Кокуй, деревня (Уренский район, Нижегородская область)

Материал из Letopisi.Ru — «Время вернуться домой»
Перейти к: навигация, поиск

Материал найден и опубликован Степиной Н.П.


Всем кокуянам, моим дорогим землякам посвящается.


Краткая история деревни Кокуй Красногорского с/с Уренского района Горьковской области (1943–1989 г.г.)

Чрезвычайно горько сознавать, что деревня наша прекратила своё существование. Последние её жители покинули в 1980 году. Ими оказались: Леднев Д.Н. и его жена Александра; Мазурова Л.М., Леднева В.А., Лебедева Л.Н., Веселова Л.Д., Леднев П.И. и его жена Антонина, Королёва А.С., Крылов В.А. и его жена Люба; Галкин В.М. и его жена Валентина, Галкин А.К. и его жена Зинаида, Горюнов Н.А. и его жена Полина, Зайцев Л.В. и его жена Таисья, Лебедев В.Н. и его жена Екатерина. Все они стали жителями села Красногор. Первые жители в Кокуе появились примерно в середине 19 века. Первыми поселенцами деревни была семья Козловых, которые по рссказам старожилов, переехали сюда из деревни Подураиха Холкинской волости Ветлужского района Костромской губернии. Поскольку русские люди любили давать прозвища, то по фамилии первых поселенцев Кокуян прозвали «козлами». Вероятнее всего, Козловы уехали из Подураихи по той причине, что жители этой деревни страдали от нехватки пахотной земли и отсутствия леса, что для крестьянина имело самое главное экономическое значение. Подтверждаев это и название деревни «Кокуй», в старославянском языке означает «место», расположенное у леса. В момент первых поселенцев Кокуй располагал всем необходимым для жизни крестьян. Его почти со всех сторон окружали леса, которые давали Козловым дерево, грибы, ягоды, дрова, все что вечно привлекало и кормили первых поселенцев. И всё это было под рукой. Есть основание полагать, что первые дома были построены ближе к так называемому «старому пригону» не случайно он так и назван «Старый пригон». Позднее, по мере увеличения числа жителей и расчистки полей для земледелия, возник «Новый пригон», который, к сожалению, был снесён ретивыми мелиораторами в 70 х годах хх века.

У первых поселенцев Кокуя не было проблем и с водой. С той и другой стороны протекали речки, которые вполне обеспечивали людей и весь имеющийся скот водой. Рядом протекала река Темта, в которой в те годы в изобилии имелась рыба.

Таким образом, место Кокуя первые переселенцы выбрали очень удачно, что и повлекло за собой рост численностей жителей деревни. Сюда поехали жить не только жители близлежащих деревень, но и из дальних мест, из- за реки Ветлуги и других волостей Костромской губернии. Но большая часть жителей происходила все ж таки из обширного Ветлужского уезда, который в то время был самым крупным в Костромской губернии. Абсолютное большинство жителей деревни происходило из Холкинской и Хмелевицкой волости Ветлужского уезда.

Если проанализировать происхождение кокуян по фамилиям, то очень хорошо подтверждает их родство с жителями Холкино, Подураихи, Содомова, Фитилёво, Холызалова, Вшивка, Стешьки, Майорова, Баженова, Сосновки, которые возникли раньше. Если проследить происхождение жителей вышеперечисленных деревень, то в большинстве своём их корни уйдут за правый берег р.Ветлуги, откуда большинство из них сюда переселилось. В частности фамилия Ледневых происходит вероятнее всего из трёх мест. Судя по старым книгам, Ледневы упоминаются в Новгороде, Вологде и Галиче, небольшом городе Костромской губернии. В Вологодской области один из притоков реки Сухоны назывался Ледь. По имени этой реки все пришельцы с неё назывались Ледневы. Очень, похоже, что в Галиче Ледневы появились именно с Леди и там осели. В ходе дальнейшего расселения они дошли до Ветлуги, а позднее перебрались и за Ветлугу, в наши места, которые в те далёкие годы назывались «заречные волости», имея в виду Холкино, Хмеливицы, Карпуниху, а позднее Широково.

Вторая версия происхождения Ледневых – появление на реке Ветлуге Новгородских ушкуйников. Поскольку и теперь в Новгородской и Ленинградской области есть деревни «Леднево», то не исключено, что наши предки происходили оттуда. Новгородские ушкуйники в ходе освоения Волги и её притоков много раз были на реке Ветлуге. Часть из них после успешных завоевательных походов возвращались в родные края, а часть могла осесть на Ветлуге, особенно после того, как было покорено Казанское ханство покорена, так называемая «луговая черемиса», которая жила в те годы на Ветлуге.

Фамилия Скопиных похоже по происхождению из Суздаля. По рассказам моей мамы, Скопиной Анны Васильевны , а она слышала это от старших поколений, Скопины происходили даже из Киева. Их предок приехал из Киева в Суздаль и там постепенно открыл скобяную лавку, за что и получил прозвище «Скопа».

В книге известного историка и знатока русской генеологии А. Зимина, действительно упоминается какой – то Скопа, который был уже дворянского происхождения. Скопиных и теперь много во Владимирской и Костромской областях.

Очень трудно не имея достаточной архивной и историографической базы проследить генеологию других фамилий и сделать это точно, но поиски эти – чрезвычайно интересное занятие. Будем надеяться, что молодое поколение уренцев и ветлужан заинтересуются этим вопросом, чем окажут огромную пользу всем гражданам Поветлужья, родной и не незабвенной земли, как далеких наших предков, так и нас самих. Я родился в Кокуе 16 октября 1938 года. И потому помню, Кокуй примерно с 1943 года и по сей день. Родители мои были потомственными русскими крестьянами. Отец Леднев Павел Васильевич 1904 года рождения. Мать, Скопина Анна Васильевна, тоже 1904 года рождения. Оба они, как и все жители Кокуя, всю жизнь занимались земледелием. Отец, кроме того, иногда подрабатывал плотником. В семье нашей всего семеро детей: Генадий, Рая, Зина, Шура, я, Мария и Коля. Кроме того, трое наших братьев и сестёр умерли в грудном возрасте. Знаю, что мама их звала Исанюшка, Нинушка и Зинушка. Вместе с нами жили родители отца Леднев Василий Михайлович и Леднева Анна Васильевна, мои дедушка и бабушка. Родители мамы Скопина Мария и Скопин Василий Иванович умерли в 1925году в деревне Содомово Холкинской волости Ветлужского уезда. Всех их родственников незаконно раскулачили и сослали большей частью на Урал в город Кизил Пермской области и город Нижний Тагил. Дедушку и бабушку не тронули по старости, но в одну из ночей их дом в Содомове был подожжён, после чего дед Василий и бабушка Мария умерли. Похоронены в центре Красногорского кладбища. Следует подчеркнуть, что именно события, связанное с семьёй деда повлияли особенно сильно на то, что я стал профессиональным историком. Мама моя умела читать, была от природы очень любознательным человеком, в том числе и в области истории. Я до сих пор жалею, что не догадался при её жизни, записать её рассказы об истории Содомова, Скопиных, истории коллективизации, которая прошла у неё на глазах. Это бы чрезвычайно убедительный документ сталинской эпохи.

Как уже отмечалось выше, я помню Кокуй с 1943 года, когда в полном разгаре шла Великая Отечественная война 1941 – 1945 год. Хорошо помню и как сейчас слышу плач кокуенских женщин, получивших известие о гибели их мужей. Помню плач матери моего ровесника Вени Веселова (Веньки Петра Павлова), плач Мазуровой Анны (Анны Исаковой). Как бы мне хотелось, чтобы никто больше и никогда не слышал такого безутешного плача и не видел такого горя!!! Хорошо помню похороны Таисьи Тихобеевой, которая умерла в годы войны. С её сыном Вениамином (Венькой) бегали за ягодами и грибами в родные 15,16 и 30 кварталы. Чуть помню его брата Колю и сестру Валю, которые впоследствии оказались в Роговском детском доме. Я уж был доцентом Свердловского пединститута, когда нашёлся в Дзержинске (или Горьком) Коля Тихобеев и когда мама мне рассказала о его приезде в кокуй, то я не смог сдержать слёз. Если Тихобеевы когда-нибудь прочитают эти строки, то пусть знают, что мне никогда не забыть, как и всех остальных девчонок и ребятишек, кто вместе со мной жил впроголопь, питался кое-как, ходил по Кокую босиком, чаще всего, в чём попало, что достанется от старших братьев и сестёр. В Красногорском музее хранится фотография жителей Кокуя времён войны. Она очень убедительно показывает нашу одежду тех лет. Думаю, что теперь братья Мазуровы, мои сёстры Зина и Шура, как и все остальные, с трудом там узнают себя. Там, кстати есть и моя мама. Мне никогда не забыть кокуенских женщин военной поры, которые голодные, разутые и кое в чём одетые с утра до позднего вечера работали на полях, при этом чаще вручную сеяли, убирали, веяли, жали серпом. Кто всего этого не видел, вряд ли поймёт ту невероятную муку, которую испытали наши землячки. Пока мы живы, мы никого из них не забудем. Это был настоящий подвиг во имя Родины и своих семей. Война – самое яркое впечатление моего детства и жизни в Кокуе. Не случайно она так быстро появилась в этих кратчайших записках. Я ещё вернусь к ней, когда коротко буду показывать жизнь тех или иных кокуенских семей. Мне бы не хотелось ни кого забыть, ни один дом обойти, но поскольку я уже почти 40 лет не вижу в деревне, то могу кого-то и не вспомнить. Если это произойдёт, то будет сделано не сознательно, а в силу только того, что память человека ограничена и не всегда всё в ней удерживается.

В 40-50 годы в Кокуе насчитывалось 45-50 хозяйств. Чтобы удобнее было вспоминать, начну с крайних домов к Красногору и Старому пригону.

В мои детские годы самым крайним домом был дом Королёва Серафима Михайловича. У него была большая семья. В 50-е годы он был вынужден уехать из деревни в Тюменскую область. У него хорошо учились дети, и стало известно, что некоторые из них окончили высшие и средние специальные учебные заведения (в Тюмени).

Королёв С.М. умер в 1989 г. Похоронен в Тюменской области. Участник великой Отечественной войны. Много лет работал в Кокуе кладовщиком.

Рядом с ним жил Леднев Капитон с семьёй, Которых примерно в одно время с Королёвым С.М. переехал жить в Тюменскую область. Кажется, и там они жили рядом. Я хорошо помню, как уже после войны Капитона призвали в армию. После службы он женился, у него стала большая семья. На трудодни ничего не платили, и он в результате оказался в Тюменской области. О дальнейшей его судьбе ничего не знаю. Рядом с Ледневым жила семья Мазурова Ивана Прокофьевича. По тем временам он был самый грамотный человек в деревне. Работал счетоводом и бухгалтером. У него была большая семья. Мои старшие сёстры Рая и Зина дружили с его дочерями, особенно с Тоней, которая была красавицей. Впоследствии она вышла замуж на малый Красногор. С сыном Колей Мазуровым мы учились вместе в Стреляжке и Красногоре. Он хорошо учился, но материальные трудности послевоенных лет заставили его пойти учиться в ремесленное училище в г. Горьком. Мне говорили односельчане, что он работает на Горьковском автозаводе в то время в кузнечном цехе.

Рядом с Мазуровым И.П. жила семья Лебедева Василия Николаевича. Я помню его женитьбу и помню, что в их старом доме красивая лестница. Около Лебедевых жили семья Веселова Николая Павловича. Хорошо помню тётку Настасью Веселову, которая и её сыновья Павел и Валентин была исключительно добрым человеком. Всегда могла простить мальчишеские шалости. Муж её погиб на войне. О судьбе Павла не знаю, а Валентин живёт и работает в г. Урене. Он женился на девушке из соседней деревни Быково.

Рядом с Веселовыми был дом Леднева Александра Григорьевича. С этой семьёй я был очень тесно связан, поскольку и с Иваном Ледневым учились вместе в Стреляжке, Красногоре Ветлуге. В Ветлуге и жили вместе на квартире у церковного регента и учительницы. Фамилия их была Сазоновы. До сих пор помню адрес: г. Ветлуга ул. Алешкова, 13. В один из приездов я проходил мимо этого дома (никого из теперешних хозяев не оказалось дома). Но дом Сазонова хорошо сохранился. Если Ваня прочитает когда-либо эти «мемуары», то живо вспомнит наше чрезвычайно скромное, пожалуй, даже почти голодное житьё. После войны родители могли нам очень помочь, а стипендии в техникуме были просто мизерными. Если бы не кокуенские картошка, капуста, огурцы, грибы, то мы бы просто не смогли учиться. У меня потом так и вышло, хотя я и стал жить позднее в общежитии (где не надо было платить за квартиру). С его сестрой Надей учился позднее младший брат Коля. Позднее Ваня закончил в Свердловске лесотехнический институт, а Надя – педагогический. Иван жил в г.Майском в Кабардино – Балкарии.

В.П. Леднев
Доктор исторических наук, профессор

Персональные инструменты
Инструменты
Акция час кода 2018

организаторы проекта