Ронгинская школа, Советский район, Республика Марий Эл

Материал из Letopisi.Ru — «Время вернуться домой»
Перейти к: навигация, поиск
Merge-arrows.png

Предлагается объединить эту статью со статьей - Ронгинская средняя общеобразовательная школа, Советский район, Республика Марий Эл


Содержание

История школы

История школы.

В республиканской библиотеке города Йошкар- Олы есть исторический очерк о Ронгинском начальном народном училище . Автор П.И. Голубев, работал вместе с женой в Ронге с 1887 по 1889 годы. В своих записях он кратко описал историю создания школы и её работу за 52 года. После присоединения Марийского края к русскому государству на территории края стали открывать церкви и монастыри для распространения христианства. В октябре 1814 года была открыта церковь в Ронге. Наряду с основанием церквей в марийских поселениях духовенство вместе с министром народного просвещения стало открывать училище или школу. Духовная власть предписывала сельскому духовенству всеми мерами склонять население к грамотности, открывать училищные дома. «Не для чтения газет и романов, - говорилось тогда в одном из указаний царского правительства, - обучается население: он не поймёт их писания, а для узнавания своих обязанностей» Рекомендовалось обучать только детей мужского пола, преимущественно « чьи отцы имеют осёдлость постоянную и некоторый достаток. Бездомным, бродягам, - грамотность не нужна», говорилось в данном предписании. Предполагалось обучать и малых с 9 лет и взрослых. В это время были уже открыты народные школы в Морках, Малом Сундыре, в Сотнуре. Хотя со дня основания церкви в селе Ронга прошло 23 года, а такового училищного дома всё ещё не было. Учитель Голубев пишет : « В 1836 году священнику села Ронги Матвею Андреевичу Богородицкому пришла счастливая мысль: основать по образцу других начальных училищ таковое же и в селе Ронге, как более подходящем для этой цели, месте, именно вблизи церкви: к тому же, обращая черемис в православие для большего укрепления в вере и благочестии и примерах жизни христианской, открытие училища явилось более чем необходимо». Вот истинная цель открытия школы - для укрепления веры местных жителей и в первую очередь марийцев в христианство. Но открытие школы было трудным делом в местности сплошь населённой черемисами, да при том отчасти язычниками.

Для осуществления данной идеи необходимы были материальные средства, а обездоленное  население здешних мест не было в состоянии своими силами и средствами открыть школу. Ввиду этого Богородицкий обратился к гражданскому и  училищному начальству с просьбой оказать ему содействие в таком деле.  И к счастью своему он нашёл поддержку в Царевококшайске в лице почётного смотрителя начальных училищ барона Александра Андреевича фон – Келлера. Для открытии училища требовалось помещение, а из местных жителей никто не соглашался отдать свой дом под училище, а свободных домов и у местного духовенства ни у кого не было. Стоял вопрос: или же отказаться от мысли основать училище или же строить собственный дом. Решено было последнее. Барон фон – Келлер принял на себя хлопоты по  постройке дома.
В 1837 году училищный дом был выстроен на средства  государственных крестьян и отделан мебелью, которая состояла из 2-х деревянных ученических столов и 4-х деревянных скамеек. Приближался день открытия  школы, но оказалось, что не было приобретено портрета государя императора Николая 1. И его  не нашлось ни у кого из жителей Ронги.  Тогда почётный смотритель фон – Келлер написал следующее 5 октября 1837 года штатному смотрителю Царевококшайского уездного училища И.Н. Юфереву:

« . . . . . возвратить из приготовленного класса уездного училища портрет государя императора, по случаю открытия в селе Ронге начального училища и имевшего быть препровождённым в оное.» Портрет был выслан. И вот 2 декабря ( 15 декабря по новому стилю» 1837 года в селе Ронге в здании училища со всеми приличными для того времени обрядами состоялось открытие Ронгинского начального училища. В день открытия в нём стали обучаться грамоте первые 6 учеников. Первыми учителями были выходцы из духовенства Михаил Остроумов, а попечителем- надзирателем и законоучителем стал сам священник Матвей Богородицкий. Приступая обучать детей, они должны были стараться, чтобы вверенные им дети не только без затруднений понимали их наставления, но и привыкали чувствовать важность оных. ( История мари. стр. 156). Через год после открытия училища в Ронге появилось распоряжение царского правительства о зачёте крестьянских мальчиков, обучавшихся в училищах, в рекрутскую послугу семействам, из коих они были взяты в училища. ( Ист. Мари, стр.158), но несмотря на это крестьяне очень неохотно отдавали своих детей в школу. Ронгинское училище изначально находилось в ведении Министерства народного просвещения. Выплату жалованья 264 руб. 12 копеек в год производилось за счёт сборов с населения Ронгинского церковного прихода, а содержание училища, т.е. расходы на отопление, освещение и найм сторожа в сумме 120 рублей отпускалось из экономии средств, собранных с крестьян. То есть все расходы на нужды народного образования тогда были за счёт крестьян.

С 1843 года Ронгинское народное училище из ведома Министерства  народного просвещения перешло в ведомство Министерства государственных имуществ и было переименовано с 22 июля 1843 года в сельское приходское училище.

Курс обучения в училище был 3-х годичным. В школу детей принимали не моложе 8 лет. Первый год обучения считался младшим отделением, второй год – средним, третий – старшим. Из учебных предметов главными были - «Закон божий», «Краткая священная история», «Катехезис», арифметика, русская грамматика и письмо, церковно-славянский язык и церковное пение. Преподавали: учитель, священник как законоучитель и помощник учителя. В первый год обучения дети знакомились с церковно- славянской азбукой, детям объясняли начальные молитвы и заставляли заучивать из наизусть, учили простому счёту. Во втором году повторяли пройденное в первом году и некоторые события из Всемирного завета. На третий год обучения учащиеся последовательно изучали священную историю, читали Евангелие с объяснением тех глав, которые относились к урокам закона божьего, учили арифметику, письмо, пение. При этом на третий год обучения должны были уметь свободно петь свою литургию, народный гимн «Боже царя храни» и несколько детских песен.

Обучение вплоть до 1871 года велось по Ланкастерскому методу. Только с назначением 1 1871 году помощником учителя И.П. Головкина  обучение началось по звуковому методу, т.е. прежде всего обучались те звуки, которые легко произносились, запоминали сколько их и как они писались в книжках. После изучения гласных и простых согласных ученики знакомились со слогами, изучали и произносили слова с одного гласного с двумя согласными и т.д.
Учебники были: «Священная история» Соколова, «Краткая священная история» Золотова, «Молитвослов». «Евангелие», « Общественное богослужение», «Родное слово» Ушинского, «Книга для чтения», «Арифметика» Паульсона и Золотова, «Хрестоматия» Ушинского.

Законоучителем – попечителем – надзирателем почти 15 лет был тот же Богородицкий, а потом его место занял дьякон Петр Земляницкин, который проработал всего лишь один год, затем Петр Ронгинский, Константин Нечаев, Анатолий Азановский, Григорий Ключёв, Иоанн Троицкий, Алексей Магницкий, Николай Рождественский, Александр Троицкий и т. д. После священника Богородицкого законоучители Ронгинской школы менялись каждый год. Среди учителей, оставивших заметный след в истории школы следует отметить Сергея Якимовича Петухова, уроженца села Чкарино, обучавшего детей в Ронге 7 лет (1879 – 1886 годы). Бывший моряк совершил кругосветное путешествие в 1853 -1854 годах на фрегате «Диана», адмиралом которого был адмирал С.С. Лесовский, лейтенантом капитан 1 ранга А.Ф. Можайский, изобретатель первого в мире самолёта. Фрегат, выйдя из Кронштадта и обогнув мыс Горн, во время землетрясения в бухте Синоде (Япония) потерпел крушение. Можайский по своим чертежам с командой построил шхуну «Хеда», на которой моряки славного фрегата вернулись на родину. Вернувшись после 25 – летней службы С.Я. Петухов был учителем морского училища, а затем переехал в родные места и до самой смерти работал в Ронгиском училище ( умер в 1886 году). За особые заслуги в народном образовании он был награждён серебряной медалью в 1885 году за год до своей смерти. Петухов был замечательным воспитателем и много сил отдал для просвещения детей марийских крестьян. Во время классного урока он был учителем, а во внеклассное время дядькою учеников. Каждого вновь поступавшего в школу мальчика он тщательно осматривал, собственноручно мыл их руки, если они были в ненадлежавшей чистоте, причёсывал их волосы и стриг их, когда было нужно, живущих в общежитии мальчиков почти еженедельно мыл в бане. Второй учитель, которого следует упомянуть – это П.Н. Голубев, выпускник Казанской семинарии. Он учительствовал в Ронгинском начальном училище в 1887 -1889 годах, вёл уроки пения и хор, составленный им из 13 наиболее способных учеников, пел в училище и местной церкви. Жена Голубева Александра обучала девочек рукоделию, вязанию кружев и вышиванию нитками по коленкору и полотну. Учителю Голубеву мы признательны тем, что это он первый составил исторический очерк по истории школы. В 1889 году в Ронгинском училище обучалось 56 учащихся, 44 мальчика и 12 девочек. Выпускники школы из мальчиков большей частью возвращались в семьи и продолжали занятия своих отцов – земледельцев, лишь немногие поступали на должности сельских и волостных писарей. Только выходцы из духовного сословия не ограничивались начальным образованием, поступали учиться в духовные семинарии и становились священниками, дьяконами, псаломщиками. Первое здание училища просуществовало до 1866 года, а потом пришло в полную ветхость, так, что в нём невозможно было вести уроки, а особенно при сильных ветрах и морозах. Было построено здание училища из брёвен старой церкви, стоимостью 30 рублей, но оно просуществовало недолго так как брёвна все были старые.

Только в 1879 году было выстроено новое здание на средства  Царевококшайского земства стоимостью 800 рублей. Это здание сгорело в 1928 году.

За время с 1837 года по 1889 год, т.е. за 52 года в Ронгинском начальном училище обучалось 1515 учащихся, из них только 139 девушек. В 1889 году было построено двухэтажное здание и в нём была Ронгинская второклассная церковно- приходская школа для подготовки учителей. А в здании, которое было построено в 1879 году, разместилась «Образцовая церковно- приходская начальная школа». В обеих школах обучались только мальчики. В Ронге была ещё женская начальная школа и обучение в ней было 4-х годичным. Обучение в 2-х классной школе было 3-х годичным. В ней обучалось 45 человек по 15 человек в каждом классе. Первыми учителями второклассной школы были в 1901 – 1902 годах Л.Е. Скворцов, А.С. Сперанский, 1902 -1903 г.г. Н.А. Вишневский и Л.И. Сицайский ( вместо Сперанского), в 1903 -1904 г.г. В.В. Черепанов ( вместо Скворцова). Заведующим обеих школ, был священник Ронгинской церкви. Обучение, как правило велось только на русском языке. В духклассной школе были следующие предметы: Ветхий и Новый завет, русский язык, чистописание, грамматика, арифметика, геометрия, география, церковное пение, церковный устав, история, литература, физика, церковная история. Бывший ученик 1904 года второклассной школы А.К. Куклин (1890 года рождения, уроженец деревни Шулындино) в своих воспоминаниях писал: « Сейчас учащиеся, которые проживают в интернатах содержатся за счёт государства, а тогда содержание было за свой счёт. За каждого ученика родители должны были привезти в школу в общий фонд продуктов: муки 10 кг., картофеля 12 пудов, мяса 2 пуда, крупы овсяной полпуда, гороха полпуда, масла 8 фунтов, а также капусту, морковь, свёклу и лук. А поэтому желающих учиться было немного, т.к. бедняцкое население плату за обучение вносить не могло. Из бедных в порядке исключения принимали 4-5 человек, которые содержались за счёт общего фонда. Учились большинство дети учителей, попов, крестьян более зажиточных». Как вспоминает А.К. Куклин в то время в школе учились из Ронги – 6 человек, Шергуяла -1, Чкарино – 1, Кокшанура – 2, а остальные ученики были из Весьшурги ( Моркинский район ) – 5, были из Шоя – Кузнецово, Сенькино, Арбан, Цибикнура и др. Как мы видим в Ронгинской двухклассной школе учились из многих мест края. Всё дело в том, что подобных школ в крае были единицы. Выпускник 1911 года Г.Г. Герасимов пишет: « . . . по субботам и воскресеньям нас водили петь на клиросе, водили нас под командой дежурного учителя. В великий пост, по средам и пятницам каждый ученик про очереди должен был в церкви читать псалмы и молитвы. На прогулки ходили под командой, строем. Из интерната отлучаться было нельзя. Одним словом жизнь была замкнутая. По увольнительным запискам могли посещать библиотеку « Общества трезвости», которая находилась в доме Домрачева. Но окончив школу юноша – мариец Г.Г. Герасимов не смог получить место учителя. Только через много лет, после революции он стал учителем Куп- солинской школы, а затем директором Азъяльской школы. 37 лет отдал Г.Г. Герасимов делу обучения и воспитания детей. Он отличник народного просвещения, награждён 4 правительственными наградами, а в 1957 году в связи с 65 - летием награждён Почётной Грамотой Президиума Верховного Совета марийской АССР. Ученики и учителя школы находились под постоянным надзором пристава и урядника, стражника и волостных чиновников, инспекторов и попечителей, священников. Духовенство и полиция вмешивались во все стороны жизни школы. Более половины детей не имели возможности посещать школу, а из поступивших одна четвёртая и даже третья часть бросали учёбу. Несмотря на это Ронгинская школа в то время была одной из самых популярных школ в Марийском крае – центр просвещения и культуры местных жителей. Чтобы убедиться в этом следует упомянуть, что в стенах второклассной школы получили образование известные марийские писатели – Тыныш Осып и яков Элексейн. Тыныш Осып учился в школе в 1907 – 1910 годы, Яков Элексейн в 1910 – 1913 годы. В то время учителями второклассной школы были : Священник М.И. Утробин ( из мари), М.И. Суворов – учитель русского языка, словесности или литературы, И.А. Кроваков- учитель арифметики, геометрии и алгебры, физики, естествознания, М.Ф. Токмурзин – учитель пения, церковно- славянского языка, церковной истории. Выходец из Башкирии. М.Ф. Токмурзин работал в Ронгинской двухклассной школе с 1907 по 1916 годы. Окончив двухклассную семинарию в г. Казани он был учителем в Ронге, много сил и энергии отдал для школы. В 1916 году Токмурзина заставили служить в Ронгинской церкви. После революции он под влиянием революционера, а в последствии ищзвестного марийского композитора И.С. Ключникова – Палантая и видных деятелей марийской культуры Л.А. Мендиярова и Никитина, бросил священослужение и перешёл на работу преподавателем педагогических курсов. В 1921 году он переехал в село Николо- Берёзово преподавателем марийского педтехникума, а затем Бирского, где проработал до самой смерти в 1941 году, учителем литературы, рисования, черчения, географии. Его сын В.М. Токмурзин, был заслуженным агрономом Марийской АССР, награждён орденом Ленина. В « Образцовой начальной школе» ученики второклассной школы на 3-ем году обучения проходили практику и давали уроки. В 1906 – 1916 годах учителями второклассной школы работали Ф.И. Алмакаев и И.И. Иванов ( родом из Морков), в последствии Заслуженный учитель школ Российской Федерации, отдавший делу народного образования 63 года, в последние 2 года работал в моркинском педучилище учителем музыки, пения, чистописания. Первыми учителями женской школы были : М.М. Морозова, З.И. Домрачева, В.Д. Зиновьева. В марте 1918 года во всём Марийском крае установилась Советская власть, с установлением которой изменилось содержание обучения и воспитания.

18 октября 1918 года были опубликованы документы по народному образованию
« Положение о единой трудовой школе РСФСР» и «Декларация о единой трудовой школе. В них были провозглашены новые принципы построения и содержания работы школ. В стране вводилась новая система школьного образования, вводилось бесплатное и совместное обучение мальчиков и девочек, школа отделялась от церкви. Была утверждена единая трудовая школа и единый тип школ с двумя ступенями обучения : 1 ступень для детей от 8 до 13 лет с пятилетним сроком обучения и 2 ступень для детей от 13 лет до 17 лет с 4-х летним сроком обучения.

После революции Ронгинская двухклассная школа была переименована в высшее начальное училище, а с января 1919 года стала школой 2 степени. Первыми учителями начальных классов были З.В. Зиновьева, М.И. Суворов. Осенью 1918 года непродолжительное время работал учителем марийский писатель и драматург А.Ф. Конаков, который свою педагогическую деятельность сочетал с общественной. 26 декабря 1919 г. Совнарком принял Декрет «О ликвидации неграмотности среди населения РСФСР». В этом важном государственном деле большую роль играли учителя из Ронгинской школы Г.Я. Гвоздецкий, М.И. Суворов, М.М. Попова. В августе 1919 года была организована ячейка комсомола, где главную роль играли и выпускники Ронгинской школы.Комсомольцы Ронги помогали погорельцам, собирали деньги в помощь бастующих рабочих в разных странах, ставили спектакли, проводили субботники и на эти деньги построили народный дом. И всегда вместе со взрослыми были дети. В 1923 году при школе организован первый пионерский отряд. Состоял он из 60 человек. В отряде было 6 звеньев по 10 человек. Первой пионервожатой была Попова Мария Михайловна. Впоследствии она вспоминала» . . Много воды утекло с тех пор . многое забыто . . . А время было такое! Новая жизнь поднималась. Жили в темноте, забитости, и вдруг свобода, непочатый край дел. Коммунисты поручали нам многое. Мы устраивали « Красные посиделки» , где вслух читали газеты и журналы, вовлекали женщин в борьбу за новую культуру, вели антирелигиозную пропаганду , обучали крестьян грамоте. Да героическое было время, но мы не думали о героизме. Это были наши будни . . .»

Период становления  советской школы в Ронге был трудным – это были годы войны, разрухи, восстановления разрушенного хозяйства. Учителя часто менялись и школа работала с перерывами.

В 1928 году состоялся первый выпуск Ронгинской школы семилетки в количестве 14 человек. Это Николай Полевщиков из деревни Весьшурга Моркинского района, впоследствии окончил Ленинградскую Военно- медицинскую академию, Е.С. Кочкарёв, впоследствии ставший министром коммунального хозяйства Марийской АССР. Павел Алексеевич Куклин, погибший в июле 1941 года при обороне Бресткой крепости, Виногорова Полина Абрамовна из деревни Тимофеево, окончила Тимирязевскую академиюЮ Куклин Арис Иннокентьевич, долгое время работавший математиком в Лонганерской 8-летней школе. В школе работали замечательные учителя, активисты, общественники, отдававшие много сил, энергии и труда делу просвещения и развитию культуры марийского края – Гордеева А.А., Дьяконов И.А., Ягодаров С.Ф., Селиванов В.В., Соколов К.А., Бастраков И.Я., Дьяконова М.М. и многие другие. 16 мая 1934 года было опубликовано Постановление СНК и ВКП (б) « О стрктуре начальных и средних школ в РСФСР». Была введена новая система народного образования начальных школ . 1 – 4 кл. – Н.С.Ш. 1 – 10 кл. – С.Ш. В 1935 году с организацией Ронгинского района наша школа стала средней. Годы становления школы как средней были нелегки: нехватало оборудования, наглядных пособий, учебников, не было даже электрического тока. Но несмотря на эти трудности школа успешно справлялась со своей задачей. Первый её выпуск был в 1938 году в количестве 15 человек. Первыми учителями школы с высшим образованием были Селиванов В.В. и Гордеева А.А.

Первая выпускница  средней школы Мария Кроповницкая вспоминает «  .  . .  наш 10 –й класс был первым выпуском средней школы Это было в 1938 году. Наш класс всегда был дружным, из наших учащихся есть учителя, медики, военнослужащие, научные работники. Многие защищали нашу Родину и не вернулись с поля боя Великой Отечественной войны. Это наши лучшие друзья – братья Суворовы, Ядыков, Иванов, Чесноков. Мы их никогда не забудем.» 

В предвоенные годы средних школ в районе было 2 – Ронгинская и Шогальская. Поэтому число учащихся в нашей школе всё время росло. В 1938 году в школе обучалось 492 ученика, в 1939 – 510, в 1940 -511, в 1941 -517. Выпуск составлял в 1939 -23, 1940 – 22, 1941 – 26 учащихся. В годы Великой Отечественной войны учителя, выпускники и ученики прямо со школьной скамьи уходили на фронт. В боях за родину героически сражались Куклин М.А., Попов А.М., Дьяконов Н.М., Дьяконов А.М. и другие десятки 17-18-19 летних молодых людей, которым Родина доверила защиту Отечества. Многие наши выпускники не вернулись с войны – Веселов Евгений, Куклин Геннадий, Гордеев Гурий, Суворов Анатолий, Долгирев Александр, Пурышев Александр, Виктор Луппов, Сергей Чесноков, Суворов Григорий, окнчивший бронетанковое училище, будучи командиром танкового батальона погиб в боях при защите Москвы в 1941 году. Он награждён орденом Красного знамени. На фронтах Великой Отечественной войны героически погибли учителя школы И.Я. Бастраков, Н.М. Михайлов, В.М. Скворцов, Н.П. Мохов, Г.А. Заплатин, Н.И. Глушков, В.П. Котомкин. В дни войны школа продолжала работать как средняя. В связи с трудностями связанными с войной, набором молодёжи на трудовой фронт, число учащихся сократилось. Если в 1940 году было -517 учащихся, то в 1943 году в школе обучалось 316, а 1944 – 238. В 1943 году школа выпустила из 10 класса 18, в 1944 -8, в 1945 -4 выпускника. Школа не оставалась в стороне от титанической работы по оказанию всенародной помощи фронту. Школьники собирали денежные средства, тёплые вещи фронтовикам, активно помогали колхозам в проведении сельхозработ. И это несмотря на то , что в школе не хватало топлива, оборудования и учебных принадлежностей. В послевоенный период, когда страна приступила к мирному труду, школа стала жить полноправной жизнью. Из ода в год увеличивался контингент учащихся. И выпускников школы. С 1938 по 1948 годы школу окончили 180 человек, к 1968 году нашу школу окончили 823 человека. За 1967 – 1977 годы аттестаты о среднем образовании получили 454 выпускника, за последующие 10 лет – 358 человек.

«Родная школа» - так говорят бывшие выпускники о нашей школе. Выпускники, где бы они не были не забывают школу. Об этом говорят письма, приветствия в адрес школы. В этих письмах слова сердечной благодарности школе, учителям, которые готовили и неустанно готовят к вступлению в жизнь своих питомцев, побуждают в них жажду знаний, воспитывают любовь к труду, стремление к сознательному участию в общественной рабрте, чувство товарищества и другие лучшие нравственные качества. Это они учителя помогают своим ученикам правильно выбрать жизненный путь. Вот почему ученики навсегда сохраняют в своей памяти, в своих сердцах имена любимых учителей. И не потому ли, что учителя Ронгинской школы сумели привить любовь к своей профессии многим своим питомцам. Вряд ли найдётся в Советском районе школа, и даже в республике Марий Эл, где бы не работали Ронгинские выпускники. В Ронгинской школе половина педагогического коллектива закончили в своё время родную школу. Кого только не вырастила наша школа. Инженеров и врачей, офицеров и научных работников, рабочих и служащих, специалистов, механизаторов. Научными работниками стали Галкин И.С., академик, доктор филологических наук, Китиков А.Е. профессор, Куклин В.И. профессор, доктор юридических наук, сёстры Полушины Валентина и Вера посвятили себя химической науке, многие выпускники закончив высшие военные училища имеют высокие военные звания и служат во всех уголках нашей огромной страны. Школа горда тем, что в её стенах учились заслуженные учителя школы РСФСР В.М. Иванова, О.М. Трофимова, Герой Социалистического Труда Т.И. Крупнякова, писатель А.С. Крупняков, фотожурналист Н.В. Кожаев и многие другие. Большая история у Ронгинской школы. Это история нескольких поколений.

Много интересных фактов по истории школы можно узнать из воспоминаний и писем выпускников. Пиркина Валентина Егоровна, выпускница 1953 года, ветеран педагогического труда «Здравствуй, моя дорогая, родная старая старушка, но в то же время вечно молодая, школа! Вот мы опять встретились с тобой на твоём дне рождения. Я мысленно обращаюсь к тебе. Мы, дети войны, пришли к тебе в первый класс. Никогда не забуду как ты приняла нас. Стояли мы холщёвых рубашках, в лаптях – такие счастливые, радостные. Как мы старательно учились! На класс было 2-3 учебника, тетрадей не хватало, писали на газетах, на старых книгах. А как мы берегли стальное перо, которое выдавали, и чернила, которые носили в бутылках. Никогда я не забуду первых своих учителей – Анну Ивановну –строгую, справедливую, Елизавету Феоктистовну Горшкову – добрую, милую, Марию Николаевну Данилову – строгую, доброжелательную, Флора Ивановича Алмакаева. А Мария Михайловна Охотникова, наша классная руководительница в 5 класе, была для нас как родной матерью. Длинными зимними вечерами с ней выпускали стенгазеты в её тесной квартире. Она специально варила суп. С каждым годом мы взрослели. Проводили в классах интересные собрания, диспуты. Нами почти никто не руководил. Вот где было настоящее самоуправление. Мы сами готовили и выступали с концертом перед населением, организовывали игры. Каким уважением пользовались учителя! Целая проблема была пройти перед учителем. Организованно после уроков ходили помогать родному колхозу, занимались распиловкой дров, помогали престарелым. Никогда не забудется как нас принимали в пионеры, а потом в комсомол. Мы очень плохо одетые, но беспредельно счастливые, стояли тогда в строю. И тот выпускной вечер запомнился на всю жизнь Дальнейший мой выбор был один – быть учительницей. После окончания Йошкар – Олинского педучилища через 7 лет я вернулась в родную школу. Работая здесь, я закончила заочно Марпединститет. До сих пор я предана тебе, моя родная школа, моё родное село, где я родилась и работала, где прошли мои лучшие годы.

Спасибо тебе за всё! Будь счастлива, всегда и молода, родная, ради будущего поколения!»

Воспоминания о Ронгинской второклассной учительской церковно- приходской школе, основанной в 1900 году.

«Я уроженец деревни Шулындино, Вятского с/ совета Куклин Алексей Константинович 1890 года рождения по окончании Кеорсалинского земского училища, поступил учиться в Ронгинскую второклассную школу в 1901 году и окончил таковую в 1904 году. Школа была трёхгодичная с числом учащихся 45 человек по 15 человек в классе. Учились только мальчики. Заведующим школой был священник Антоний Тёмин, . . и преподавал закон божий, в первом классе ветхий и новый завет, во втором классе церковный устав и церковную историю и в третьем классе Катихезис. Учителя все были окончившие духовную семинарию. В 1901 02 учебном году было два учителя Скворцов Леонид Евстафьевич и Сперанский Аристарх Степанович; в 1902-3 учебном году прибыл Вишневский Павел Арсентьевич и вместо Сперанского прибыл Сицайский Лев Иванович; в 1903 -4 учебном году вместо Скворцова прибыл Черпанов Вячеслав Васильевич. Учителя занимались по предметно во всех классах. Преподавали кроме Закона Божьего, в первом классе: русский язык, чистописание, диктант и грамматику, арифметику, геометрию, географию, и церковное пение. Во втором классе: русский язык, синтаксис, диктант, сочинение, арифметику, геометрию, географию, физику, историю и церковное пение; в третьем классе: русский язык, литературу, грамматику и синтаксис, сочинение, диктант, арифметику, геометрию, географию, физику и церковное пение, историю. Распорядок дня был такой : подъём в 7 часов, в 8 часов завтрак, занятия с 9 часов до 2 часов дня и до 3-х часов обед, с 3 –х часов до 6 часов вечера перерыв. С 6 часов до 9 часов вечера вечерние занятия ( подготовка уроков), в 9 часов ужин и в 10 ложились спать. После окончания школы присваивалось звание учителя школы грамоты. Школа тогда была, как теперешняя школа интернат. Ученики жили в общежитии, отпускали домой только по субботам после занятий, а в воскресенье утром все ученики должны явиться в церковь, т.к. из учащихся был организован церковный хор, который пел в церкви. Хор был хороший. Подбор голосов был полный с первого дисканта и кончая басами. Теперь в школах интернатах содержание учеников производится за счёт государства, а тогда содержание учеников было за свой счёт. За каждого ученика родители должны были привезти в школу в общий фонд продуктов: муки 10 пудов, картошки 12 пудов, мяса 2 пуда, крупы овсяной полпуда, гороху полпуда, масло животного 8 фунтов, растительного 8 фунтов, капусты, моркови, свёклы, луку. А поэтому желающих учиться было немного, так как бедняцкое население плату за обучение вносить не могли. Было учеников из бедняков человека 4-5, которые школа кормила за счёт общего фонда. Учились большинство дети учителей, попов и крестьян зажиточных и середняков. Из близ лежащих деревень к Ронге училось мало: из самой Ронги учились 6 человек, из шергуяла 1 человек, из Шулындино 1 человек, из Чкарино 1 человек, из Памаш – солы 1 человек, и Ургакша 1 человек, из Какшанура 2 человека, а остальные ученики были из Моркинского района из деревни Весьшурга 5 человек и из пригородных деревень было по одному человеку из Шоя – Кузнецово, Актуганово, Сенькино, Арбан, Цибикнура, и др. Не мало исключалось из школы за неуспеваемость. В настоящее время учеников того периода осталось мало. Обслуживающий персонал было только два человека муж с женой Курбатовы из деревни Кокшанура. Сам работал как охранник, истопник и уборщик, а жена работала поваром. При школе была начальная школа трёгодичная школа, так называемая «Образцовая школа» где учителя второклассной школы проводили практику. В общем школа по тогдашнему времени давала хорошее образование, я например очень доволен, что в ней учился. В последнее время это очень пригодилось. Желаю вам праздник провести с успехом и в дальнейшем давать молодым людям образование и хорошие знания.»

2/12-67 С дружеским приветом  Куклин.


Воспоминания Чеснокова В.М. «В Ронгинской начальной школе не было интерната, ученик после уроков уходил домой, хотя у некоторых дома были не в Ронге, а вдали от Ронги – в деревнях. В Ронгинской учительской школе интернат был в первом этаже школы ( рядом с учительской школой была одноэтажная начальная образцовая школа, мужская, а женская была вдали от мужских); во втором этаже учительской школы было три класса – первый, второй и третий выпускной и квартиры учителей, в первом этаже рядом с интернатом была столовая и кухня. Меня, как круглого сироту не редко сажали в этой столовой обедать, хотя я не жил в интернате, жил дома. Поскольку меня кормили духовной ( научной) и материальной ( пищевой) пищей, постольку я считаю ронгинскую учительскую школу второй матерью – кормилицей ( после родной матери). В Ронгинской учительской школе мы выполняли, кроме уроков, педпрактику в образцовой начальной школе, занимались садоводством и пчеловодством в школьном саду; наш школьный хор гражданский ( он же церковный) привлекал верующих в бога и неверующих, привлекал не только граждан и гражданок Ронги, но и из других селений, в которых были церкви, приходили в ронгинскую церковь послушать наше пение по нотам на высоких хорах ( под самым потолком были хоры в ронгинской церкви, оттуда наше пение неслось неслось по церкви) Да-да в Ронгинской учительской церкви нас учили не только учительствовать, но ещё и по садоводству ипчеловодству, практически учили в большом школьном саду, в котором было всегда не менее десятка пчелосемей, а инструменты и всё прочее для садоводства и пчеловодства были в надворных постройках, дво был большой, он был обнесён высокой стеной, а сад изгородью. В праздничные дни нам показывали мёртвое кино ( тогда «живого кино» не было), мы издавали рукописный журнал, участвовали в хоре в школе и на хорах в церкви, - а на масляничной неделе ежедневно жгли смолу в честь трёхсотлетия ( 300- летия) царствования династии Романовых ( на площади и по улицам Ронги были расставлены большие бочки, полные смолы, которую мы жгли, шуруя её кочергами, из бочек поднимался к небу дым в честь царя Николая Второго – это и был юбилей дома Романовых, тогда была масляница в продолжении недели, мы всю неделю ежедневно по вечерам не учили уроки, а только жгли смолу и тут же катались на ледянках и на санках по ронгинской горе, нижней и верхней, в центре с. ронги, от церкви катались до р. Кюржи, протекавшей поперёк с. Ронги. Тогда эта речка была полноводной с весны до зимы. Катались мы по льду на деревянных коньках, а овраге около школы на лыжах, ещё зимой играли в «Чурки», а летом в «Лапту», много читали. . . . В 1921 году я преподавал в Ронге биологию и пение.»

10 октября 1970 года. « Пишет Чесноков В.М., из Казани. Пишу как бывший выпускник этой школы, вернее – как бывший выпускник Ронгинской начальной образцовой школы и Ронгинской второклассной учительской школы. Я окончил в Ронге две эти школы в досоветские годы. Учился я в этих школах в последние годы жизни Льва Николаевича Толстого; тогда в Ронге мало было грамотных людей, но было три школы – начальная мужская, начальная женская, учительская мужская и библиотека – читальня Попечительства народной трезвости.»

16 февраля 1969 года «  . . . и один год 1921-1922 учебный год преподавал биологию и пение в Ронгинской школе . . « . . . Учащиеся из трёх Ронгинских школ ( две начальных – мужская и женская и одна учительская школа) в один из майских воскресных дореволюционных дней ездили на маёвку на Кундыштурское озеро. Я тогда туда одну учительскую пару ( мужа и жену). Нет пожалуй, большей красоты в Советском районе Маар.АССР, чем Кундыштурское лесное озеро на рассвете, когда оно отражает в себе могучие деревья и облака. Оно красиво ещё и потому, что всё время меняет свой цвет – от тёмно зелёного до нежно-голубого, словно кто-то незримый растворяет в воде разные краски»

« По всем краям моего похвального листа, выданного мне вместе со свидетельством об окончании мною на «отлично» ронгинской школы, изображены с позолотой все цари династии Романовых за 300 лет.»

29 ноября 1968 год. « Поздравляю вас со стотридцать первой годовщиной школы. Честь и слава директору школы А.М. Иванову, раскопавшему в архивах документ о времени создания школы 131 год назад 2 декабря. Ежегодно в сентябре, помню, большие парни ( пора жениться) шли в с. Ронгу « учиться на учителя» . – шли со всех сторон – абаснурской, вятской, моркинской, царевококшайской; - такой школы, как в Ронге, не было даже в Царевококшайске.» « В начальной школе меня учил И.И. Иванов, я учился в этой школе вместе с его сыном, а женской школе училась его дочь, вместе с которй я учился в Тимирязевской академии. В учительской школе ( в Ронге) меня учили: М.И. Суворов, И.О. Кровяков, Н.А. Сапожников и М.Ф. Токмурзин, а по церковным наукам учил меня старший священник Ронгинской церкви Михаил Утробин, не знаю фамилии постоянного ( одного и того же) инспектора, приезжавшего из Казани в Ронгу и экзаменовавшего нас по церковным наукам, его встречали и провожали колокольным звоном, звоном во все колокола: басовый, теноровый, альтовый и дискантовый – альтовых колоколов было два, дискантовых четыре, остальных по одному; - на этих колоколах я умел играть вальс, под который вертелись у церкви парни и девки, - но это делать разрешалось ежегодно только семь пасхальных дней, в эти дни ежедневно мы поднимались по винтовой лестнице на колокольню и учились играть на колоколах кадрили и танцы, но я научился играть только вальс и деревенские пляски (кадрили)».

Автор неизвестен.

«В Ронге я учился с 1910 по 1913 годы, три учебных года. Тогда в селе Ронга было четыре улицы, они были расположены крестообразно. В центре была церковь, волостное правление, магазин Гущина и дом попа. За церковью была маленькая улица, где было двухэтажное здание начальной школы, рядом двухкомплектная начальная школа и новое здание больницы. В обеих школах учились мальчики. Для девочек была отдельная четырёхклассная школа. Школа тогда называлась Ронгинской второклассной учительской школой. «Школа грамоты» с трёхгодичным обучением готовила учителей школ с двухгодичным обучением. Но в нашем крае «Школы грамоты» с двухгодичным обучением были преобразованы в школы с четырёхгодичным обучение. Чтобы продолжить обучение искали другие учебные заведения. Я после окончания учёбы поехал в пристань Вятские поляны, сейчас железнодорожная станция. На верхнем этаже нашей школы было три класса, три квартиры для учителей. Внизу общежитие, столовая, кухня, умывальня, переплётная мастерская. В наши годы работали такие учителя: Михаил Иванович Утробин ( поп из мари), он же заведовал школой, преподавал Священную историю. Максим Филимонович Токмурзин, старший учитель ( мари), преподавал пение,(теория и практика), церковное пение, церковно-славянский язык. Миъхаил Иванович Суворов преподавал русский язык, теорию словесности. Иван Анисимович Кровяков – арифметика, геометрия, физика, естествознание. Начальная школа называлась «Образцовой школой». Там мы давали практические уроки. В образцовой школе в наше время обучали Иван Иванович Иванов, Флор Иванович Алмакаев ( с ним в 1929 году во время курсов один месяц прожили вместе, он был из деревни, расположенной недалеко от Ронги). Большинство обучающихся в данной школе жили в общежитии, а те, которые жили поблизости, в своих домах. В основном все питались за счёт казны, только небольшая часть платила 28 рублей. В мои годы учились из Ронги Чесноков, Дьяконов, Попов. У школы был яблоневый сад, но яблони были маленькие, поэтому яблок я не видел. В школе была переплётная мастерская, но не было мастера – учителя. Младшие учились от старших, так передавались знания. Я любил эту мастерскую, всему научился тогдашним методом. Попечителем школы был Иван Суслопаров из села Вятское. В год он к нам приезжал 2-4 раза. Сам он был из богатых, говорили, что у него было каменное здание.»

Полушина Л.Н. ( Лехман) 6.11.1987 г.

«Я действительно училась в Ронгинской школе 7 лет.

Это было во время войны, самый трудный период, но мы учились. Но мне очень запомнился день 9 мая, день Победы. Мы пришли в школу (а радио тогда не было) нам учительница объявляет, что кончилась война, и нас всех отпустили домой. Мы побежали домой в поле (родители работали в колхозе), чтобы сообщить своим родителям, что кончилась война. Они конечно плакали от радости. Этот день мне никогда не забыть. 

В Ронге в начальной школе нас учил Иван Алексеевич Дьяконов. Он очень хорошо преподавал арифметику. Все уроки мы хорошо усваивали. В нашем классе не было отстающих по математике. Также учила нас Анастасия Афанасьевна Дьяконова. Тоже очень хорошая, добрая, требовательная учительница. Среди учителей в средней школе хочется отметить учителей по физике – Павел Иванович Куклин, Мария Михайловна Кащеева, Владимир Васильевич Селиванов, Фаина Петровна Лоскутова, Мария Михайловна Красильникова и ряд других, которые не жалели своих сил старались нам дать хорошие знания.»

Дьяконова Ливия Леонидовна (Нифонтова) 16.12.1977 г.

« . . . Мои детство и юность прошли в вашей школе. Школьные годы – самая замечательная пора. Училась я в школе в самое тяжёлое для страны время – в годы Великой Отечественной войны. Учились в школе, мы, как могли, помогали фронту. Работали в колхозе, заготавливали дрова в лесу для школы, собирали тёплые вещи для наших солдат, вязали варежки, носки, шили кисеты. Но не забывали о самом главном нашем труде – учёбе. Учились на совесть, хотя не было тетрадей, писали на газетах, журналах. Бывало придёшь на урок, а чернила в чернильнице замёрзли, мы сидили в холодном классе, но учились. Учебников не было, два, три учебника на класс- считалось счастьем. Проводилась с нами большая внеклассная работа, занимались художественной самодеятельностью. Часто выступали с концертами перед тружениками тыла в клубе, выезжали на лесные участки с концертами. Никогда не забудется торжественный приём в комсомол, торжественный выпуск 10 класса. Незабываемый был этот день, когда объявили конец войны. Народ сам без всякого приглашения пришёл на митинг. Тут были слёзы радости и слёзы печали, ибо знали, что некоторые не вернутся живыми домой. Окончила я среднюю школу в 1947 году».

Мария Кропивницкая 12. 12. 1967 г. « . . . Свою родную школу вспоминаю всегда только с хорошей стороны, с большой благодарностью к моим бывшим учителям, что они дали мне знания и привили любовь к нашей родине, ведь вся моя жизнь начиная с детства с 1 класса до юношества, до окончания 10 класса я провела в ней. Я горжусь и тем ещё, что наш 10 класс был первым выпуском средней школы. Это было в 1938 году. Наш класс всегда был очень дружный. Из наших выпускников есть учителя, медики, бухгалтера, военнослужащие – танкисты, лётчики, даже научные работники. Многие защищали нашу родину и не вернулись с поля боя наши лучшие друзья братья Суворовы Григорий и Анатолий, Луппов Виктор, Иванов, Чесноков погибли смертью храбрых при защите Родины от гитлеровских захватчиков. Мы их никогда не забудем. Ронгинская средняя школа для меня является самой дорогой на свете т.к. вся моя жизнь, всё хорошее я получила в моей школе. Я не могу выразить слов благодарности бывшим моим учителям Владимиру Васильевичу Селиванову, Константину Николаевичу Соколову, Евдокие Максимовне, Ивану Алексеевичу Дьяконову, Анастасии Гавриловне Гордеевой, Ивану Яковлевичу Бастракову – погибшему в боях за Родину – светлая память.»


Лежнин А.И. 5.11. 1989 г.

«  . . . Я окончил эту школу в 1929 году, он в то время называлась ШКМ ( школа крестьянской, а затем колхозной молодёжи) . Сколько прочного она мне дала за годы обучения. В то время директор школы был Заплатин Григорий Ананьевич. Школа в то время помимо общеобразовательных дисциплин давала большие знания по сельскому хозяйству устами агрономов . . . Школа имела хороший фруктовый сад и земельный участок которые обеспечивали учащихся картофелем и овощами в течение всей зимы. На участке в то время мы проводили опыты по выращиванию различных сельхозкультур. Мы были на полном самообеспечении и самоуправлении. Уже тогда мы имели . . . для обработки посевного материала и ездили с ним по деревням, искали передовых крестьян и бесплатно обслуживали их этим . . . . По инициативе д. Заплатина мы две зимы по вечерам занимались распиловкой дров для всех организаций с. Ронги. В то же время готовили постановки на сцене спектаклей и даже цирковые номера. На полученные деньги от распиловки дров и спектаклей мы в 1929 году всем классом первыми из Мар. области ездили на экскурсию в г. Москву. Здесь в универмаге мы все впервые в жизни сменили свои лапти на сандалии, посетили много достопримечательных мест. Там впервые наши комсомольцы приобрели комсомольскую форму «Юнг Штурм» ( штормовку, брюки, гетры и портупеи). Всё что я добился в жизни это благодаря комсомолу и первому, но верному моему воспитателю – это Ронгинской ШКМ, где я надел на себя пионерский галстук и получил в руки комсомольский билет. Если бы было возможно что-то повторить в жизни, то прежде всего я бы вновь пошёл учиться в Ронгинскую школу. Желаю всему педагогическому коллективу школы – так держать и впредь высоко авторитет своего учебного заведения.»


Селемёнов Михаил Иванович 14 декабря 1967 года Ученик 1935 – 1943 года.

«В дни юбилея нашей школы разрешите поздравить вас с большим праздником и вместе с вами высказать в адрес родной старушки – школы слова искренней благодарности её ученика и восторженного патриота. Наша школа, школа наших предков, школа потомков наших, на всю жизнь останешься ты частицей сердца, другом и советчиком! Завидная участь у тебя, перешагнув столетия, оставаться вечно молодой, быть всегда с молодёжью, вести за собой молодёжь в трудовую жизнь! Успехов тебе Родная школа на этом трудном и почётном пути!»

Лев Шубин 1 декабря 1987 года

«В 1945 году я пошёл в первый класс и не могу не вспомнить сердечным словом свою первую учительницу – Куракину Зою Андреевну. Учителя в те годы, так же как и мы, жили в трудных условиях и относились к нам, детям, с сочувствием и пониманием. С большой любовью вспоминаю классного руководителя, исключительно добрейшей души человека, Селиванова Владимира Васильевича. В школьные годы я очень любил рисовать, поэтому хорошо помню преподавателя по рисованию Пекешина Аркадия Петровича. Он брал меня часто в помощники при оформлении выставок, праздничных плакатов, стендов. Учился я посредственно, но был дисциплинированным. В нашей школе постоянно действовала художественная самодеятельность и в ней я постоянно принимал участие. В праздничные дни ставили концерты. Постоянно был членом редколлегии. Очень весело проходили новогодние праздники, к которым мы всегда готовили костюмы. В весеннее время каждому ученику старших классов выдавалось задание на заготовку дров для отопления школы. Помню, как кипела работа в эти дни на школьном дворе. Каждый раз после окончания учебного года, мы с классным руководителем ходили в поход. Любимым местом было Кундыштурское озеро. Осенью помогали колхозам в уборке урожая.»


Онучина Фаина Петровна 26.11. 1987 г.

«  Я выпускница 1958 года. Рада, что вы продолжаете традиции, которые были начаты ранее. Пополняете, видимо свой музей, который мне особенно дорог, потому что он открылся, когда я работала с/ пионервожатой, а директором Энсай Макарович Иванов и первый раз отмечали 130 лет нашей школе, за что спасибо Антонине Дмитриевне Тупиновой, которая разыскала документы, подтверждающие об этом.

. . . . Так уж случилось, что нас выпускников 1957 – 58 года оказалось очень немного. Было три девятых класса, но в 1957 году открылась школа  в по. Советском средняя школа, а основная масса учеников была из Советского и стал у нас один 10-й класс. . .  Закончило нас мало. Даже выпускного не было, аттестаты вручали без всякого торжества. Безусловно, очень жаль. Все десять лет я проучилась в этой школе. Учителя, которые меня учили, которые были так дороги, о которых вспоминаю с таким  теплом, стали моими коллегами.  Это Дьяконова Капиталина Ивановна, Лоскутова Фаина Перовна, Уракова Агния Андреевна, Бакшаева Вера Александровна, Булатова Зоя Павловна, Пекешин Аркадий Михайлович.»


Яранцева Анастасия Ивановна 18. 12. 1977 года.

« Да, я выпускница Вашей школы. Всегда с радостью вспоминала и вспоминаю годы учёбы в Ронгинской средней школе, которую окончила в 1943 году. Эта школа оставила неизгладимое впечатление в моей жизни. Мне там нравилось всё: и школа, и учителя, и ученический коллектив нашего класса. А класс наш был дружный, учащиеся были отзывчивыми, внимательными. Особенно Бабкина Катя, Гущина Галина, Галкина Лена, Тарасова Лиза, Мурзаев и многие другие. Некоторые из нашего выпуска погибли на фронтах Великой Отечественной войны, защищая нашу Родину от врагов. Я с гордостью вспоминаю наши пионерские сборы, как они проходили живо, интересно, весело. Наши бурные классные собрания, где мы все участвовали активно. Этому способствовали наши чудесные учителя. Они все свои силы и знания отдавали нам. Вся цель у них была в том, чтобы мы стали настоящими людьми, чтобы каждый из нас стал Человеком. Разве позабыть таких учителей, как Элеонора Давыдовна по иностранному языку, Фаина Степановна Куклина по литературе, Алексей Константинович и Василий Тимофеевич по математике и многих других всех и не перечислишь. Великим событием в нашей школьной жизни была поездка на экскурсию в Казанскую астрономическую обсерваторию. Эту экскурсию возглавил директор школы Василий Тимофеевич. Тогда совершать такие экскурсии было куда труднее, чем сейчас, так как шла кровопролитная война. Но несмотря на всё, на всякие трудности, учителя старались дать нам всесторонние знания. Большое спасибо им за это.»


В. Токмурзин 29.11. 19676 г.

« Благодарю Вас за память о моём отце, одном из первых учителей бывшей Ронгинской двухклассной школе (так она называлась до революции) Исполню вашу просьбу – описываю кратко о жизни отца. Отец мой – М.Ф. Токмурзин, приехал в Ронгу в 1907 году после окончания Казанской духовной семинарии. Мать говорила нам ( отец не любил говорить на эту тему) что он в Царевококшайский уезд был направлен священником, как всякий выпускник духовной семинарии, но как-то смог отделаться и в Ронгу явился учителем школы, в которой проработал до 1916 года или 9 лет. Сод школьный затеял садить он, т.к. в доме своего отца на Каме он привык возиться в саду. Но не один он трудился. Я помню из рассказа родителей, что он был заложен в 1908 году, что деятельное участие принимал ещё один учитель (фамилию я тогда не знал, но помню его высоким человеком в вышитой рубашке и в очках), все ученики и особенно помню своего кумира – повара школы ( она кормила учеников), дядю Афанасия, который командовал поливкой сада. Эти детали помнят наверное Л.А, Дьяконов и моя няня – в последние годы уборщица школы Мария Степановна. Сад я помню уже плодоносящим с 1911 года, помню, что со стороны церкви был обвалован и именно на валу росла крапива, которой я был раз выпорот отцом за поход в сад с ребятишками без спроса у «дяденьки – учителя» в очках. В 1916 году отца как-то вынудили начать службу священником ронгинской церкви, мы стали жить в «поповом» доме, куда в массе ходили крестьяне к отцу писать какие-то прошения, письма и т. д. Затем отца перевели в Царевококшайск – Йошкар- Олу, где в момент какого-то белого восстания и прихода чехов в Казань, под влиянием бывавших у нас в дому И.С. Ключникова, Л.А.Миндиярова, Эшкинина, отец бросил священослужение и перешёл на работу преподавателем Педагогических курсов – техникума, за что мещане обзывали его «расстрига». Это было в 1918 году, мы жили в доме Порошиных в Красноармейской слободке, в 2-х этажном дому. В 1921 году Миндияров уговорил лтца переехать на Каму, в Н. Березовск, гдк был организован филиал маар. Пед. Техникума, в котором отец проработал до смерти ( последние годы техникум был в г. Бирске Башкирской АССР). Отец был в техникуме преподавателем литературы, географии, рисования и черчения. Знаний семинарии ему явно не хватало и я хорошо помню его с 1920 года до глубокой ночи сидящим за книгами, чертежами и сочинениями. Много занимался с ним и сам Миндияров – тоже видный мужчина похожий на испанца, с бородкой клинышком. До самой смерти И.С. Ключникова (Палантая) они были дружны, переписывались, обменивались фото. Я, например, помню как раз И.С. приходил в студию отца в техникуме где-то в 1920-21 годах и по нотам они поют с отцом «Кюсле»: видимо только что она была написана, И.С. проверял её «со стороны», т.к. отец в его хоре был первым тенором. В последние годы талант отца по живописи достиг большой высоты, он участвовал на выставке в Уфе, но картины непременно раздаривал лучшим ученикам так же, как мать гостю оставляла нас полуголодными из – за обычая подкармливать студентов отца из детдомов, вечно бывших полуголодными в те двадцатые годы. Отец умер в 1941 году и не дома. Коснулись и его клеветники эпохи Ежовчины. В числе группы учителей он был обвинён в национализме ( но в «группу» входили в равной мере и русские, мари, башкиры), посадили без суда, но всё было настолько смехотворно, что сами «каратели» пересмотрели их вопрос, всех освободили на чисто и выпустили. Но отец не дожил 6 дней до своей реабилитации и умер по болезни и невыносимых условиях бытия ( вспомните фильм «Тишина») Так и сжили со света нечестивые карьеристы учителя, известного целыми поколениями студентов, преподносивших ему каждым выпуском благодарственные адреса, сделанные своими руками. Сколько я их видел у отца и запомнил на всю жизнь его слова: « вот заслужи это!» Для нас, детей, и знавших его людей отец был примером трудолюбия и уважения к людям труда, т.к. отец очень не любил пустозвонов, белоручек и выскочек, слишком быстро «забывших» родной язык и фамилии отцов.




.

Школа сегодня

Традиции школы

Школьные новости

Летописцы школы

Участие школы в проектах Летописи.ру





Desktop.png
Это незавершённая статья об образовательном учреждении.

Вы можете помочь проекту, исправив и дополнив её.

Персональные инструменты
Инструменты
Акция час кода 2018

организаторы проекта