Нижегородские купеческие династии

Материал из Letopisi.Ru — «Время вернуться домой»
Перейти к: навигация, поиск

В старинных «Писцовых книгах» называются среди посадских жителей Нижнего Новгорода «лучшие люди», что по Волге «на низ и верх ходят судами и которые промышляют всякими товарами помногу». Хорошо известен был купец гостиной сотни Семен Задорин, занятый торговлей солью и рыбой. Знали в Нижнем именитых Строгановых, что уставляли берег реки соляными амбарами.

Оборотистость и умение вести дело создали славу нижегородским купцам Олисовым, Болотовым, Пушниковым, Щепетильниковым, Оловяшниковым. Благоприятные условия, а порой, наоборот, самые сложные препятствия способствовали продвижению наиболее способных и упорных людей из народа в купеческое сословие, первые ряды промышленников и финансистов. Особенно много талантов проявилось в России в прошлом веке в пореформенную пору.

Самыми крепкими оказывались выходцы из старообрядческих семей, где воспитание было весьма суровым. Такие выходцы стали костяком нижегородского купечества.

Содержание

Именитые Бугровы

Основатели самой известной купеческой династии в нижегородских краях Петра Егоровича Бугрова приметил еще Владимир Иванович Даль. На нижегородской ярмарке под его приглядом сооружались мосты через канаву. Когда во время Крымской войны нижегородцы собирали рекрутов ополчения, Бугров на собственные средства снарядил для него обоз.

Внук Петра Егоровича, Николай Александрович Бугров, сумел по-умному распорядиться нажитыми дедом и отцом миллионными капиталами, приумножив их. При своих огромных капиталах Николай Александрович сам довольствовался малым: обычной едой его были щи и каша с черным хлебом, одевался он в обычную купеческую сряду – овчинная шуба, сюртук, сапоги, спал на печке или полатях. Были у него десятки пароходов, паровые мельницы, склады, причалы, сотни десятин леса, целые селения. Он выстроил знаменитую ночлежку для бездомных, приют для вдов и сирот, не жалел денег на возведение храмов, больниц и школ. В нашем сознании все «Бугровское» - значит надежное, прочное, настоящее. До сих пор еще крепки фундаменты бугровских строений.


Щедрые вклады Рукавишниковых

Такой же крепкой натурой отличался Михаил Григорьевич Рукавишников, рачительный хозяин и неустанный благотворитель. Продолжая дело отца, сумел придать ему настоящий размах и масштаб. Трубы его металлургического завода не переставали дымиться над Кунавином. Рукавишников занимался выделкой отменной стали, которая сбывалась на Нижегородскую ярмарку и в Персию. Дело для него было прежде всего, он не мог выносить расхлябанности и лени, сам себя держал в руках, и к концу жизни его прозвали «железным стариком». «Жертвую и попечительствую», - эти слова могли бы стать девизом всего рода Рукавишниковых.

Так и выходит, что для всех нижегородцев порадели Рукавишниковы, оставив зримые материальные свидетельства своей привязанности и любви к городу. Но самый великолепный их дар – это уникальный дворец на откосе, принадлежавший Сергею Михайловичу и построенный им к весне 1877 года.

Не оскудела рука дающих. А кроме того, в Нижнем Новгороде были определенные дни, когда помощь бедным оказывалась обязательно. Таким днем был, например, день закрытия ярмарки. Приняв участие в крестном ходе и молебне, купцы возвращались в свои лавки, приготовив щедрую милостыню.


Башкиров с сыновьями

Богатый мукомол, основатель торгового дома «Емельян Башкиров с сыновьями» был невероятно скуп и слыл личностью анекдотической.

После смерти старшего Башкирова в 1891 году все его капиталы перешли к сыновьям. Сыновья оказались достойными приемниками дела. С почтением произносили нижегородцы имена Якова и Матвея Башкировых, и слава их разносилась по всей России. Мука башкировского помола считалась лучшей и стала известна за границей. Целыми днями беспрерывно тянулись от нижегородских причалов до мельниц подводы с зерном. На одной лишь мельнице перемалывалось свыше 12 тысяч пудов зерна ежедневно.

Знали Башкировы толк в работе. Недаром Яков Емельянович заявлял, что род его из Бурлаков вышел, что первые в роду своей головой начали жить от бурлачества.

Честное «чистое» дело никогда не творилось ради одной наживы. Это было бы просто ущербно, да и не занимательно. Ум, расторопность, хватка, готовность к риску, да еще с удальством, да еще с задором одобрялись на Волге.

Принципы Саввы Морозова. Прослыв исключительно деловым человеком, Савва Тимофеевич был вхож и в дугой мир – мир искусства. Более того, он чувствовал себя в нем, как в родной стихии. Любил театр, живопись, читал наизусть главы из «Евгения Онегина», восхищаясь гением Пушкина, хорошо знал творчество Бальмонта и Брюсова. Морозову не давала покоя идея о европеизации России, что, по его мнению, могло осуществиться лишь через революцию, вместе с тем он никогда не сомневался в талантливости своего народа, материально поддерживая яркие дарования. Пример таких крупных авторитетов в деловом мире, как Савва Тимофеевич Морозов и Савва Иванович Мамонтов, что создал все условия для расцвета таланта Федора Ивановича Шаляпина, увлекал многих из молодого поколения предпринимателей. Это отвечало не только новым веяниям, но и вековечной народной мудрости о превосходстве духовного богатства перед материальным: «Душа - всему мера».

Герой своего времени Сироткин

В условиях переосмысления традиций, в переломное время бурного развития капитализма непростым было становление такого масштабного и популярного среди нижегородцев деятеля своей формации, каким представляется миллионер Дмитрий Васильевич Сироткин.

Он промышлял щепным товаром, отвозил его на заказанных расшивах вниз по Волге – в Царицын до Астрахань, сбывал оптом. В считанные годы разбогател оборотистый крестьянин, стал владельцем буксира «Воля». Потом создал свой корабль, назвав его также «Воля». Хотя судно это было уже мощнее отцовского, с железным корпусом и паровой машиной, сконструированной Василием Ивановичем Калашниковым. Чертежи машины «Воля» вскоре были удостоены премии на Всероссийской промышленной выставке в Нижнем Новгороде.

За Сироткиным было признано первенство среди судовладельцев. У села Бор, что напротив Нижнего Новгорода деятельный предприниматель выстроил большой завод по изготовлению теплоходов.

После начала войны с Германией уже вовсе не мирные заботы обременили его. Благодаря его содействию был построен крестьянский поземельный банк, осуществлен переход к всеобщему начальному обучению. Дмитрий Васильевич энергично содействовал переезду в Н.Новгород Варшавского политехнического института, и это позволило впоследствии основать здесь университет. Признавая благотворное влияние февральской революции, Сироткин возглавил городской исполнительный комитет временного правительства. Ему казалось, что Россия, освободившись от пут самодержавия, еще быстрее двинется по пути прогресса.

Однако скоро наступило время смуты и хаоса, и Дмитрий Васильевич, предчувствуя неотвратимые катаклизмы, решил уехать за рубеж, благо у него были свои пароходы на Дунае.

Десятилетиями у нас в стране фабриковался образ купца как алчного, хищного, пакостного монстра, пекущегося только о наживе, и вся его деятельность представлялась чуждой народу. Даже и город, славный своим купечеством, оказывался виноватым, ибо по словам верного сталинца секретаря краевого комитета партии большевиков А.А. Жданова «Старый Нижний был городом – паразитом, который из сормовских и канавинских рабочих выжимал прибавочную стоимость для того, чтобы давать возможность Сироткиным, Башкировым и Бугровым наживать толстую сумму и развратничать на ярмарке летом и спускать свой жир». Но откуда же брались купцы, как не из народа?

Трудно представить, каким бы захудалым и заштатным городом выглядел Нижний, какой бы скудной на события была его малокровная история, если бы в его становлении не участвовало купечество.

Персональные инструменты
Инструменты
Акция ВЫХОДИ В ИНТЕРНЕТ 2015

организаторы проекта
PH International
www.Iteach.ru
Корпорация Intel
Компания ТрансТелеКом