Барсова, Галина Демьяновна

Материал из Letopisi.Ru — «Время вернуться домой»
Перейти к: навигация, поиск
Bronze soldat.jpg
Файл:Barsova2.jpg
Моя любимая прабабушка Галина Демьяновна

Барсова Галина Демьяновна - моя прабабушка, ветеран Великой Отечественной войны, участница Сталинградской битвы. Всю свою жизнь бабушка делит на «до войны», «во время войны» и «после войны». Военный отрезок жизни самый короткий из прожитых 87 лет, но он самый больной, война живёт в памяти, в сердце, она всё ещё возвращается в снах… Бабушку часто спрашивают, который из дней войны самый страшный, самый главный, и она отвечает, что каждый день войны страшный и главный. Может быть поэтому война не забывается.

Я расскажу несколько эпизодов из воспоминаний бабушки.

В апреле 1942 года Верховный Главнокомандующий товарищ Сталин обратился к молодёжи – девушкам – с призывом добровольно пойти на защиту Сталинграда в зенитно-артиллерийские войска, чтобы заменить мужчин, которые нужны были на передовой. Тогда многие девушки откликнулись на этот призыв, стали защитницами Сталинграда, среди них была и 24 летняя Галина Барсова, которая, будучи секретарём комсомольской организации, одной из первых принесла тогда заявление в военкомат.

Файл:Barsova.jpg
Барсова Галина Демьяновна в начале войны

Сталинград... Сталинградская битва. Подобной не знала история войн. Она продолжалась с 17 июля 1942 года по 2 февраля 1943 года. За месяц тяжёлых боёв противник продвинулся на 70-80 километров. 28 июля 1942 года появился знаменитый приказ Сталина №227 «Ни шагу назад!» 23 февраля немецкие танки ворвались в Сталинград. В тот же день началась его бомбёжка с воздуха. Город решено было удержать любой ценой. Нельзя не поражаться мужеству людей, сражавшихся в чудовищном хаосе огня и раскаленного металла, когда сама земля буквально становилась на дыбы...

«… В зенитной артиллерии девушки заменили связистов, прибористов, разведчиков, дальномерщиков. Бабушка (Барсова Галина) стала дальномерщицей. Три месяца ушло на строевую подготовку, изучение приборов, овладение оружием.

«Дальномер – это 4-х метровая труба с окулярами. Глядя в этот прибор, за 50 километров видишь летящие самолёты. Дальномерщик должен определить, откуда и на какой высоте они летят. Затем данные о высоте и дальности цели передаются командиру батареи. Дальномерщик с первого взгляда должен определить свои или вражеские самолёты летят. Нужно было безошибочно определять тип самолёта. А времени было мало, немцы приближались. Немецкие самолёты появлялись сначала малыми партиями ночью, а потом и днём и уже большими партиями. В конце июля – начале августа немецкие самолёты партиями по 25-30-40 самолётов, строго по расписанию, появлялись в небе. С самого утра, до ночи, почти без перерыва одна партия сменяет другую. Причём, пока одни бомбят, другие пикируют, включают сирену. Вой сирен, разрывы бомб…, а мы с напарником ведём наблюдение за небом с раннего утра. А самого неба как будто нет, мы не видим его, только цель, расстояние до неё, высота. А как только самолёты входят в зону обстрела, командир даёт команду: «Огонь». И тогда к разрыву бомб и вою сирены добавляется грохот наших пушек. Но мы этому только радовались, на секунду переглядывались, кивали друг другу и снова к окулярам. Такие были дни….»

*****
Файл:Stalingrad-samsonov.jpg
Сталинград, 1942 год

« Часто спрашивают на встречах: «Было ли страшно на войне». Об этом как-то не думаешь, когда идёт бой. Ни одна из девушек ни разу не струсила, не покинула своего поста. Даже когда немецкие бомбы падали в расположении батареи, без команды «В укрытие!» ни одна ни разу не прекратила своей боевой работы.

Уже потом командир батареи рассказывал, как он боялся «пополнения в юбках», боялся, что струсят, разбегутся. Но после первых налётов комбат сказал: «Я теперь уверен, что мои девчата настоящие солдаты». И это тоже придавало нам сил. Шесть месяцев, изо дня в день мы работали, немцы не только бомбили нас с воздуха, но ещё и обстреливали из орудий. Несколько раз батарею обнаруживали и уж тогда буквально обрушивались, не давая покоя ни днём, ни ночью. Однажды разорвались прямо на огневой позиции две бомбы, из строя вышли две пушки, была порвана линия связи, но оставшаяся пушка продолжала отстреливаться. Думали, нашей батарее конец, но как только восстановили связь, помогли другие батареи, и мы снова вступили в бой. Видно, наша батарея так досаждала немцам, что они решили нас уничтожить, и их налёты не прекращались, ну просто продохнуть не давали. И тогда нам приказали сменить позицию. Но пушки у нас были не на колесах, а на тумбах. Никакого транспорта не было, и тогда решили сделать вид, что орудийные расчёты уничтожены, и в другом месте построить ложные расчёты, чтобы отвлечь противника. Свою батарею мы ночами маскировали ветками, днём никуда не выходили, сидели в землянках, а ночью опять рубили ветки, маскировали пушки, приборы, землянки. А немцы тем временем старательно бомбили ложные позиции. И тогда через три дня мы снова вступили в работу, немцам пришлось несладко.

Файл:Barsova1.jpg
Барсова Галина Демьяновна в конце войны

Почему вдруг стреляет уничтоженная, как они думали, батарея, откуда она взялась? А мы радовались и показывали немцам кулак. Как-то легче становилось от этого».

*****

"Война – это не только бои. Люди на войне продолжали жить, они вспоминали свой дом, друзей, писали письма, ждали весточки из дома, пели песни, сочиняли стихи и верили в Победу. Трудно на войне. Но девушкам значительно труднее. И не столько в бою, сколько в повседневной жизни. «…Может быть, самое трудное, обходиться без бани. Когда тепло, можно помыться и постираться в речушках, в ручьях, зачерпнуть воду из колодца. А когда холодно?... Недалеко от нашей батареи, за речушкой, где была другая часть, стояла сельская банька. Наш комбат решил организовать для нас баню. Ночью, конечно. Банька маленькая, мылись по несколько человек. Сначала орудийные расчёты, наша очередь третья, это уже к рассвету. Когда мы уже одевались, раздались взрывы, вбежал боец, который топил баню и крикнул, что нашей батареи больше нет. Мы бегом на батарею. Ужас! Все орудия выведены из строя, одна пушка засыпана землёй, мы стали раскапывать, ведь там орудийный расчёт, оказывается, они успели забежать за землянку, и когда мы откопали её дверь, к счастью оказались все живы. Не было только заряжающего, когда и его откопали, он был мёртв, но сжимал в руках снаряд. В другом орудийном расчёте было двое раненых, их отправили в госпиталь. Мы и плакали и радовались. Получилось, что эта банька спасла нам жизнь. А по-настоящему мы помылись в бане только в 1943 году в мае, когда нас перебросили со станции Максима Горького, где мы стояли со 2 февраля 1942 года, охраняя формирующиеся воинские части".

*****

"Наша батарея была в полку на хорошем счету. Комбат наш получил орден «Красной Звезды» и звание капитана (был старший лейтенант). Два командира орудий были награждены медалью «За отвагу». Я получила значок «Отличный артиллерист» и звание младшего сержанта, а через год стала сержантом.

Вскоре меня перевели парторгом в другую батарею – СОН-2. Жаль было расставаться со своими сослуживцами, с которыми сроднились, но приказ - есть приказ. На новой батарее я была не только парторгом, но и хим.инструктором. Наш полк дошёл до границ Польши. Потом нашу батарею предали другому полку. Последнее время стояли под Киевом, охраняли крупную сортировочную станцию, где скапливалось много эшелонов с оружием. Налёты немцев были в основном ночными и не очень частыми. Но мы всегда были на чеку, и немцам не удавалось сбросить бомбы на станцию".

*****

День Победы прабабушка встретила под Киевом. Каким он был, тот день? Майским. Солнечным. Цветущим. Радостным. Ликующим! 31 июля 1945 года Барсова Галина Демьяновна демобилизовалась. Всего прослужила 3 года и 3 месяца. Получила медаль «За оборону Сталинграда», медаль «За победу над Германией», орден «Отечественной войны 2 степени», потом юбилейные медали, подарки.

"Что ещё можно рассказать? Может быть, о том, что науку войны пришлось освоить за 3 месяца или о том, сколько было перекопано земли. Как в 40° мороз, мы буквально вгрызались в землю, долбили её кирками и только на ночь уходили в бывшие немецкие блиндажи. Или может быть, как проезжали по освобождённому Сталинграду, точнее по тому, что от него осталось, по его руинам. А вокруг горы трупов, наших и немецких. Расчищена от тел только дорога. Почему это не забывается? Многое стёрлось в памяти. Но каждая минута войны навсегда отпечаталась в сердце, в памяти…", - так говорит моя прабабушка.

Участник проекта Мы помним

Персональные инструменты
Инструменты
Акция ВЫХОДИ В ИНТЕРНЕТ 2015

организаторы проекта
PH International
www.Iteach.ru
Корпорация Intel
Компания ТрансТелеКом