Страницы истории Управления Внутренних Дел г. Сургута и Сургутского района в воспоминаниях Шишкина В.В., ветерана УВД г. Сургута - 2

Материал из Letopisi.Ru — «Время вернуться домой»
Перейти к: навигация, поиск

Начало статьи Страницы истории Управления Внутренних Дел г. Сургута и Сургутского района в воспоминаниях Шишкина В.В., ветерана УВД г. Сургута


Сейчас он признается, что ощущение было не из приятных, когда он и Иванов продолжили переговоры через окно с преступниками, сидевшими в избе, а они все это время держали их на прицеле своих ружей. Тем более что они были в нетрезвом виде. И все же милиционерам удалось уговорить их сдать оружие и сдаться самим. В избушке они изъяли похищенное оружие, боеприпасы, оставшиеся продукты и, погрузив задержанных и изъятое похищенное на сани, уже ночью приехали в Лямино. По пути следования один из них, вроде, это был Силин, сказал моему дедушке: «Да, капитан, долго жить будешь. Ты, когда перебегал от дерева к дереву, я тебя хорошо выцелил, да в пятизарядке патроны кончились, и я щелкнул впустую. А перезарядить не успел, ты уже спрятался». Злости у милиционера на его слова не было, была усталость и удовлетворение, что все обошлось без крови.
В поселке Лямино на реке Обь у берега стоял какой – то катер «Костромич». Милиционеры разбудили экипаж, погрузились в катер с задержанными преступниками и ночью по реке, которая уже замерзала и покрывалась шугой, пошли в Сургут. В Сургут пришли утром, часов в 10. Сдали задержанных и изъятое в милицию и только тогда уже «народным» способом сняли накопившиеся стресс и усталось. Впоследствии один из этих преступников, вроде, Силин был застрелен при подавлении бунта арестованных в КПЗ Сургутского отдела милиции.
В 1977 году в июле в районе аэропорта Сургут в небольшом лесочке грибниками был обнаружен труп неизвестного мужчины. По состоянию трупа можно было сделать вывод, что убийство произошло около суток назад. Смерть наступила от многочисленных побоев.
В результате тщательного осмотра места происшествия оперативная группа обнаружила недалеко от трупа удостоверение учащегося одного из ГПТУ г. Тюмени. Проверкой по учетам аэропорта было установлено, что группа учащихся ГПТУ из Тюмени в день убийства улетела из Сургута в г. Нижневартовск. Среди них была фамилия, которая значилась в найденном ими на месте убийства удостоверении. Удалось установить, в какую конкретно организацию Нижневартовска летела эта группа. Мой дедушка, в то время зам, начальника уголовного розыска Сургутского ГРО УВД и оперуполномоченный уголовного розыска Быстров В. были направлены руководством отдела для дальнейших розыскных мероприятий в г. Нижневартовска. Попутным вертолетом, уже поздно вечером, они вылетели в город, который находится от Сургута в 300 км. Прилетев в Нижневартовск уже ночью, хотя ночью это было назвать трудно, стояли белые ночи, они с помощью местной милиции установили нужную им организацию, общежитие, где разместили учащихся ГПТУ, прибывших на практику и установили подозреваемого. Вытащенный ночью из кровати, он запирался недолго, ошарашенный, что его так быстро вычислили и нашли за 300 км от места совершения преступления. Он подробно рассказал о совершенном убийстве и назвал второго соучастника преступления, выдал часы, снятые с убитого. А вот второй преступник к этому времени уже находился в г. Стрежевом Томской области. Группу учащихся ГПТУ разделили и часть направили для прохождения практики в г. Стрежевой. Оформив протокол задержания, милиционеры поместили преступника в изолятор временного содержания Нижневартовского ОВД, а сами вновь поехали в аэропорт, где сумели уговорить диспетчера аэропорта посадить их в первый же вертолет, улетавший в Стрежевой. Часов в 7 утра они уже были на месте, опять же с помощью местной милиции отыскали второго подозреваемого и получили от него подробные признательные показания, а также изъяли у него некоторые вещи, принадлежащие убитому в Сургуте гражданину.
Задержав подозреваемого, опять же попутным вертолетом, к обеду они вернулись в Нижневартовск и приехали в милицию, чтобы, забрав первого задержанного ими преступника, вернуться в Сургут. Каково же было их удивление, когда в милиции мы узнали, что этот первый задержанный нами преступник, пока они летали в г. Стрежевой, вероятно, осознав тяжесть им совершенного преступления «приговорил» себя к высшей мере наказания и повесился в камере ИВС. Пришлось возвращаться в Сургут с одним преступником, тем, кого они задержали в Стрежевом.
Вечером мой дедушка с товарищами уже были в Сургуте. Все их путешествие и раскрытие убийства заняло у них сутки. Спать, правда, в эти сутки не пришлось совсем.
В июле 1978 г. с утреннего поезда Тюмень – Ноябрьская на перрон станции Сургут был выгружен труп мужчины средних лет с ножевым ранением. Поезд ушел дальше. По первоначальным данным, смерть наступила в результате драки, возникшей в вагоне. Получив сообщение о происшедшем, а это было в выходной день, мой дедушка, Валерий Валентинович, сразу же выехал в аэропорт, где упросил диспетчера подсадить его в вертолет, который следовал в п. Ноябрьский километров в 300 от Сургута. Там должен был находиться поезд, в котором произошло убийство. Прилетев в Ноябрьский, он выяснил, что в одну из организаций поселка этим поездом приехала бригада вахтовых рабочих. Поехал в эту организацию, и там сразу выяснилось, что убит один из этих рабочих. Из опроса других рабочих удалось выяснить, что драка возникла в поезде с членами студенческого отряда из Грузии, которые сошли на станции Когалым. Захватив одного из рабочих, который, по его словам, может опознать некоторых из дерущихся кавказцев, он на гусеничном вездеходе выехал в Когалым. В Когалыме установил организацию, в которую прибыл студенческий отряд, и начал опрашивать студентов. К сожалению, дедушкин «опознаватель» стал сомневаться в том, что он действительно уверенно опознает ударившего ножом. Что делать дальше? Круг участников драки установлен, но кто ударил ножом? Надо знать менталитет кавказцев, чтобы понять, какая это была трудная задача разговорить их и получить правдивые показания.
Так получилось, что среди подозреваемых студентов, прибывших из Грузии, были представители различных районов этой республики: кахетинцы, сваны, мингрелы, аджарцы, абхазцы. Зная о том, что между ними есть этнические разногласия, милиционер решил использовать этот момент и, допрашивая каждого, акцентировал свой разговор на том, что из – за абхазца пострадает кахетинец, из – за свана – хевсур и т.д. Так как, если убийца не будет установлен, нехорошие последствия наступят в институте, где они учатся для всех. Выбранная его тактика допроса дала свой результат. Один из допрашиваемых кахетинцев заявил, что не хочет портить свою биографию из – за какого – то мингрела, и назвал человека, ударившего ножом убитого рабочего. В дальнейшем удалось разговорить и других участников драки – не мингрелов. Затем было произведено официальное опознание, и преступник сознался в совершенном преступлении, выдал нож, которым он нанес смертельный удар, свою одежду, на которой были обнаружены пятна крови убитого. Впоследствии он был осужден к лишению свободы. Преступление было раскрыто за 2 суток.
В июне 1979 года в п. Когалым, в котором тогда находился строительно-монтажный поезд, который строил железную дорогу на Уренгой, и несколько небольших субподрядных организаций, в течение одного месяца были совершены две дерзкие кражи крупных сумм денег из сейфов организаций. Надо отметить, что в то время преступления данного вида брались под особый контроль в МВД СССР. Раскрытием указанных краж занимался как раз мой дедушка, в то время уже начальник отделения уголовного розыска Сургутского РОВД. Сургутский РОВД был создан 1 января 1978 года. Участкового инспектора в поселке Когалым не было. И всей правоохранительной деятельностью в поселке занималась командир комсомольского оперативного отряда молодая комсомолка Недева Дора, отчаянная, невысокого роста, девушка. Совместно с моим дедушкой в п. Когалым вылетел вертолетом оперуполномоченный уголовного розыска Быстров Владимир. Каких – либо отпечатков пальцев или других следов, способных помочь в раскрытии преступлений, обнаружено не было. Служебно-розыскной собаки у них не было. В таких случаях у оперативных работников есть такое выражение: «Личный сыск». Это кропотливые разговоры с людьми, фиксирование в разговорах каждой мелочи, которая может быть зацепкой для дела. Отработка местонахождения каждого человека, поведение которого внушало сомнение в его порядочности. И вот таким личным сыском они занимались с Володей Быстровым и их добровольным помощником Недевой Д. почти все лето 1978 г., прилетая изредка домой в Сургут переодеться. Не буду раскрывать всех подробностей оперативной работы, но в августе они смогли установить преступника, изъять орудия преступления, при помощи которых он взламывал сейфы, и изобличить его в совершении этих краж. Когда милиционеры привезли его в Сургут и привели к районному прокурору для получения санкции на арест, то прокурор сначала не поверил, что они раскрыли данное преступление, и начал сам расспрашивать преступника: «… а может, это ты все выдумал и наговариваешь на себя?». К чести преступника, тот рассмеялся и заявил, что его никто к этой краже не принуждал, признания из него не выколачивали, и если уж «опера» «раскопали» это дело, то увиливать он не будет, а будет отвечать за то, что сделал. «Опера» оказались умнее его. Проиграл так проиграл.
Недева Дора впоследствии долго возглавляла оперативный комсомольский отряд, а когда в уже городе Когалым был создан городской отдел милиции, стала его штатным сотрудником, офицером и проработала в милиции до ухода на пенсию. В сентябре 1979 г. в дождливую штурмовую ночь на рыбоучастке «Томкатка» на реке Обь со стоящего на якоре плашкоута государственного рыболовного участка были украдены 16 осетров. Пропажу осетров рыбаки обнаружили только утром. На место происшествия выехал я и инспектор по охране рыбных запасов РОВД Викторов Владимир, и участковый инспектор Иванов П.С. Рыбаки ничего по факту кражи пояснить не могли, т.к. вечером крепко выпили и всю ночь спали. Государству был нанесен большой материальный ущерб.
Милиционеры решили, что такое количество рыбы долго без засолки храниться не может, и поэтому похитителям нужно будет много соли. Один осетр весит 60 – 80 кг. А украдено было 16.
На катере стали обходить села, расположенные на берегу Оби и расспрашивать жителей, не приобретал ли кто большое количество соли. В п. Лямино им удалось выяснить, что через день после кражи осетров к поселку подходил катер, принадлежащий Сургутской речной инспекции по маломерному флоту, экипаж которого купил в магазине большое количество соли. Через Сургут запросили установить, где находится этот катер. В Сургуте катера не было. Тогда милиционеры стали искать этот катер на реке. Двое суток не могли его отыскать. А на радиосвязь указанный катер не выходил. Наконец, в одной из проток реки Обь разыскиваемый ими катер был обнаружен. На борту катера шла пьянка. Пользуясь этим, мой дедушка с товарищами негласно осмотрели катер, но украденной рыбы не обнаружили. Не было на борту и соли.
Им стало понятно, что похищенное спрятано где – то на берегу. Решили установить скрытое наблюдение за катером при помощи рыбацких лодок, в которых были наши внештатные сотрудники.
Наблюдение за катером и членами его экипажа велось несколько дней. В результате им удалось зафиксировать, что один из членов экипажа катера на своей лодке ночью выходил на реку, причаливал к одному из островов на Оби и что – то загружал в лодку. Когда он вернулся в Сургут, то на месте причаливания они и задержали его и изъяли часть похищенной осетрины. Впоследствии он указал другие места где хранилась украденная осетрина, были изобличены другие участники этого рыбного дела.
Все они получили различные сроки лишения свободы.
Характерно, что организатором и главным исполнителем этой кражи был внештатный инспектор БХСС по борьбе с браконьерством, который и получил наибольший срок наказания.
Тяжелая, на износ, работа в уголовном розыске, вечные командировки, трупы, кражи, ежедневные многочасовые общения с не лучшими представителями человечества, казалось бы, не давали повода для юмора и смеха, но работники милиции были молоды, а молодость без смеха, подначек, розыгрышей – это не молодость. Находили и они время и причины для розыгрышей и шуток.
После разделения в 1978 г. Сургутского РОВД на городской и районный отделы внутренних дел они первое время размещались в одном здании и дежурные комнаты отделов находились в соседних комнатах. Телефонные пульты обеих дежурных комнат соединены между собой. И вот как – то раз, в редкую минуту затишья, ночью, дежурный городского отдела милиции Малахов А.Б. позвонил в соседнюю комнату дежурному районной милиции и, представившись дежурным Ханты – Мансийского УВД, попросил принять телефонограмму следующего содержания: «В связи с созданием Сургутского РОВД руководство УВД Ханты – Мансийского округа изыскало возможность выделить Вам для выездов на места происшествия 12 ездовых оленей и 6 оленьих нарт. Для обучения навыкам управления оленьими упряжками и перегонки оленей в Сургут предлагаю откомандировать в г. Ханты-Мансийск 6 сотрудников милиции. Персонально для начальника РОВД выделен один олень для верховой езды с соответствующей сбруей и седлом. Под Вашу личную ответственность силами личного состава с привлечением общественности организуйте для кормления оленей в зимний период заготовку мха ягеля из расчета 10 тонн на одного оленя. Об исполнении доложить». Ну, соответственно, кто передал телефонограмму, кто подписал ее, кто принял в Сургуте. Утром следующего дня на оперативном совещании офицерского состава, которое проводилось ежедневно, дежурный доложил оперативную обстановку за прошедшие сутки, а затем стал зачитывать телефонограммы, поступившие за ночь. Дошла очередь и до телефонограммы об оленях. Начальник милиции вначале слушал дежурного, наверное, невнимательно, но затем его лицо стало на глазах меняться. Вначале оно стало удивленным, затем покраснело, а когда дошло «до заготовки мха ягеля», он подскочил с места и возмущенно закричал: «Что за чушь Вы несете? Какие олени, какой ягель, какие заготовки?» Дежурный попытался объяснить, что это телефонограмма из окружного УВД, но его уже никто не слушал. Зал от смеха лежал вповалку. Оперативное совещание было сорвано. Напрасно начальник милиции пытался ввести совещание в деловое русло, то там, то здесь в зале кто – то громко шептал «олень для верховой езды», «заготовка ягеля», и весь зал снова стонал от хохота.
В 1994 г. Валерий Валентинович, мой дедушка, подал рапорт об уходе на пенсию, почувствовав, что все, укатали сивку крутые горки, пора уходить – уступать дорогу молодым.
Прошел он в милиции путь от рядового милиционера до подполковника милиции. Последнее звание подполковника получил выше положенного по должности Приказом Министра Внутренних дел СССР за раскрытие ряда тяжких и групповых дел, в том числе связанных со сбытом наркотиков. В Сургуте работал зам. Начальника ОУР, начальником ОУР. Закончил в должности зам. Начальника отдела УВД.
За время службы награжден медалями: «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», «50 лет советской милиции», «За безупречную службу в органах внутренних дел 1, 2, 3 степени», «Ветеран труда», «200 лет МВД России», знаком «Отличник милиции».
Прошло много лет с упомянутых мною событий. Уже 10 лет как мой дедушка вышел в отставку и более 7 лет, как он уехал из г. Сургута. Но те времена нет – нет да и ворохнут душу, заставят с сожалением осознать, что все это прошло и уже не вернется вновь. И в то же время появляется гордость за то время, за то, что именно он участвовал в большом и трудном деле, сумел выстоять, не сломаться. И в том, что сейчас в бывшей глухой тайге стоят города Сургут, Лянтор, Когалым, Пыть – Ях, Федоровский – есть частичка и его труда, пота, его нервов, его жизни. «Ведь там мы жили, мужали, мечтали, хвойный воздух вдыхали до слез, там тропинки в тайге проминали мы в сумасшедший сибирский мороз».
В городе Сургуте он прожил и проработал 23 года. Там у него родилась вторая дочь, в настоящее время в Сургуте живут обе дочери и я, внучка.
Наверное, если бы было можно снова начать, мой дедушка, скорее всего, выбрал бы опять бесконечные хлопоты эти. Но жизнь не повторяется, как ни прискорбно это понимать. И в одну и ту же реку дважды не войдешь. Остается память в тебе и о тебе. И хорошо, если люди, знавшие тебя, будут вспоминать о тебе с добром.

Персональные инструменты
Инструменты
Акция час кода 2018

организаторы проекта