейших сказаний, преданий и обычаев, выражается в почитании могущественной силы гор. Могучие горы представляют собой место для воздаяния, потребностей, воззваний, отдыха и исцеления. В горах сосредоточились природные блага, растения и животные, от которых зависит существование людей, и они считают горы частью естественной природы и местом торжеств.
      Горные особенности родных угодий таёжники отражают в традиции почета Хозяина гор. Предания гласят кем, когда, из чего и каким образом были созданы необозримые просторы мира камня, снега, льда, что именно отсюда народились таёжные люди. Небесная птица поднимала из таинственной глубины водного хаоса золотые камни и из них лепила горы. Вершины сияли и видны были с головокружительной высоты небес и на них поселились потомки Небесной птицы. Для всех таёжников неприкосновенным являются все горные хребты, и у каждого рода имеется своя заповедная горная вершина, находящаяся в пределах наследственных угодий. Горы считаются единокровными родственниками людей. С ними говорят, им поют песни, у них просят совет, упрашивают и излагают прошения. Несмотря на то, что гора прямо не отвечает, внимательный таёжник всегда заметит знаки природы, которые оставил Хозяин гор. Вершины парят в ореоле туманной таинственности, скрываясь в заоблачной выси от взглядов чёрствых людей. Вода берёт начало с горных источников жизни. Из озер на вершинах гор вытекают ручьи в определенное время, исчезая подо льдом и появляясь в следующую оттепель. Бережное отношение к ягельным пастбищам для оленей и охотничьим угодьям зародило почитание природы, что реки, горы, озера и тайга имеют чудесную силу. Высота, крутизна, камнепады, обрывы, лавины, бураны, ледники и грозы охраняют таёжный мир от внешнего вторжения. Горные цепи служат естественными рубежами. Перевалы доступные для пешеходов и вьючных оленей порой опасны. Переваливая через горный хребет, таёжники оставляют позади себя тяжелое горение горьких потерь и кочуют навстречу чему-то неведомому. Могуче желание таёжников выжить в воображение рисует Хозяина гор, от милости и немилости которого зависит безопасность и удача в рискованных кочёвках.
      В Тофаларии множество значимых гор и каждая имеет своего Хозяина, в честь него местные жители совершают подношения и обращения. Наиболее заметные в недосягаемой дали вершины гор Удинского хребта, к которым совершаются странствия. Красивым по праву считается - пик Поднебесный, он символ чистоты духа и центр мироздания, на котором держится вся Тофалария. Непостижимые горы Белая Дургомжа, Хамжур-Тайга, Чело-Монго обладают удивительной силой притягивать к себе и помогать. Движением вверх, к небесам в незапамятные времена создалось уважение к горам, вершины которых, вознесенные в поднебесную высь, таёжники отождествляют с чем-то высшим и недоступным. По поверьям у подножья гор соблюдается своеобразная вежливость и учтивость. Чтобы не растревожить Хозяина гор на перевалах запрещается кричать и загрязнять, шуметь и потопать, подниматься бесцельно и не охотиться понапрасну. На тропинках особые ленточки вплетают в сооружения из камней Обо в виде луча устремлённого к небу. Гора в представлении таёжника предстаёт подателем жизни, и он посещает её в весенние и осенние перекочёвки. Покрытые снегами вершины, с тянущимися вниз языками ледников остаются частью таёжной культуры. Снеговая шапка горы, меняя очертания, у таёжника в бесконечных скитаниях с тревогой вызывает ожидания перемен в судьбе. У определенной черты подножья горы испив живительной талой воды, таёжник жизненной силы просит у Хозяина гор. Почитаемая гора для сознания таёжника образ мира, модель вселенной, в которой отражается весь планетарный уклад. Таёжник считает, что Хозяин гор может воплощаться в различные образы; дух охоты, кедра, чума, оленя и разных птиц и животных. Духи северных оленей обитают на вершинах, осенью спускаются в тайгу, а весной возвращаются обратно на гору. Вспоминая названия гор, и не произносит таёжник их при посторонних. Считая, если люди отнесутся к природе небрежно, то разгневанный Хозяин вызовет наводнения, бурю, оползни, сели, ненастье или лишит охотничьей удачи. Хозяин гор не допускает никаких отступлений и нарушений, связанных с пребыванием здесь пришлых людей, не только по отношению к себе, но и к растительности и диким зверям.
      Счастливая гора Хангорок является почётным членом рода и отождествляется с его покровителем, защитником, предводителем и наследуется, как отчее жилище. За её пограничным перевалом Кадыр-Орук находится межгорная Тоджинская котловина с густой речной сетью и множеством озер. Родовое достояние охотничьих угодий остаётся основой связью членов рода, и таёжник свое существование неразрывно связывает с родовыми горами Удинского хребта, отождествляя их вершины с легендарными предками. У родовой горы специально совершает обычаи почитаемому Хозяину гор. Одушевляя всю природу, а в горах, реках, озерах и деревьях почитает обитающий там особый дух, понимающий человеческий язык. С началом охоты или весенним ледоходом по каменистым осыпям и заснеженным склонам подымается к каменным Обо совершать ублажение. Переходя вброд бурные горные реки с ледяной водой, стойко перенося холод и туман, непогоду и изнуряющую жару. Забывая о трудностях и усталости шаг за шагом по запутанным тропинкам в верховье реки Кастарма, обходя лютых хищных зверей, топи болот, осыпи курумов, ворчание лавин и края пожирающих пропастей. Оставив у скал оленей, поднимается на возвышающуюся над другими вершинами гору, оказать ей почтение. Уважаемую традицию прошение вершине родовой горы производит сооружая на вершине из камней Небесное Обо словно сходствующий живой портрет горы. При закатном солнце пик гор направленный вверх, по вертикали окрашивается лучами в оранжево-багряный цвет. Поднебесный хозяин разжигает огонь в недосягаемых небесах, и свет его, отражая пик недоступного возвышения, вонзается острием в небо. Бегущие облака создают иллюзию полёта света и тени в круговороте жизни заснеженной вершины. Гроза возводит умоляющий взор в безответные небеса и блеском молний падает в серебристые тени ущелья. На вершине снежного исполина зачарованно стоит таёжник лицом к встающему солнцу и рисует на камнях стихи.
      - Великий Хозяин, живущий в небесах, - громко взывает таёжник. - Под вой волчьей стаи, в гнёздах перелётных птиц мы родились ночью. Росли на снегах и камнях, насиженных орлами. Сквозь смоляные иглы кедра встречали рассветы, когда порывистый ветер пургой в сердце стучался. Пили чистую воду из журчащего ключа, в каньоне извилистом, где буря сквозь грохот камнепада к леднику ласкалась. Наши амулеты с острыми когтями и стальными клыками, но мы охотимся в сезон без железных капканов, с перерывом добывая пушного зверя. Кочуем, двигаясь за оленями в сильные морозы и глубокие снега. Шьём одежду, обрабатываем шкуры, и бережно выпасаем важенок и ухаживаем за оленятами. На бубне грез приносим тебе от нас любимые тобою подношение. Прими чистоту наших сердец и даруй своему народу на непрерывных кочёвках не только косой дождь и мокрый снег, а мир и счастье. Храни стадо оленей круглый год на подножном корме для освоения промысловых охотничьих угодий. Пусть стороной обходят ненастья, и над живым гнездом пусть будет безоблачное небо. Пусть огонь, зажженный из смолистого сушняка, не гаснет в кочевом очаге, да не закончится пеплом таёжный народ. Великий Хозяин, ты умывал нас небесной росой, кормил и поил оленьим молоком, оберегал и давал всё необходимое, и мы тебя чтили, обожали и не брали у тайги лишнего. Пошли тайге щедрое плодородие, урожай ореха, сытный ягель и оленям произрастание. Надели даром видеть следы зверей и чуять завтрашнею непогоду. Вершины наших предков, мы сохраним, взамен просим твоей милости. Покой и умиротворение гор для нас завет. Милосердный Хозяин услышь просьбу таёжного народа и исполни его прошения.
      Быстро время летело вдаль, желая к лучшему всё поменять, таёжник обращался с прошением к Хозяину оленей, зверей, рек, тайги и высокому небу. После каждого запроса уложил по камушку в горку Обо и подвязал ленточку. Ветер, развивая ленточки, напомнил о ходе времени, что каждая просьба- это новая жизнь. В этом таинственном месте он узнал, есть ли внутри него сила, и улыбнётся ему жизнь мгновениями счастья. При ощущении очищающей и просветляющей высоты, простора, красоты заповедного места, он начинал жить более осознанно и значит, просьба была услышана. Благодарил Хозяина гор за снисхождение и брал с поднебесных камней найденные птичьи перья для амулета. Если смотрел через амулет на вершину горы вблизи, ему в видениях гора одушевлялась в синей выси, летящей чудной птицей. В перевёрнутом гнезде, птица превращалась в камень, а гора была способна превращаться в птицу, слегка оживляя застывшую под лунными отрогами реку Уда. Вершина зависла, рассекая льдинки редких облаков, а над пиком горы расправив крылья, кружил молодой ястреб. Очарованный чарующим мигом красоты ястреб парил в поисках пищи, но все попытки не приносили нужного результата. Ворон очень долго скитаясь по свету, в жадной погоне за лёгкой добычей мешал ястребиной охоте. Невежественный ворон шалил и пересекал невидимую черту порхания ястреба. Небесный охотник сразу же бросался его отгонять. Надоедливый ворон чудом увернулся, петляя, дико кричал, привлекая на помощь своих жестоких сородичей. Ястреб отбил невзрачного ворона от стаи, настиг его, оставляя в небе летать перья и пух. Ворон проделал маневр в воздухе, и в переполохе ложно камнем упал вниз на скалы. Рискуя, ястреб мелькнул за ним, но внезапно осекся, легко обманув ястреба, жалобно ворон юркнул под кучу камней. Свирепый охотник увлёкся и забыл поглядывать на небо, с которого на него обрушилась стремительная стая ворон. Вдохновенно и отважно ястреб сражался в окружении злой стаи, стремясь доказать, что он такой же Хозяин неба. Ввязавшись в свирепую драку, по одной в резких виражах сбрасывал ворон с неба. Гонялся ястреб за зазевавшимися воронами, другой раз они за ним. Ястреб на чёрных птиц охотился, когда они стройным строем преследователей сбивались в кучу. Гордый ястреб, отчаянно защищал своё небо над родною горою, а стая внимательно ледяным холодом следила за каждым поворотом его головы и сразу взмахами крыльев набрасывалась на него. Крылом к крылу мрачно стаей вороны кружили над ястребом, щипали и гнали, пикировали и подлетали, громко галдели и клевали. Одинокая молодая птица в битве, со стаей ворон налетающей со всех сторон, не имела шансов на успех. Быстрокрылый ястреб отчаянно оборонялся от суеты и тоски вороньей стаи, играл в догонялки. От сильного удара в неравном споре ястреб сорвался с неба и глухо упал на пик горы. Злая стая решила взять выигрыш, но заклеванный ястреб отказался признать поражение и у подножия кромешной тьмы когтями и клювом отражал нападение. Щурилась мгла и стая кружила над вершиной, хором в такт свирепо над ястребом каркая, но сердце его не затронула. Облезлые вороны, получившие царапины от когтей хищного ястреба, медленно улетали в бездну слепого пространства. В одно мгновение небо потемнело, и в мимолетном скольжении луча клонящегося к закату солнца ястреб не смог взлететь. Таёжник не остался в сторонке, он знал, что птицы приносят людям мечты и счастье и забирают печальные муки. Быстро, без оглядки, отправился икать упавшего ястреба. Находясь на грани отчаяния, на краю обрыва обнаружил израненного и обессилевшего пернатого хищника наблюдающего догорающего солнце. Пребывая в потрясение и травме, ястреб с камней пытался взлететь, но это ему не удавалось. Билось крыло, не соглашаясь с общим обликом красивой птицы. Усталый от боя ястреб и повредившись при сильном ударе, нуждался в помощи. Таёжник освободил ястреба от крови и злобы, успокоил и подбодрил. Ястреб опечалился, сомневаясь, что взлетит в небо, но забыв о шрамах, доверчиво уснул у заботливого сердца таёжника. Спрятав голову под крыло смотрел охотничьи сны. Сквозь бездонную лазурь птице улыбались десятки невесомых звезд, и время замирало в этот миг. Таёжник рукой гладил спину Луны и в сгустившейся мгле кормил ястреба сладостью её снов. Грезился во сне птице шёпот счастья, и уходила боль. Таёжник робко стоял на вершине у Небесного Обо, струился загадочный свет, и камни отражали сияние холодной красоты ярких звёзд. Ладонью таёжник собирал небесную пыльцу, и излечивал ею раны ястреба. Ястреб отдохнул, и волшебные перья набрались сил. Моргнув мерцающей путеводной звезде задумчиво улыбнулся. Раны и ушибы зажили, и в порыве радости таёжник выпустил птицу встречать нежно-алый рассвет. Исполненный решимости летать ястреб, немного поскитавшись в отрешённости выси, со свежим дыханием ветра вернулся в бесконечность над крутой горой.
      Великий Хозяин создал белые громадные облака похожие на ускользающие снежные горы, но наделил чудодейственной силой притяжения не зарастающую мхом равнодушия и забвения вечную кочевую тропинку исканий и надежд, сквозь ущелья туч к вершинам гор. По не гаснущей лунной дорожке освещающей путь к счастью кочевал таёжник, не мог обратно возвращаться и шёл вперёд от вершины к вершине, распознавал знамения и находил у небес ответ. Мчась к манящей звезде, за пределом грёз изменяющее мир время повторялось, и пик Хангорок подал добрый знак, позволяя воссиять исполняющему желанья звездопаду.

Тофалария. Тайга. Уда 5.jpg.jpg

Тофалария. Улуг. Оленевод 44.jpg.jpg

Багульник. Тофалария. Солнце. 4.jpg.jpg

Тофалария. Оленный охотник. Ленточки. 3.jpg.jpg

Тофалария. Северный оленёнок. 96.jpg.jpg

Содержание

Сборник стихов

Тофалария. Золото льдов.jpg.jpg

Тофалария. Олень. Брод. 2.jpg.jpg

Книга "Ленточки странствий"

"Лунный круг"

В зерцале душ вселенной бездонный полог тёмно-синий,
Аквамарина свет уже давно погасших в чароите звезд,
Топазами мелькают надежды янтарными мгновениями,
Припорошенный алмазною пыльцой, кочует лунный круг,
В густо-серой вязкой туманности борозд сапфировых комет,
Среди циркониевых хребтов к созвездиям далеким хризолита.

      Читать книгу "Ленточки странствий"
Тофалария. Книга. Ленточки странствий. Русин Сергей Николаевич.1.jpeg.jpg

Багульник. Нижнеудинск. Саяны.11.jpg.jpg

Книга "Ловец Солнца"

Тофалария. По заснеженным просторам. 16.jpg.jpg

Книга Ловец Солнца. Русин Сергей Николаевич .jpg.jpg

В добрый путь

Тофалария. Прирученный олененок. 3.jpg.jpg

Багульник. Нижнеудинск. Саяны.26.jpg.jpg

      Спасибо вам за прогулку. Русин Сергей Николаевич

Восточные Саяны, горная система с непроходимой тайгой, ледниками, озёрами, снежными вершинами и бурными реками. Солнечное путешествие Русина Сергея Николаевича по горам, которым он готов признаваться в любви вечно. Восточные Саяны прекрасны и многолики и путешествия по ним напоминают поход в увлекательный музей, в котором нет числа радостным чувствам.
Персональные инструменты
Инструменты
Акция час кода 2018

организаторы проекта